Военно-историческая оборона

21 февраля, 01:46
Где заканчивается историческая наука и начинается пропаганда?

Я не удивляюсь, когда мне оппонирует откровенная «вата» или наши «навіжені патріоти». На эту публику я сам наезжаю довольно прямо и без лишних экивоков. Поэтому и ожидаю ответных наездов. Но когда на меня наезжают или сторонники Brexita из Соединенного Королевства, или те, кто одобряет политику PiSа из Польши (например, это было в обсуждении «Национал-марксизм» или «Порнография»), я, честно говоря, не знаю, как правильно реагировать.

И это – последствие необходимости всех делить на «наших» и «ненаших» даже если это касается событий отдаленного прошлого. И как отдельная дисциплина этой специальной олимпиады – кто куда с какими героями не войдет. Наши историки начали на полном серьезе выяснять, насколько режим Пилсудского был фашистским, а журналисты раскапывать истории, кто из «проклятых солдат», замешанных в резне, был похоронен с воинскими почестями. Стали появляться заголовки типа: «До Європи без Бандери чи без Польщі?» Хотя правильный ответ при такой постановке вопроса – без Украины, так как Польша и так уже в Европе, а Бандера в этой самой Европе давно похоронен.

Еще более странным кажется перенос пропагандистской дискуссии с душком в сферу академической истории. Самые уважаемые и адекватные историки на полном серьезе заявляют: «Мы должны иметь инструменты обороны и нападения. На поле истории, в частности. Те, кто этого не понимает - или благодушные дурачки, или лицемеры, или агенты. Или они просто мало знают о реальной жизни».



То есть нас не должна интересовать историческая правда, нас должна интересовать стратегическая и тактическая ценность исторической информации в условиях боевых действий против российских и польских агрессоров. Вопрос: а если, скажем, патриотический украинский историк находит исторический документ, который ослабляет «наше» нападение и «нашу» оборону, зато предоставляет новые возможности коварному союза Сталина с Пилсудским? Уточню: этот историк - не «дурачок», не «лицемер» и не «агент». Обнародует ли он такую ​​историческую правду? Или будет работать принцип - правда никому не интересна, если она не ослабляет врага и не усиливает нас.

Оппоненты заявляют, что это нормальная практика или как написал один комментатор: «Жінка може бути курвою але для сина вона залишається рідною мамою». Именно за такой подход я ненавидел совок с коммунистами и «русский мир» с путинистами. Советские методы построения общественного сознания не смогут произвести ничего кроме реплики советского общества или как говорил один покойный посол РФ в Украине: «Какую бы партию мы не делали, все равно получается КПСС», а комсомольское упорство в свержении памятников комсомольцам только доказывает это.



Пока мы будем воспринимать историю как поле битвы против «ляхов» и «москалей» - Европа будет смотреть на нас как на еще одних дикарей. «А как же относиться к истории по-европейски?» - возникает логичный вопрос. Дело в том, что нет общего европейского отношения к истории, зато есть принципы, по которым современная Европа вообще существует. Главный из них - это ответственность. В идеале, украинский историк должен становиться жестким прокурором любого исторического персонажа, в отношении которого с его (или общественной) точки зрения уместно употреблять прилагательное «наш».

Например: отряд «наших» атаковал населенный пункт, в результате чего погибло много гражданского населения, да еще и из числа этнических меньшинств. Украинский историк должен утверждать, что это, таки, геноцид. Если доказательств недостаточно - тогда да, он должен признать: «наши» в этой ситуации чисты, аки агнцы, геноцида не было, идем дальше.

Другой пример. «Наш» политический деятель во время Второй Мировой начал сотрудничество с немецкими нацистами? Украинский историк должен доказывать, что этот деятель - один из соучастников Холокоста. Недостаточно доказательств – значит всё в порядке, тогда можно с облегчением признать, что «наши» в этой ситуации также могут быть с чистой совестью и на свободе.

А если не так, если не такие уж «чистые»? В этом случае встает вопрос, а кто будет отвечать за преступления, которое совершили «наши»? Как выход, конечно, можно признать, что это не «наши», а маргиналы, типа польских участников «акций одплатных», которые не имеют никакого отношения к современному украинскому мейнстриму.

Историю, которая основана на такой ответственности, не смогут атаковать ни москали, ни ляхи, ни мадьяры с румынами. Потому что ответственность - это признак силы, а не слабости. Причем силы не только внешней: в стране, где все без исключения граждане воспитываются на ответственности за свои действия, не может быть никакого «Беркута» с его звериной жестокостью к согражданам, и Януковича - как следствие бесконечных популистских гонок во власти. Потому, собственно, популизм - он лучше прорастает в странах с низким уровнем чувства ответственности. За примером далеко ходить не нужно: Россия, где катастрофические внутренние проблемы прикрывают «воевавшими дедами», «державным величием», «духовностью» и печально известным «а у вас негров линчуют».