Дестанилизацию на России приравнивают к гонению на церковь

19 марта, 09:00
Идеальное решение для отбеливание кровавого палача Сталина придумали московские пропагандисты. Они насаждают мысль, что Сталин стал защитником веры, а все тот же Хрущев - проклятый атеист!

История России - это какая-то абсолютно безумная смесь наслоений лжи и фальши, что разобраться в ней можно, если только вычесть из всего этого бреда личный интерес правителя который правил, или же правителя при котором эта история была написана.

Сегодня все чаще многие неравнодушные, ошпаренные ложью граждане, обращают внимание на то, что с годами все крепче становится очевидна симфония церкви и власти на России. Что все более очевидной и понятной становится роль РПЦ в преступлениях против народа.

Я не знаю кто как, но я разделяю интересы власти (церкви), страны и народа, тем более, что чаще всего за интересы страны и народа выдают личные интересы власти (церкви).

Так вот, казалось бы, объяснять роль кровавого палача Сталина в истории России и ее колонии особенно смысла нет, но с этим не согласны те, кто захватил сегодня власть в Кремле, а именно православно-эфэсбешная хунта.

Почему? Потому что, по их мнению, Сталин - герой России, герой Третьего Рима! Он, бросая в топку войны миллионы наших сограждан, отстаивал интересы Кремля, делал все, для того чтобы свершилась мечта адептов Третьего Рима - они захватили власть в мире, и превратили его в бесконечную Православную Руину.

Никто из правящей на России гэбни не видит ничего плохого или отвратительного в том, что вся политика Сталина - это кровь на крови. Никто из них не оспаривает его методы и даже находит их гуманными, в большинстве своем потому как его методология ничем не отличается от их.

Тем не менее, находятся на России и адекватные, недовольные такой позицией граждане, и именно для того, чтобы заткнуть их и поднимают до уровня министров таких религиозных фанатиков Третьего Рима, как Ольга Васильева, ставшая сегодня министром образования и науки России.

Вот в частности отрывки из ее интервью, о ужасном антихристе Хрущеве который под видом борьбы с культом личности святого для Третьего Рима Сталина боролся с РПЦ:

"Хрущевские гонения на Церковь - одна из мрачных страниц в нашей истории. Уничтожение храмов, которые устояли в 1920-1930-е годы, атеистическая истерия в СМИ, ретивые комсомольцы у церковных оград, берущие «на заметку» всех пришедших на службу... И хотя 14 октября 1964 года, в праздник Покрова Божией Матери, Хрущев был отстранен от власти, преследования Церкви и верующих продолжались еще долгие годы.

Хрущев, борясь с «пережитками сталинизма», боролся и со взвешенными государственно-церковными отношениями. В этом было много личного: боязнь и ненависть. И второе: эти его волюнтаристские идеи были им очень прочувствованы, он искренне верил в то, что к 1980 году он построит предкоммунистическое общество, где не будет места религии.

Борьба с Церковью идет в русле борьбы Хрущева с «культом личности Сталина», с тем, что делал и какую политику проводил Сталин. Сталин в военные и послевоенные годы, можно сказать, реабилитировал Церковь. 1943-1953 годы - это золотое десятилетие отношений Церкви и государства, как бы парадоксально это ни звучало. Никогда ни до, ни после в ХХ веке таких отношений - взвешенных, понятных обеим сторонам - не было. Государству понятно было участие Церкви в войне, в послевоенной жизни; понятно было, как она воспринимается общественным сознанием. Между прочим, есть огромное количество интересных документов, свидетельствующих, что тогдашние спецслужбы по прямому указанию Сталина следили, как реагирует народ на Архиерейский Собор 1943 года, на избрание Сергия Патриархом, на Поместный Собор 1945 года. Если бы Сталину это было не интересно, не важно с точки зрения политики внутренней и внешней, вряд ли бы эти сведения собирались.

Уже в 1954 году ЦК КПСС принимается постановление об усилении атеистической пропаганды. Между прочим, В.М. Молотов тогда говорил: «Никита, не делай таких резких шагов, это ошибка, она поссорит нас с духовенством». На что Хрущев ответил в свойственной ему лаконичной манере: «Будут ошибки - исправим».

Но он не стал нападать на Церковь, пока не сосредоточил власть в своих руках. Только став первым и в партии, и в Совмине, он стал задумываться непосредственно о том, что делать с Церковью, как убрать ее влияние на общество и - а это было главным - как заставить забыть ту историческую роль, которую она сыграла в военные и послевоенные годы. Один из способов сделать это - ослабить Церковь экономически. А представления о доходах Церкви были преувеличенными и совершенно не соответствовали тому, что было в действительности. Когда Хрущев думал о том, сколько в Почаевскую Лавру приходит пожертвований - рублей, «трешек» и «пятерок», ему казалось, вероятно, что сумма получается просто грандиозная. Не случайно первые удары придутся по свечным заводам и монастырским хозяйствам, а потом уже будут приниматься правовые меры против Церкви, которыми будут пытаться выдавить Церковь из общественного сознания и общественного поля.

А делалось это красиво. Я еще раз повторю, что не верю, будто всё это было личными инициативами Хрущева, - кто-то подсказывал. Кстати, Никита Сергеевич в своих воспоминаниях, которые издал его сын, якобы на основании вывезенных за рубеж кассет, говорил, что ничего против Церкви он не имел. Правда, этим воспоминаниям верится с трудом. Но всё это домыслы, это не важно - важно другое, важны факты. А факты такие.

Был использован прием, к которому большевики прибегали всегда, а именно: протест из рядов партии, "глас народа"

В 1959 году был использован прием, к которому большевики прибегали всегда, а именно: протест из рядов партии, «глас народа», так сказать.

5 марта 1959 года тогдашний секретарь ЦК партии Молдавии Д. Ткач пишет письмо в ЦК. Конечно же, это письмо было инспирировано, это был очень продуманный ход, потому что надо было как-то подготовить страну к изменениям. Ведь Хрущев не мог взять и сказать: «Сегодня было так, а завтра будет уже по-другому». Хотя бы потому, что он лидер огромной державы и ему был не безразличен его политический имидж. А о нем он очень заботился - это отмечают все, кто его знал.

Итак, пишется письмо, в котором говорится, что в отношениях с Церковью государству необходимо вернуться к правовым нормам довоенного времени, которые теперь де-факто нарушаются.

Напомню, что в августе 1945 года и в январе 1946-го были приняты постановления Совнаркома и Совмина о церковных организациях, которые предоставляли им ограниченное право юридического лица. Это, конечно, было сталинским деянием. И это меняло положение Церкви, которая по декрету 1918 года и постановлению 1929-го была лишена права юридического лица. Теперь же Церкви разрешалось приобретение транспортных средств, хотя и ограниченное; разрешались покупка в собственность домов, новое строительство, а Совнаркомы республик обязывались оказывать материально-техническую помощь Церкви, выделять строительные материалы для церковных нужд.

И вот Д. Ткач жалуется на то, что Совет по делам Русской Православной Церкви рекомендовал не препятствовать некоей свободе монастырской деятельности, но, по мнению ЦК компартии Молдавии, выполнение этих рекомендаций приведет к тому, что духовенство усилит свое влияние на народ. То, что предлагает Ткач, особенно важно. Потому что предложение он излагает такое: ЦК компартии Молдавии просит ЦК КПСС отменить постановления 1945-1946 годов, а также все распоряжения председателя Совета по делам РПЦ Г. Карпова 1958-1959 года, которые также направлены на повышение авторитета и укрепление Церкви. То есть лишить Церковь права юридического лица.

Видите, как интересно всё складывалось: с места был сигнал о нарушении законности, и теперь важно двигаться по этому пути".

Но отстранение от власти церкви это не самое страшное преступление Хрущева! Оказывается, он еще и заставил церковь платить налоги и ограничил зарплату батюшек, а это как вы понимаете, самое страшное из всех возможных!

"Настоятели храмов устранялись от финансово-хозяйственной и административной деятельности приходов; во-вторых, устанавливалось управление приходом выборными органами - знаменитыми исполкомовскими «тройками». Пункт третий: перекрытие всех каналов благотворительной деятельности Церкви. Пункт четвертый: ликвидация льгот священнослужителям при взимании с них подоходного налога: теперь они снова будут облагаться налогом как некооперированные кустари.

Этот пункт содержал еще одну очень важную деталь, которая касается и живущих сегодня людей - пожилых церковных людей, а в то время молодых, которые помогали в храмах. Этих людей - свечниц, уборщиц, сторожей, алтарников - снимали с государственного социального обслуживания, они фактически оказывались вне правовой зоны. У них отбирались трудовые книжки, следовательно, они как бы и не работали. А, как известно, тунеядство в СССР каралось не только выселением «в специально отведенные местности» - то есть административно, но и как уголовное преступление.

Следующее - ограждение детей от влияния религии. Тут перекосы были такие, что, к примеру, Куйбышевский обком вынужден был принимать специальные документы, сдерживающие ретивых исполнителей, потому что лишались родительских прав отцы и матери огромного числа протестантских и православных семей.

Далее: перевод служителей культа на твердые оклады, которые ограничивали материальное стимулирование духовенства".

Что особенно интересно в рассказах Васильевой, так это опять же методы! Хрущев вырос на основе одной и той же методологии. Той же самой, которую в Кремле используют и сегодня. Он прекрасно понимал, кого разбудил Сталин и зачем. Он понимал, что если церковь получит возможность влиять на управление страной - Россия опять канет в мрак Средневековья!

Хрущев не делал ничего криминального ограничивая прибыли отцов тьмы, ибо вера не есть предметом торга, или заработка! Но, он не понимал, насколько велика и коварна власть РПЦ, и насколько тесно были переплетены ее интересы и Сталина, который, собственно, никогда идеям Третьего Рима не изменял.