Православный концлагерь для детей

1 марта, 18:00
На протяжении семи лет под Ярославлем функционировал настоящий православный концлагерь для детей-сирот «Угоднический дом милосердия», в котором за малейшую провинность детей морили, истязали плетью и били палками

На протяжении семи лет под Ярославлем функционировал настоящий православный концлагерь для детей-сирот Угоднический дом милосердия , в котором за малейшую провинность детей морили, истязали плетью и били палками. Самое дикое даже не в этом, а в том, что местные власти знали о происходящем, но долгое время закрывали глаза, ссылаясь на особенности религиозного воспитания. Однако же после того, как в православной обители духовности начали появляться первые трупы замученных детей, глаза пришлось приоткрыть...

Угоднический дом милосердия межрегиональная благотворительная общественная организация, хозяином которой является некая Людмила Любимова, председателем матушка Раиса Гусманова. В 2007 году местные органы опеки передали на воспитание в обитель всепоглощающей духовности 6 детей-сирот; по данным 2013 года в обители находилось уже 30 взрослых и 20 детей.

Приют начал пользоваться дурной славой фактически с первого года своего существования, и чем дальше, тем сильнее сгущались над его крышей тучи. Первый труп появился в 2010 году, когда в реке неподалеку была выловлена бочка с замурованной в цемент монахиней и иконой. Личность монахини установить тогда не удалось (а как тут установишь, когда монашки как правило являются отшельницами без родственников). Подозрения, конечно же, пали на располагающийся неподалеку религиозный приют, но доказать тогда ничего не получилось. Немногим ранее в приюте умерла некая старушка, которая перед смертью переписала всю свою недвижимость на матушку.

В 2013 году было заведено дело об изнасиловании и весьма распространенной в духовных обителях педофилии: якобы младших воспитанниц заставляли оказывать услуги сексуального характера.

Правда, на заведении дела все и закончилось. Опека, как и прежде, даже не думала спасать детей из приюта. Помимо всех этих прелестей жизни, детей в приюте заставляли круглые сутки работать и жестоко лупили за малейшую провинность. В общем духовненько, все как и подобает в православии: по домострою и ветхому завету.

Находящиеся на воспитании сироты никогда не показывались врачам, не допускались до обучения и работали, работали, работали... Уже достаточное обоснование для разгона всей этой шоблы. Правоохранители и органы опеки, изредка заглядывавшие в приют, видели изнеможденное состояние детей, но думали: Это же основы религиозного воспитания! Главное, что их не усыновили в своих америках... а то гомосексуалистами и женщинами легкого поведения стали бы все! , и с чистой совестью уходили... Сейчас некоторые из них также пойдут под суд.

Говорит начальник следственного управления Андрей Липатов:

Детям причинялись физические и психические страдания путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий. Указанные факты носили общеизвестный и очевидный характер и требовали от органов опеки принятия исчерпывающих мер в пределах их компетенции вплоть до инициирования вопроса о немедленном изъятии детей. Несмотря на наличие многочисленных фактов, свидетельствующих о непосредственной угрозе жизни и здоровью детей, Рассамагина не приняла исчерпывающих и адекватных мер реагирования. В результате ее халатного бездействия от побоев погибла 13-летняя девочка .

Говорит член Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции России Евгений Мухтаров:

В этом приюте есть матушка-настоятельница , братья , сестры , трудники , насельницы , проводятся религиозные обряды и церемонии, совершаются коллективные молитвы. Чтение светской литературы, просмотр телевизора и прочие развлечения, насколько я знаю, не допускаются, светские праздники не отмечаются. Власти не могли не знать, насколько подозрительно выглядел весь этот приют, не имевший даже юридического статуса, но закрывали на это глаза, пока все не закончилось гибелью ребенка .

Психиатрическая экспертиза признала подозреваемых вменяемыми с поправкой на индивидуальные психологические особенности, связанные с уклоном в церковную сферу . На прошлой неделе дело приюта было передано в суд, на скамье подсудимых 4 женщины: три из приюта и один муниципал, подчиненные которого закрывали глаза на существование настоящего концлагеря.