Богоизбранные отцы РПЦ

30 октября, 10:20
Представителями новой российской элиты формируют особую философию — гедонизм на почве идей личной богоизбранности.

У патриарха Кирилла есть свой «золотой кадровый фонд», представители которого не только стремятся воспроизводить царский образ жизни своего владыки (вплоть до дворцов, самолетов и личной охраны), но и обладают определенной неприкосновенностью. Они считают себя представителями новой российской элиты и даже формируют особую философию — гедонизм на почве идей личной богоизбранности. Сегодня наш рассказ — об одном из самых ярких представителей патриаршего «кадрового резерва» — митрополите Казанском и Татарстанском Феофане, против которого собственная паства — с согласия властей республики — собирает масштабный митинг 30 октября.

Не учел специфику региона…

Целая пачка жалоб на нового митрополита Казанского и Татарстанского Феофана (Ашуркова) поступила на последнее заседание Синода Русской православной церкви Московского патриархата, которое состоялось 21 октября в московском Даниловом монастыре. Митрополит Феофан был назначен на Казанскую кафедру всего год назад. Но проявив себя жестким администратором и приверженцем демонстративно роскошного образа жизни, нажил себе массу врагов. И среди духовенства, которое он обложил поборами, в несколько раз превышающими те, что были при прежнем архиерее, и среди части национальной элиты. Татарстанские власти согласовали на 30 октября митинг недовольной православной общественности республики против митрополита Феофана. Спусковым механизмом нынешнего скандала в Казанской епархии стали массовые увольнения местного духовенства и особенно клинч Феофана с настоятелями крупнейших монастырей епархии, поддержанными местной властью.

Ключевой кадровый конфликт в Казанской епархии сейчас — это нежелание игумена Силуана (Хохиашвили) покидать возрожденный им Успенский монастырь в Свияжске, куда Феофан хочет назначить своего человека. «На остров-град Свияжск снизошел золотой дождь вместе с фондом «Возрождение», любовно оберегаемым председателем попечительского совета и госсоветником РТ Минтимером Шаймиевым», — пишут местные СМИ. Лишь в прошлом году остров-град посетило более 260 тысяч туристов. И такие деньги пройдут мимо митрополита Феофана?

За вызывающе роскошный образ жизни Феофана критикуют практически в любой епархии, которой он управляет. А таких епархий накопилось уже пять. Так, духовенство Ставропольской епархии в августе 2007 года жаловалось тогда еще патриарху Алексию II «об астрономических суммах, потраченных арх. Феофаном на празднование своего шестидесятилетнего юбилея… Чартерные самолеты из Москвы, астрономические суммы за банкет и перекрытие центральных улиц Ставрополя меркнут перед масштабами строительства, развернутого Ашурковым по всей епархии. Во всех крупных или курортных городах арх. Феофан возводит себе роскошные резиденции».

С подобной же критикой Феофан столкнулся в 2011 году в Челябинской епархии, куда, по рассказу агентства «Ура.ру», он въехал «на новенькой немецкой иномарке — Audi A8 4.2 FSI quattro». Машина была куплена в московском автосалоне «Ауди Центр Юг», на сайте которого указано, что ее стоимость начинается от 4 млн 512 тыс. 700 рублей. На первой же пресс-конференции после назначения главой Челябинской епархии Феофан предстал перед журналистами в дорогих швейцарских часах Vacheron Constantin с ремешком из кожи аллигатора за 15 тыс. евро (это было еще ДО скандала с патриаршими часами Breguet).

Сейчас татарстанская пресса с жаром описывает роскошный особняк площадью в 1600 кв. метров в элитном поселке Петровский под Казанью, где постоянно проживает Феофан и где он в июле нынешнего года принимал патриарха Кирилла. Особняк окружает участок площадью 2500 кв. метров с кадастровым номером 16-50-172118-9. Формально вся эта недвижимость, оцениваемая казанским изданием «Бизнес-Online» в 150 млн рублей, принадлежит Самойленко Татьяне Викторовне — казначею епархии и супруге секретаря Феофана протоиерея Владимира Самойленко. Эта супружеская чета переезжает вместе с митрополитом из епархии в епархию.

Группа клириков и мирян Татарстанской митрополии обратилась в «Новую» с жалобой: «Со сменой митрополита епархиальный налог вырос в 5 раз. Для многих это неподъемная ноша. К тому же г-н Ашурков распорядился прекратить всякую самостоятельность в вопросах приобретения церковной утвари и литературы, монополизировав этот рынок. Теперь все и всё централизованно закупают в епархиальном магазине с тройной накруткой. Также и подписываются все и на всю церковную периодику. Стоит отметить, что оплата товара покупателями, т.е. приходами и монастырями, производится строго по полной предоплате. А вот поставщики товара вынуждены ожидать оплаты неделями, а то и месяцами».

Сравнивая этот текст с жалобами бывшей паствы Феофана из Челябинска, можно заметить, что «ставки растут»: «Он [Феофан] обложил все приходы высокой ставкой. При Иове (предшественнике Феофана.Ред.) мы отдавали епархии 10%, сейчас — 25. Не отчитывается перед нами, куда идут эти деньги. Все решения принимает единолично. При Иове был епархиальный совет, там решались конфликтные вопросы, сейчас совет не действует. А еще он любит демонстративно жертвовать на строительство или ремонт храма свои личные деньги. А потом, через церковную кассу, эти деньги возвращает себе» («Ура.ру»).

Базис и надстройка

Начало бизнес-успеху Феофана было положено в начале 90-х в Отделе внешних церковных сношений (ОВЦС) Московской патриархии, когда весь отдел, вдохновляемый напористым председателем Кириллом, почти только бизнесом и занимался. В многочисленных публикациях СМИ того времени Феофан упоминается в связи с историями про ввоз в РФ сигарет без акцизов под видом «гуманитарной помощи для церкви», про деятельность банка «Пересвет», про алмазный бизнес компании «Артгемма», про покупку и продажу за 2 млрд супермаркета «Скобелевский» в Москве, про торговлю нефтью по квотам, которые правительство выделяло Московской патриархии. «Новая» писала и о том, как за несколько дней до начала военной операции США против Саддама Хусейна в Ирак летал «спасать российские интересы» не кто иной, как Феофан.

Но по-настоящему Феофан поднялся на туристическом бизнесе (отчасти под видом паломнического). По сведениям доктора исторических наук Сергея Бычкова, исследовавшего эту тему, основными направлениями турбизнеса компаний, связанных с именем Феофана, были Греция, Италия и Израиль. В 1999 году, незадолго до загадочной ссоры с Кириллом, Феофан смог через него организовать письмо патриарха в правительство РФ с просьбой о передаче РПЦ под «паломнический центр» гостиницы «Университетская» на Воробьевых горах в Москве. Тогдашний Москомимущества категорически не хотел отдавать прибыльный отель, но церковные представители его все-таки отжали.

На вырученные прежде всего от туристического бизнеса капиталы Феофан купил предположительно пятикомнатную квартиру на Старом Арбате, рядом с Плотниковым переулком. Автор этих строк, проходя мимо «Плотников-паба», имел удовольствие наблюдать плотную фигуру митрополита за кружкой пива в этом уютном заведении в компании деловых партнеров. По сведениям Бычкова, Феофан якобы также выстроил по индивидуальному проекту коттедж на Николиной Горе (кооператив «Уборы»).

Очень доверенное лицо

Безусловно, Феофан является одним из богатейших иерархов РПЦ МП. В этом месте принято вспоминать о «монашеском обете нестяжания», но в случае с нашим героем монашеские обеты закончились почти 40 лет назад в Святой земле. Дело было так.

В общегражданском паспорте нашего героя написано, что зовут его Иван Андреевич Ашурков, а родился он 21 мая 1947 года в Дмитриеве-Льговском Курской области. Светское образование митрополита ограничивается ремесленным училищем, где он получил профессию слесаря-электрика. Зато духовное, помимо семинарии, включает академию, аспирантуру и степень кандидата богословия. Свою духовную карьеру Феофан начал рано и успешно: в 1973 году, в 26-летнем возрасте, он принимает постриг в Троице-Сергиевой лавре, в 1976-м рукополагается в иеромонахи у митрополита Ювеналия, тогдашнего председателя ОВЦС, а еще через год, всего в 29 лет, направляется в Израиль сотрудником Русской духовной миссии. Заметим, что в те годы СССР не имел дипломатических отношений с Израилем, а почти вел с ним войну, так что молодому человеку надо было стать очень «доверенным лицом», чтобы получить такое назначение. И аккуратно выполнять возложенные на него на вражеской территории обязанности.

Однако, как водится, «воздух свободы сыграл с профессором Плейшнером злую шутку». Протодиакон Андрей Кураев свидетельствует: «16.07.1982 Феофана вернули простым монахом в Лавру. Одновременно из Иерусалима отозвали монахиню Варвару в ее родной киевский Покровский монастырь. Причем официальная ее биография говорит, что она поехала учиться в Московскую регентскую школу — хотя и до этого была прекрасным регентом. То есть классическая операция прикрытия: иерусалимским сестрам сказали, что она в Киеве; киевским — что она в Москве. А она в эти годы занималась самым настоящим, трудным и самым святым женским делом» («Живой журнал» о. Андрея). К этой трогательной истории остается лишь добавить, что этим делом будущая игуменья занималась в заботливо купленном для этого Феофаном домике в Александрове — как раз на полпути от Троице-Сергиевой лавры до Толгского монастыря в Ярославле — места ее будущего игуменства. В романе Натальи Бабасян «Целибат», ставшем уже церковной классикой, упоминается герой под именем Феофила — архимандрита с вполне сложившейся репутацией: «Феофил у нас — человек любвеобильный. Где ни появлялся, везде деток после себя оставлял».

Кадровый вопрос и тяжелый характер

После трехлетней опалы ценный «выездной» кадр направляется в Аргентину — секретарем тамошнего экзархата РПЦ МП, состоявшего всего из 2–3 приходов, но игравшего важную церковно-политическую роль. Там он безуспешно пытался стать преемником архиепископа Платона, чтобы возглавить экзархат, но был отозван в Москву и назначен представителем патриарха в Дамаске. С 1993 года Феофан — заместитель митрополита Кирилла в ОВЦС. Однако в 1999 году в высших эшелонах ОВЦС происходит некий разлом, причины которого не до конца известны. Разлом прошел между Кириллом и его первым замом митрополитом Климентом (Капалиным), который вскоре ушел из ОВЦС и стал управляющим делами Московской патриархии. Очевидно, стареющий патриарх Алексий II искал какой-то противовес слишком жестко рвавшемуся к высшей церковной власти Кириллу и спустя 10 лет, в 2009-м, именно Климент стал единственным соперником Кирилла на заключительном туре патриарших выборов. Поссорившись с Кириллом, Феофан, вместо того чтобы получить давно ожидавшийся им архиерейский сан, опять поехал представителем патриарха в Дамаск. Такое вторичное назначение считается в РПЦ понижением.

Впрочем, уже 7 октября 2000 года Феофан получает заветную епископскую панагию, правда, с назначением на отдаленную Магаданскую кафедру. Уже в мае 2003 года, когда его новый покровитель Климент стал управделами патриархии, переводится на хлебное место в Ставрополь, где сталкивается с первыми публичными протестами. Именно на Ставропольской кафедре Феофана застает кампания по выборам Патриарха всея Руси 2008–2009 гг. И он делает ошибочную ставку на Климента. Неудивительно, что после победы преданного Феофаном Кирилла опять последовала опала и череда перемещений из епархии в епархию. Немалых сил и средств стоило нашему герою восстановить добрые отношения с новым патриархом: сначала завоевал репутацию «крестителя Кавказа», погрузив в горную реку одновременно 10 тысяч осетин; потом затеял строительство кафедрального собора в Челябинске — «крупнейшего на Урале»; затем организовал визит патриарха в Ульяновск с такой помпой и роскошью, что сразу же получил назначение в престижную Казань. Ну и тут не подкачал, принимая Кирилла в июле нынешнего года на президентском уровне. В РПЦ все устроено как в средневековой системе кормлений: такая система гарантирует высокую степень неприкосновенности верным поставщикам патриаршего двора.

В Татарстане, где на 1500 мечетей всего 340 православных храмов, приходится решать довольно деликатные задачи межрелигиозного характера. И у митрополита Феофана есть методы их решения — грубоватые, конечно, но эффективные, как он считает. Авторы письма из Казани в «Новую» описывают характерный случай приезда митрополита на приход: «…Уловил в голосах говоривших характерные национальные манеры словообразования и словоупотребления. Это его оживило на мгновение, и он поинтересовался: «А ты кто?» Первым нашелся обладатель азиатского профиля: «Я в Грузии родился». «А я на Украине», — поспешил расширить географию представителей попутчик грузина. Иван Андреевич (мирское имя Феофана), хитро щурясь и беззвучно шевеля губами, вдруг обоих сразил наповал: «Так, ты едешь в Грузию, а ты на Украину. И завтра чтоб вас здесь не было».

О «решительном» характере Феофана говорится и в коллективном письме, которое было вручено патриарху Кириллу во время его визита в Казань 21 июля. «Редкая служба с его участием проходит без крика и скандала. Придирается ко всему по поводу и без повода», — жалуются на владыку авторы письма. Они обращают внимание на общественное возмущение требованием Феофана передать Татарстанской митрополии РПЦ одно из зданий президентской резиденции в Кремле: «По манере общения, по форме общения митрополит вызывает у татарстанцев прямые и неоднозначные ассоциации с чекистом сталинских времен».

Разумеется, у не худшего иерарха РПЦ есть и положительные черты. Он обладает известным дипломатическим талантом, даром слова, в нужных случаях — обаянием. Он — пылкий патриот России, сторонник ее сближения с исламским миром и бесконечно предан лично Владимиру Владимировичу Путину. Будучи Челябинским митрополитом и освящая храм в копейской колонии, назвал Путина своим «хозяином», а в конце 2011-го — начале 2012-го призывал остановить «болотный майдан» и гарантировал законность тогдашних выборов.

Недолго он пробыл в Ульяновске, но запомнился и там своим патриотизмом. Выступая на митинге 4 ноября 2014 года, призвал жителей не самого богатого города на Волге быстрее «наверстывать упущенное» и довести население РФ до 600 млн человек. В заключение самолично спел комсомольскую «Песню о тревожной молодости» Александры Пахмутовой, а видя, что его никто не поддержал, повелел населению «к следующему разу» выучить эту песню. Увы, на «следующий раз» Феофан был уже в Казани — народ зря учил песню…

***

В общем, хоть и строгий, но жизнерадостный. В нынешней российской «элите» распространен этот стиль. Феофан — герой своего времени, человек без провалов в биографии. Он одинаково уверенно чувствовал себя на советском спецзадании в Израиле, в лихой круговерти бизнеса 90-х и в неоимперской элите 2000-х. И все это под аккомпанемент цитат из Евангелия. Разве не талант?

Отношение большинства наших сограждан к православию, увы, теперь так или иначе зависит от показной роскоши, которую демонстрирует в первую очередь патриарх, а вслед за ним — митрополиты, епископы, наместники и игуменьи богатых монастырей и отдельные священники, у кого уж как получается. Протоиерей Всеволод Чаплин подводит под это «богословскую базу» — дескать, роскошь патриарха и архиереев — это не их личное удовольствие (наоборот — «крест»!), а явление в мире славы Христа. Ведь предсказано, что во второй раз он придет «со славою и честию великой». Вот патриарх со своим окружением и предвосхищают это Второе пришествие. На самом деле основная масса российского духовенства — в вымерших деревнях, в разваливающихся провинциальных городках, у старых кладбищ — влачит довольно жалкое существование. Достается же ему со стороны «общественного мнения» по полной программе — за наглость и безумный гедонизм их церковных начальников, которые вытягивают из приходского попа последнюю копейку. Похоже, внутри церкви растет социальное напряжение, подобное тому, какое было в начале ХХ века. Тогда оно вылилось в «церковную революцию» обновленчества, когда веками угнетаемое белое (женатое) духовенство восстало под лозунгами большевицкой революции против своих священноначальников и положило конец многовековой бюрократически-иерархической структуре Российской церкви… Сейчас, кстати, приближается вековой юбилей тех событий.