Псы Господни: 800 лет на цепи

23 декабря, 00:51
Сегодня у ордена доминиканцев юбилей – 800 лет. Возраст солидный и рассказать о них есть чего. И хорошего и не очень.


Афористический принцип Маяковского о Ленине и партии применим к доминиканцам и инквизиции – кровавой гебне Наместника Бога на Земле. Хотя инквизицию изобрели совсем и не доминиканцы, ихние святоши наиболее здесь отличились и преуспели. Официально они назывались Ordo fratrum praedicatorum, O.P. – Орден братьев-проповедников. Основал его в 1216 году некто Доминик с красноречивой фамилией Гусман – личность неординарная и увлекающаяся, а по совместительству – французский тролль, лжец и девственник.

Для средневекового быдла романские языки были как бы очень таки близки, поэтому эти самые доминиканцы практически сразу получили никнэйм «Domimi canes», что буквально означает – «Господни псы». Братья-проповедники на это отреагировали приблизительно так же, как украинцы на троллинг по поводу «укров». Монахи на своих шевронах стали помещать дизайнерскую эмблему – собака с факелом, которая сидит на раскрытой книжке.

Таким образом, главный инквизиторский орден с самого начала стал позиционировать себя как монахов, верных Господу, как псы. Факел и книга на этой эмблемке заслуживают некоторого упоминания. Но перед этим необходимо пару слов сказать о самой инквизиции.

Жечь на кострах еретиков начали лет за сто с лишним до Доминика, но до раскола приговоры выносили обычные районные суды, поэтому о церковном судилище говорить не приходилось, хотя первой жертвой и называют богомила Василия, которого сожгли в 1025 году. Настоящее веселье началось с благословения папой Луцием № 3 этого самого аутодафе. Но красиво все завертелось с приходом на престол сеньйора Лотарио Конти (папы Иннокентия III) – параноика, тру-сатаниста и мизантропа, который начал с особым рвением внедрять католические скрепы, что нравилось далеко не всем, учитывая тогдашние церковные нравы.

Стали появляться группировки, которые упрекали непогрешимого папу, что он живет, типа, не по понятиям. Например, катары не только не признавали власти папы, посылая его открытым текстом в известном направлении, но и убили папского легата Пьера де Кастельно, активно и успешно ведя агитацию против Святого Престола среди населения. Результатом этой выходки стал аж целый Альбигойский крестовый поход, несмотря на несколько одержанных побед, зафейленный. Альбигойские войны по сей день служат неисчерпаемым источником вдохновения для реконструкторов и прочих ролевиков.

На фоне этого и появился на сцене Доминик Гусман, который выступил с инициативой создания ордена проповедников, в основу которого был бы положен … устав этих самых катаров. Другими словами, он позаимствовал у альбигойцев самое ценное – образование, красноречие в проповеди и личный апостольский пример нищебродства. И эта идея, таки, взлетела. Здесь можно плавно перейти и на книгу с факелом на эмблеме.

Доминиканцы действительно позиционировали себя горячими сторонниками просвещения и образования. Из ихней среды вышли Фома Аквинский, Джордано Бруно, Альберт Великий, Томазо Кампанелла… И рядом с этими великими мыслителями стоит и Томас Торквемада. И да, они действительно основали университеты в Париже и Болонье. Хотя и пичкали там студиозов сплошной схоластикой, шаг вроде бы, таки, прогрессивный.

Псы Господни смотрят на вас, как на котов Господних


И если кто-то хочет что-то сказать по поводу того, что мол «у православных не было инквизиции», то пусть вспомнит, что в это время было на месте Москвы: