Медные змеи. Часть вторая. Горгоны.

29 августа, 03:09
Под наслоениями примитивных объяснений и переводов скрываются грозные и трагические события, знаменующие закат цивилизации и деградацию развитого мира. И это напоминает о том, как хрупка и неустойчива цивилизация.

Сложность в правильном понимании древних легенд и сказок заключается в том, что, во-первых, цивилизационный уровень людей, их писавших, был крайне низок, во-вторых, уровень переводчиков был недалёк от авторов, а в-третьих, большая часть письменных источников носят обрывочный характер, грешащий тотальной неполнотой. Тут много причин: преследования религиозными фанатиками, сожжения, разграбления, разрушения, политические пристрастия. То, что осталось напоминает пазл, из которого вытряхнули восемьдесят процентов деталей. От того и нет ничего удивительного, что изучение святых писаний и древних мифов больше напоминает дедуктивную работу Шерлока Холмса, нежели спокойное и размеренное чтиво.

Например, повествование о Медузе Горгоне. Это, судя по всему, одно из самых первых и трагичных столкновений Ураиндов и Кронидов после Титаномахии. Медуза имела сильных покровителей и чувствовала себя довольно вольготно, не пойдя в услужение новой власти, не покорившись. Титанида не побоялась вступить в противостояние с дочерью Зевса – Афиной. Но покровителей прибрали (пленение титана Менэтия Бриареем), безопасная воля закончилась. В итоге Медузу по легенде изнасиловал Посейдон при содействии Афины. Титанида пережила сильный стресс, вероятно повредилась рассудком, была вынуждена бежать на окраины Ойкумены. Так говорит легенда.

Это грязная история из которой следуют далеко идущие выводы. Но мы сейчас о технологиях и реализме. Перед нами странная ситуация. Афина – любимая дочь Зевса. Для неё громовержец делает всё, чего она не попросит. Но есть вещь, которую Афина иметь не могла – Эгида Зевса. Это некое защитное одеяние, изготовленное, якобы, из шкуры козы Амалфеи, выкормившей Громовержца. Эгида была защитным одеянием, чем-то вроде накидки, так что ужасающий лик Амалфеи находился на груди бога. Зевс иногда давал её Афине, ненадолго и только в ситуациях, когда жизнь богини находилась в очевидной опасности, как при схватке с Горгонами и Грайями. Афина желала иметь подобное одеяние постоянно, но по какой-то причине ей такого подарка не сделали. Поэтому, чтобы удовлетворить свою потребность, получить достойный бога-воителя доспех, дочь Зевса организовала, как считается, убийство Медузы. Голова Горгоны увенчала боевой доспех кровожадной Афины. В итоге по могуществу он даже превосходил одеяние Зевса. Лик Амалфеи только потрясал врагов, лишал их сил, в то время, как голова Медузы могла ещё и обратить в камень.

Что же это за оружие такое – голова Горгоны? Вот что сказано о нём в «Сказаниях о титанах»: «…И узнала Медуза при полете о грозной тайне своих каменных глаз. Где пролетала Медуза, там все, что живет и дышит, каменело: и люди, и звери, и птицы, и травы; даже воды застывали льдом под взором Горгоны…». А ещё, когда Персей приближался к Медузе, глядя в зеркальный щит, то даже от отраженного взгляда Горгоны его покидали силы и всё тело сковывала непонятная слабость. Мне это вновь напомнило поэму Пентаура. Когда Ра дал силу Рамзесу, урей на шлеме фараона излучал свет и пламя, повергая врагов, но ещё он лишал их физических сил. Вот как Рамзес говорит об этом: «…128 И укрепилось сердце мое, и возликовала грудь.
129 И совершилось все по замыслу моему, я подобен был Монту в миг величия его.
130 Я стрелял правой рукою, а левой - захватывал в плен!
131 Я был для врагов подобен Сутеху в миг славы его.
132 Две тысячи пятьсот колесничих, окружавших меня,
133 распростерлись пред конями моими,
134 ни один из них не поднял руки на меня.
135 Сердца их утратили мужество от страха передо мною,
136 руки их обессилели, они не могли натянуть тетиву,
137 не нашлось у них сердца, чтобы взяться за копья.
138 Я поверг их в воду, как крокодилов,
139 и упали они лицами друг на друга;
140 и перебил я многих из них…»

Об этом же говорят и враги фараона:«…161 Бежим скорей от него,
162 спасем жизнь свою, дабы не остановилось дыхание наше!
163 Смотри, у всякого, кто пытается приблизиться к нему, слабеют руки и тело, -
164 не могу я ни натянуть тетивы, ни поднять копья. [...]
165 Когда смотрят на него…».

Действие урея и головы Медузы на противников очень похоже. Урей мы очень подробно рассмотрели в первой части статьи. Что же касается головы Медузы, то ключевой момент к пониманию её особенностей кроется в том, что на ней были змеи. Много змей. Обратите внимание на корону царицы Меритамон. Её изображение способно многое объяснить.

Более доходчиво выглядит восстановленный вариант из фильма «Клеопатра»

Как видно, перед нами всё тот же урей. Много уреев. Могли ли антенны-уреи менять своё положение на короне (змеи должны были извиваться по легенде) сказать сложно, поскольку в оригинале корону Меритамон (как и голову Медузы) я не видел. Это могли быть как художественный вымысел греческих поэтов, так и реальная техническая особенность прибора – возможность концентрировать работу нескольких излучателей на одном объекте. Второе, кстати, более вероятно. Эта особенность показана на фреске, изображающей царицу Исет.

Похоже, что на царице всё та же корона-модиус с уреями, но все уреи развернулись к Рамзесу 3-ему.

Корона с «кобрами» имеет совершенно те же признаки технического устройства, что и описанный нами ранее урей. Велика вероятность, что высказывания греческих поэтов о волосах Медузы, превратившихся в змей – лишь метафора и чёрный пиар от Олимпа. Скорее всего, в устройство, которое принято называть головой Медузы, входила именно такая корона, как показано на иллюстрациях. И, судя по строкам мифа, сторонники Горгоны применяли её не стесняясь и во всю силу. В день свадьбы Зевса и Геры они атаковали Олимп и только выставленная богами защита (завеса зарниц) предотвратила явление массового окаменения новых хозяев Ойкумены.

В своё время Палефат очень сомневался в том, что из головы у человека могут расти змеи и что от простого взгляда можно превратиться в камень. Обоснованное сомнение. Как не могут от простого взгляда пропадать силы у война и вода не превращается в лёд. Но вот под воздействием СВЧ токов и волн… А ведь именно так бог евреев перевёл народ через Йордан – обратив воду в лёд, сделав её «ста-густина» – очень твёрдой. Только еврейскому богу для этого понадобился Ковчег, а Медузе – корона Горгоны.

Выходит, не было змееволосой девы с змеиным хвостом, кабаньими клыками, медными когтями и крыльями дракона. А что тогда было? Что это – летучее, с венцом из уреев, обращавших всё живое в камень? Что это за дракон, которому понадобился высокотехнологичный радиоприбор, чтоб сеять страх и ужас на просторах Ойкумены? Обращает на себя внимание, что есть три сестры Горгоны и три сестры Грайи. И они почти неразлучны – где Горгоны – там и Грайи. Древнегреческие поэты приписывают Горгонам страшные пасти с огромными клыками, которыми они могут разрывать людей на части, медные руки с огромными когтями, которыми они могут делать то же самое. Но нет в мифах о Горгонах сведений, что они хоть кого-то разорвали своими клыками и когтями. Вероятно, что и когти – не когти, и зубы – не зубы.

Карго-культ даёт нам понимание модели мышления примитивных людей, при встрече с более развитой цивилизацией. Транспортный самолёт островитяне, например, называли солнечной птицей, приносящей дары богов. Примитивные древние греки не намного ушли от тихоокеанских туземцев.

Так сестёр-титанид описывали древние греки.

А вот так всё могло выглядеть в реальности.

Действительно, Горгона из мифов похожа на боевой вертолёт. Садится на полозья – когти-руки медные, стойки кабины издали выглядят, как развёрстая пасть зубастая. Воздух всасывают воздухозаборники турбин – ноздри драконовы. С громом мчится вертолёт над морями. Контролирует просторы морские – удел Форкия Уранида, мониторит глубины морские – удел Кето-титаниды. Базируется вертолёт на небольшом корабле – Грайе. Вооружена Грайя зубом дракона – автоматической пушкой, или ракетами. При всём при этом ничто не мешает трём сёстрам Горгонам быть пилотами вертолётов, а трём сёстрам Грайям – капитанами кораблей. Во времена титанов матриархат был нормальным явлением. А крылья и лопасти геликоптера можно в золотой цвет покрасить: на золотых крыльях летали титаниды.

Чем не Горгоны-драконы?

Чем не Грайи – титаниды морские?

Под наслоениями примитивных объяснений и переводов скрываются грозные и трагические события, знаменующие закат цивилизации и деградацию развитого мира. Жалкие остатки технократического человечества исчезали в постоянной грызне за земли, богатства, остатки технологий. В столкновении Форкид и Олимпа мы видим борьбу за прибрежные территории, где захватчик – новые хозяйчики Ойкумены. Алчность и злоба олимпийцев перевесили титанову правду – всеобщий закон, закон прямоты и открытости. На смену всеобщему праву – титановой правде – пришёл новый закон – право сильного. Право феодала и самодурство притащил с собой Зевс на Олимп. Нерушимы законы Ананки-Неотвратимости, но захочет Зевс и нарушит. Но за всё надо платить. Даже если ты Зевс, двести лет Громовержец и росту в тебе несколько метров. И хотелось Афине, дочери Зевса Эгиду, а создать подобное мастера богов уже не могли: деградация технологий и потеря знаний набирали обороты. Присвоив власть над Ойкуменой, усевшись на троне новые хозяйчики не принесли в мир ничего хорошего, лишь прибрали всё к рукам, поломав то немногое, что оставалось. Всё что было доступно этому древнему подобию кооператива «Озеро» - это умение отнимать и делить, чем они и занимались, отжимая всё новые и новые земли, воды и артефакты. А мир погружался в мрак и хаос. Так напоминает сегодняшний день.

В действительности Персей, очень вероятно, проник на тайную базу, куда отступили Горгоны и Грайи после битвы на Форкидовых островах. Завладев Глазом Грайи (прожектор мощный, или локатор), Персей выявил тайный аэродром, на котором стояли вертолёты, нашёл «борт» Медузы, и что-то в нём нахимичил. Срезал с него «голову» - установку-моноблок и запустил вертолёт на автопилоте. Возможно, чтобы внимание отвлечь от своего побега. Вертолёт Медузы улетел на Олимп, туда, куда был проложен его последний курс при попытке диверсии на свадьбе Зевса. Эту машину мы встретим и далее в мифах под новым именем – Пегас. Зевс будет с радостью носить на этом «коне летучем» свои «молнии», которыми будет ранить Атланта. И новый пилот-герой будет им управлять – Беллерофонт. А бывший пилот вертолёта – Хрисаор – покинул остров и улетел далеко по своим делам. Нет вертолёта – нет работы. И от гнева Кронидов лучше держаться подальше. Так и родился миф о детях горгоны, вышедших в мир из её разрубленного тела – Хрисаоре и Пегасе.

Афина водрузила «голову» Горгоны на свой доспех и успешно использовала артефакт в Гигантомахии. В дальнейшем следы этого высокотехнологического устройства теряются, но, как мы видим по барельефам и статуям, подобными устройствами активно пользовались жрецы и цари в Египте и на Ближнем Востоке. Вероятно, что у Клеопатры была подобная корона. Известно, что последняя царица из Птолемеев умела оказывать на мужчин какое-то просто гипнотическое воздействие. К сожалению, ни одной из корон-модиусов в оригинале до нас не дошло. Это слишком ценный артефакт, чтобы он смог пережить сотни лет разграбления гробниц, поход Наполеона и внимание бесконечных учёных мужей из всевозможных научных сообществ, коих в девятнадцатом столетии немало нанесло в Египет.

Другой вопрос, что же случилось с настоящей Медузой? С титанидой, пилотом вертолёта, дочерью могучего Форкия? Что стало с ней после битвы с Афиной и Посейдоном? Очень обтекаемо и нехотя, но миф даёт ответ и на этот вопрос, если внимательно вчитаться. Но это уже совсем другая история для отдельной статьи.