Голубое лобби РПЦ

21 декабря, 16:45
В этом лобби так или иначе оказываются все «князья церкви»

Голубое лобби. Архиерейское.

Сначала пришедшее письмо:

Впервые зашел на Ваш портал и был удивлен увиденной информацией о Череповецком епископе Флавиане.

Будучи клириком тогда еще Саратовской и Вольской епархии, о. Максим преподавал в тамошней семинарии Историю Русской Православной Церкви. Семинаристы его очень любили, да и преподавателем он был превосходным.

Вне стен семинарии и храма о. Максим поддерживал близкие дружеские отношения с:

  • игуменом Корнилием Кабаргиным, тогдашний проректор семинарии по воспитательной работе и открытый гомосексуалист,
  • иеромонахом Диодором Соловьевым, преподавателем нескольких дисциплин в семинарии, тоже открытый гомосексуалист с болезненным пристрастием к алкоголю, впоследствии попал в немилость епископу Лонгину, и теперь служит в другой епархии,
  • иеромонахом Тимофеем Шерстюком, бывшим помощником проректора по воспитательной работе, открытый гомосексуалист, нарциссическая личность, с болезненным пристрастием к алкоголю, сейчас более года под запретом от епископа Пахомия за то что попал под следствие вместе с духовной дочерью, которую налоговая инспекция уличила в финансовых махинациях в своей фирме,
  • покойным иеромонахом Хрисанфом Каменным, у которого была сильнейшая алкогольная зависимость, беспорядочные половые связи и т.п.

Еще довольно много ныне здравствующих и служащих в епархии на высоких постах священнослужителей были в числе собутыльников о. Максима.

Особенностью реагирования на алкоголь была тенденция регулярных истинных запоев.

Настоятели храмов и руководство семинарии видимо из-за панибратских отношений, как могли скрывали эти обстоятельства.

О. Максим, будучи по-характеру живым человеком, алкоголь всегда употреблял не в одиночестве.

Характерной особенностью пирушек было либо посещение ночного стрип - клуба, либо домашний просмотр гомосексуальной порнографии.

Супруга батюшки Светлана довольно долго мирилась с алкоголизацией супруга. Потом, как обычно это случается ультимативное общение с угрозами развода, объявление бойкота и т.д.

Так постепенно дело дошло до развода с супругой.

В этот промежуток времени он служил в храме В честь иконы Божией Матери Утоли моя печали .

Архиепископ Александр, со свойственной ему манерой часто менять место служения духовенства перевел его в Духосошественский кафедральный собор .

Настоятель собора протоиерей Сергий Догадин хорошо относился к нему, скрывал его недуг. Тем более как-то раз о. Максим серьезно выручил настоятеля.

Однажды во время богослужения в Алтаре иерей Сергий Выгодин, наспор проткнул иеромонаху Диодору большим копием взятым с Жертвенника мягкие ткани ягодиц.

Как следствие, обильное кровотечение колото-резаной раны с отсутствием возможности обратиться в медицинское учреждение - медработники обязаны докладывать о таких ранениях.

О. Максим нашел среди своих знакомых медработника оказавшего помощь без доклада в милицию. Перед епархиальным начальством происшествие как-то скрыли.

По ходу прогресса заболевания алкогольные эксцессы стали учащаться, изменилась их продолжительность, а соответственно неявка на богослужение по череде и т.д.

В то время можно было зайти в семинарию и уловив запах корвалола или валосердина заявить что только-что здесь проходил о. Максим.

После очередного эксцесса протоиерей Сергий Догадин доложил о недуге своего клирика новому правящему архиерею епископу Лонгину.

Епископ после собеседования поставил ультиматум о добровольном выходе за штат в этой епархии и подыскивании места служения в другой .

Еще ранее мне писали, что священник Максим Митрофанов (епископ Флавиан), в 19 лет вступил в брак с девицей 17 лет, Светланой Сидоренко. Их сыну сейчас 18 лет

Не знаю, правда ли всё, сообщаемое в этом письме.

Но независимо от имен и географии в нем прописан один из механизмов работы голубого лобби .

Многие сочли, что это я в обидчивом запале сказал, будто все епископы РПЦ - члены голубого лобби.

Это не так.

Дело не в моих обидах и запалах.

Обоснование этой моей жесткой оценки, от которой я не отказываюсь, совсем в ином.

Есть, например, пивное лобби . Его члены могут сами не пить пиво и руководить пивными заводами и даже не владеть их акциями.

Но когда надо - они в парламенте, правительстве или городской администрации принимают решения, удобные именно для пивных производителей и торговцев.

Вот так и по настоящему монашествующие архиереи, сами непричастные к голубых делам, своим попустительством, молчанием, соглашательством все равно помогают голубому братству .

У них больше доказательств, чем у меня.

Их источники не интернет, а:

  • Инциденты с их собственными клириками.
  • Рассказы клириков, которые просятся к ним из чужих епархий (порой уходя именно от этой самой беды).
  • Рассказы друзей-епископов (а порой и просьбы о советах - как быть, если такая гниль завелась).
  • Рассказы семинаристов, которые учились за пределами родной епархии.
  • Доверительная информация спецслужб.

И все же эти епископы не ставят сей вопрос на Синодах и Соборах, членами которого они являются.

Не требуют реакции от патриарха.

Не передают доходящие до них жалобы в церковный суд.

Если кто-то из подведомственного им духовенства оказывается замаран в цветной поллюции - такой честной епископ не извергает блудника из сана, а позволяет ему тихо уйти в другую, более толерантную епархию .

Причем вся эта неприметность становится особенно выпуклой на фоне иных поповских историй.

Обычного священника могут мурыжить годами, не разрешая ему перевестись в другую епархию. Обычному священнику могут дать крайне негативную рекомендацию при переводе.

А для этих - всё смазано...

И когда в благоприятной, дружественной атмосфере этот голубок встает на карьерное крыло, обретает действенные и высокие рекомендации, и, наконец, Синод избирает его в епископы - его прежний архиерей, знающий правду, не говорит Анаксиос! . Не посылает в патриархию копию отнюдь не идеального его личного дела.

Пусть этот честной архиерей молчит из страха. Он-то знает, как высоки в московском или киевском синоде гомоиерархи, и знает об их мстительности.

Не хочет владыка рисковать своей карьерой.

Хочет послужить Церкви. Утешает себя ссылкой на волю Божью и послушание Патриарху .

Но в итоге покрывает все разрастающуюся опухоль.

Помогает ей. Это тоже - форма соучастия в лобби.

Публично такие епископы гневно и искренне клеймят сей порок.

В узком кругу возмущаются коллегами-геирархами. Но все же не отказывают им в сослужении. Поздравляют. Целуются. В том числе и с теми, чью карьеру в свое время имели все основания и полномочия пресечь.

Вот так в этом лобби так или иначе оказываются все князья церкви .