«RT и «Спутник» ведут себя как распространители пропаганды и лжи»!

7 июня, 09:45
С таким заявлением в ответ на вопрос, почему RT и «Спутник» не были допущены в его штаб-квартиру, выступил президент Франции Эммануэль Макрон во время своей пресс-конференции с президентом России Владимиром Путиным.

«У меня прекрасные отношения с иностранными журналистами, при условии, что они действительно журналисты. Политические лидеры несут ответственность за принятие решений, они должны говорить правду. Когда в новостных СМИ журналисты распространяют клеветнические сведения, они уже не журналисты, а источники влияния. В этой президентской кампании Russia Today и «Спутник» как раз и были такими источниками влияния, которые в некоторых случаях распространяли ложь обо мне и моей предвыборной кампании. Поэтому я и посчитал их присутствие нежелательным. Я могу подтвердить это вам сейчас: в моей штаб-квартире все профессиональные журналисты, в том числе российские, имели доступ к моему штабу. Это просто. Таковы правила, они останутся неизменными. И именно поэтому серьезную озабоченность вызвало то, что иностранные СМИ, находясь под чьим-то влиянием, вмешались, опубликовав серьезные и ложные обвинения в разгар демократической кампании. Я не собираюсь мириться с этим. Мы скажем правду: Russia Today и «Спутник» действовали не как профессиональные работники печати и журналисты, они просто-напросто выступали в качестве источников влияния, распространителей пропаганды и лжи».

С таким заявлением в ответ на вопрос, почему RT и «Спутник» не были допущены в его штаб-квартиру, выступил президент Франции Эммануэль Макрон во время своей пресс-конференции с президентом России Владимиром Путиным, состоявшейся в Версале в понедельник. Как мы уже наглядно показали за последние 18 месяцев, РТ и «Спутник» являются частью информационной кампании, призванной подорвать доверие к демократии и демократическим институтам. Они строят из себя СМИ, но в то же время они подрывают доверие к настоящим СМИ, публикуя истории, которые не просто предвзяты, но преднамеренно искажены и вводят в заблуждение. Их материалы всегда отвечают приоритетам и политическим позициям их спонсоров; публикуемая ими информация подлежит строгому политическому контролю непосредственно со стороны российских властей. Когда они вещают по телевидению и радио, отсутствие русского акцента в английской речи их ведущих маскирует российское происхождение их нарратива. Они создают дочерние компании для привлечения конкретной аудитории, например, молодежи западных стран.

То, что кампания президента Макрона была мишенью дезинформации RТ, «Спутника» и других подконтрольных Кремлю СМИ, было ясно в самом начале, когда прокремлевские СМИ начали вновь и вновь повторять сообщения о том, что его кандидатура была результатом «состоятельного гей-лобби» или семейного заговора Ротшильдов. Подобные нападки поддерживались антисемитскими теориями заговора и транслировались на российском государственном телевидении в прайм-тайм. Прокремлевские СМИ также выступали в поддержку Марин Ле Пен и отвергли победу Макрона, заявив, что французы «не заслуживают демократии, оплаченной жизнью миллионов советских солдат».

Реакция России на избрание Макрона на пост президента была необычайно пассивной. Российские пропагандисты выбрали оборонительную, даже запутанную стратегию: пресс-секретарь президента Путина заявил, что Россия не согласна с Президентом Макроном, о чем сообщает сам «Спутник». Главный редактор RT выразила свое разочарование, оставив комментарий в Twitter, в котором она назвала заявление президента Макрона «дешевым водевилем». Этот твит набрал почти сто ретвитов (по состоянию на вторник); имея почти 500 тысяч подписчиков, главный редактор RT привыкла получать гораздо большую поддержку, особенно полемизируя непосредственно с главой иностранного государства.

Принимая во внимание заявление президента Макрона и растерянную реакцию России, прокремлевскую дезинформационную кампанию против Франции нельзя считать успешной. Когда СМИ и официальные лица решили открыто говорить о предпринятых попытках оказать влияние, попытки воздействовать на аудиторию и создать путаницу вокруг выборов не удались. В том, что новый президент Франции во всеуслышание обращается к данному вопросу, мы видим пример тому, как общественность сможет успешно противостоять дезинформации, называя вещи своими именами, а не надеясь на то, что молчание способно устранить эту проблему.