Перламутровая планка

27 января, 17:00
Они хотят Исаакий? Да отдайте вы им тот Исаакий! Что у вас на нём - свет клином сошёлся? Или в стране все здания закончились? - им надо, пускай забирают. А там хоть отреставрируют, хоть развалят. Какая разница? Зато маятником никого не придавит и на том спасибо. Хотя, я б им в каждой церкви по маятнику присобачил, чтоб с опаской перемещались. Уж половину-то бабок, что там шипят под ногами, маятниками точно ушатать можно б было.

Что они там ещё хотят пригрести? Уралвагонзавод? Пермские моторы? Кемску волость? - да берите, господи, я-то думал! Делов-то! Забирайте! - государство не обеднеет, а нас всё равно никто не спрашивает.

...Мне рассказывали про одного сержанта. Дело было ещё в пятидесятых, время было непростое, народ жил небогато. Даже обычные часы считались предметом роскоши. Так вот! - у сержанта была перламутровая планка. Ну, такая себе планка из какого-то неведомого перламутра с прорезями под пуговицы.

Берёшь парадный китель, вставляешь планку, пуговицы попадают в прорези, после чего их все одновременно можно широкими движениями начищать мелом, золой, пастой «гои» и вообще чем попало. Ты драишь пуговицы, а планка защищает сукно кителя от того, чем ты их драишь. Очень удобно, кто понимает. Хорошая, в общем, планка была. Перламутровая к тому же.



А сержант вообще слыл хозяйственным. Когда в других взводах случалась тревога, к нему вечно прибегали то один, то другой: Вась, можно, я твои сапоги возьму? Вась, дай противогаз, у моего шланг порван! Вась, ничего, если я твой бушлат надену?

Вася лежал на кровати, мотал головой из стороны в сторону и орал:

- Ничего не жалко! Берите, гады, всё! Всё забирайте! Абсолютно всё! Последнее можете с меня снять! Оставьте только перламутровую планку! Только её не трогайте, дьяволы: мою — перламутровую - планку!

Вот был человек! Человек идеи, можно сказать. И практически безотказный. Это про таких говорят, что, мол, последнюю рубаху с себя снимет и нищему отдаст. Ему в жизни для товарищей вообще ничего не жалко было, кроме перламутровой планки.

Но сейчас времена поменялись и вести себя нужно по-другому. Это раньше было: человек человеку — друг, товарищ и брат. А сейчас народ в Бога верит. Так что подставу из-за каждого угла ждать приходится.

Я к чему веду: у вас есть перламутровая планка? Если есть — лучше отдайте им её сами. Всё равно ж заберут рано или поздно. Они ж как сорóки кидаются на всё блестящее: на Breguet, на Bentley, на Maybach, на Исаакий. На перламутровую планку точно кинутся, знаю я их!

Зачем? Да какая разница! Может, к богородице прилепят. Может, патриарху на митру вместо страусиного пера присобачат. А, может, и архистратигу какому воткнут сзади, чтоб он, не оборачиваясь, силы Ада отгонял арьергардным образом.

Придумают, короче. А вы и так проживёте. Потому, что Бог у нас, сука, всё видит. Включая перламутр. Не Бог, прости господи, а судебный пристав какой-то. Откуда мы его себе только выкопали такого?..

И святые у него замечательные. Особенно ново-приобретённые — что Сталин, что Моторола. Св.Моторола, блин! Хорошо ещё не «св. великомуч. преподобн. двоима-симочн. Хуайвэй Пекинский».



Собственно, у меня и проверенные святые много вопросов вызывают. С чего это они святые-то? Приличных ответов ни в одном Житии не сыскать.

Что такого ценного выдумал и дал людям Серафим Саровский, что погремушку с его костями принято таскать туда-сюда? Каким боком прилепилась к студентам МГУ неграмотная римская идиотка Татьяна? У меня вообще такое впечатление, что в православные святые по конкурсу проходили только те персонажи, которые вообще ни руками, ни головой ни черта сделать были не в состоянии.

Чем славен, например, Нил Столбенский? Ну, залез, идиот, на столб и торчал там как пугало. А на фига? От любого электрика на столбе больше пользы, чем от того Нила. Я попробовал разобраться, что за чудеса он натворил, да так и не разобрался.

«Мужественно вооружился против страстей Дьявола». Непонятно. Дьявол-то ему чем мешал? У того свои страсти, у тебя свои. Я себе представляю, как Дьявол веселился, он всяко пограмотнее Нила, как ни крути.

«Вырыл себе пещеру и стал жить в ней». Это подвиг, чтоб вы знали! На мой взгляд, такой подвиг вообще-то доступен любому барсуку, но у православной церкви иное понимание действительности. Хотя, лично для себя я уяснил, откуда у Нила росли руки, если он даже шалаша себе построить был не в состоянии.

«Боролся с бесами, являвшимися к нему в образе диких зверей». В современном мире это лечится. Ко мне бесы какими только не являлись, но, в отличие от Нила я не доводил ситуацию до дурдома, а убирал стакан ещё на ранних стадиях. Потому, встретив в зоопарке дикого зверя, не утверждал, что в клетке с надписью Canis Lupus сидит не волк, а бес сладострастия. А вообще, мне интересно, кого рассчитывал Нил дождаться у себя в лесу, кроме «диких зверей»? Стива Джобса?

Собственно, больше этот преподобный хмырь ничего и не сделал. Но! Считается, что творил чудеса. Ей-богу, так прям и написано. Я опять полез в Житие, думал, мож, пропустил чего-нибудь? Да, нет, вроде.

Всех чудес: 1. Вырыл нору. 2. Торчал на столбе. 3. Гонял от норы зверей (хер с ним! - бесов). Вот и всё. А теперь народ к нему потянулся и сейчас «благоуханные мощи преподобного» активно заняты врачебной практикой. Приём непрерывный. Диагноз у пациентов знаете какой? - уныние и лень. В общем, понятно. В этом Нил, возможно, действительно специалист, каких мало. Я б тоже в норе посреди леса от тоски б с ума сошёл. Особенно, если всю жизнь вообще ни фига не делать.



И ведь так, на какого святого ни глянь! Вон, есть в государстве праздничек — День Семьи, Любви и Верности. Вообще, если на наши семьи внимательно посмотреть, то это три разных праздника, а никак не один ни разу. То семья есть, а любви нету, то любовь — аж скулу сводит, но с верностью так себе, то верность зашкаливает, а семья не складывается.

А знаете почему так? Да очень просто: покровители этой галиматьи — Св.Пётр и Св.Февронья, люди, которые, судя по тому, что о них известно, вообще вместе ни дня не прожили, а сразу бодро разбежались по разным монастырям лбами об пол биться.

Такая вот парочка: ни детей, ни совместного хозяйства. Даже хомяка себе на двоих завести не смогли. Но, зато теперь, если у кого в семье с любовью и верностью проблемы, то решать их должны Пётр с Февроньей. А уж что конкретно эти святые семейные психологи с их бесценным опытом нарешать могут, я полагаю, вы и без меня догадываетесь.

Православный святой может как кобель сидеть на цепи.
Православный святой может как ворона торчать на столбе.
Православный святой может как бурундук питаться одними шишками.
Православный святой может не мыться всю жизнь, прославляя этим имя христово.
Православный святой может всю жизнь гонять туда-сюда бесов, видимых только ему.

При этом православный святой не состоянии изобрести даже лобзика.



Мы все, остальные, которые никаким боком не святые и даже вовсе не угодники, именно шо изобретаем лобзики, строим дома, моемся минимум два раза в день, ходим в музеи не для того, чтоб ставить там свечки импрессионистам, во время турбулентности бесовским языком сообщаем пассажирам «This is captain speaking...», не орём про нравственность, а просто не плюём в лифтах, ходим в джинсах, а не в золотых попонах, растим детей, а не разбегаемся от них по пещерам, - короче! ведём себя просто как великомученики.

Никакие иероманахи, попадьи, протодиаконы и игумны ничего такого не делают, потому, что не умеют и не хотят. Но, самое интересное, они не умеют даже того, что им уметь положено. Казалось бы, что за сложность помахать кисточкой, поливая ракету какой-то жидкостью? Или окропить танк. Или намазать елеем прибор ночного видения. Ничего ж особенного, на первый взгляд.

Но ракеты падают, танки глохнут, а в прибор ночного видения даже луну не разглядеть после того как к ним прикоснутся косорукие иерархи. Одни очень резвые молодые люди жаловались мне году в девяносто эдак пятом, что освятили на свою голову хорошо бронированный мерседес, после чего его кто-то прострелил из пистолета Макарова. «Мы этому попу точно предъяву сделаем за такую работу», - обиженно пообещали тогда резвые молодые люди.

Но почему-то, именно этим лохмато-бородатым хмырям мы должны при встрече говорить «отец» или «владыка», себя называть «рабами», испрашивать у них «благословение», «лобызать» их немытые руки, «исцеляться», прикладываясь к развешанным по стенам источникам заразы, и ещё, не дай бог, никак их не обидеть.

Сто лет назад их разогнали никакие не большевики. Это сделали трудолюбивые прихожане: кузнецы, бондари, гончары и хлебопашцы, которым надоело кормить бездельников.

У них отобрали церкви и устроили там овощехранилища. Потом церкви вернули. А теперь скажите: те, кому эти церкви вернули, построили нам за это хоть одно овощехранилище? Те, кто забрал бассейн «Москва», выкопали нам что-нибудь подобное? Те, кто собирается забрать Исаакай, построят за свои деньги хоть один, пусть плохонький, пусть одноэтажный глиняный музей?

Нет. Они умеют только забирать. У них руки так заточены, что гребут они только в одну сторону — к себе. Говорят, что это всё отнимается во славу божью. Хотя я не поручусь, что Господу и впрямь нужна такая слава. Это, видимо, какой-то их собственный бог, а вовсе не тот, про которого я думаю и которым они вечно прикрываются.

Тот, который у них в последнее время опять за тридцатку идёт...






...Так что, отдайте им всё. Они и так уже влезли в школы и университеты, в музеи и театры, на выставки и концерты, на космодромы и в лаборатории. Пусть забирают. Лично мне вся эта кодла для бесед с Небом не нужна. У меня с ними разные боги и разные заповеди. Мне для них ничего не жалко, даже перламутровую планку, случись у меня такая.

Потому, что чем раньше они у нас всё заберут, тем раньше вся эта хлипкая конструкция рухнет. И тем раньше в стране снова появятся надёжные, проверенные места для хранения картошки.