Трупный синод

9 января, 12:30
Это событие, одно из самых неоднозначных в истории папства, вызвало раскол в церкви и дестабилизировало римский понтификат на рубеже IX и X столетий

Издавна известно, что Папы Римские хоть и зовутся божьими наместниками, но им ничто человеческое не чуждо. Именно поэтому торговля святыми мощами , разврат и заговоры все это неотъемлемые части многовековой истории святого престола.

Но, пожалуй, одним из самых странных явлений во всей истории папства можно считать так называемый трупный синод ...

Трупный синод (synodus horrenda) состоявшийся в январе 897 года в Латеране церковный трибунал над эксгумированным трупом папы Формоза .

Это событие, одно из самых неоднозначных в истории папства, вызвало раскол в церкви и дестабилизировало римский понтификат на рубеже IX и X столетий.

В IX-X вв. папство переживало тяжёлый политический и нравственный кризис. При отсутствии надёжной экономической и политической опоры понтифик превращался в марионетку властителей тускулумских, сполетских, неаполитанских и беневентских, каждый из которых стремился к приращению своего домена и подвергал Папскую область хищническим набегам. Особенно неумеренными были аппетиты маркграфов Сполето из дома Гвидонидов.

За 93 года с 872 по 965 гг. на папском престоле сменилось 24 понтифика. В среднем, каждый понтификат длился три-четыре года.

Ведущие сенаторские фамилии Рима, представлявшие интересы феодальных домов Италии, путём интриг и махинаций приводили в Латеран своих ставленников и устраняли их в случае необходимости.

Скудость и обрывочность сведений о папах того времени способствовали возникновению самых невероятных легенд например, о том, что одно время папой была женщина.

Папа Формоз

Папа Формоз (891-896 гг.), короновав под принуждением в 892 г. императора Ламберта Сполетского, предпринял попытку противопоставить его влиянию одного из последних Каролингов, Арнульфа Каринтийского.

Он призвал Арнульфа в Рим, венчал его на императорский трон и пытался склонить к вторжению во владения маркграфов сполетских.

По дороге в Рим Арнульф успел осадить в Павии и вытеснить оттуда Ламбертова отца Гвидо III, коронованного императором ещё предшественником Формоза.

Гвидо умер, пытаясь мобилизовать своих сторонников в Ломбардии. Несмотря на многообещающее начало, скоропостижная болезнь и смерть как Арнульфа, так и Формоза положила конец их антигвидонидским предприятиям.

После смерти Формоза сторонники Гвидонидов устранили его преемника Бонифация VI и поставили папой молодого Стефана. Это был отпрыск Сполетского дома, поставленный Формозом в епископы латинского города Ананьи.

В январе 897 г. в Рим прибыли Ламберт и его кузен Гвидо IV. Предполагается, что именно они потребовали эксгумировать труп умершего за девять месяцев до этого Формоза и предать его суду.

Стефан и сам был заинтересован в объявлении постановлений Формоза ничтожными, ибо среди таковых оказывалось и его решение о положении Стефана в епископы.

Дело в том, что Никейский собор запрещал епископам переходить с кафедры на кафедру; соответственно, римским епископом не мог быть избран епископ другого города.

Судебное заседание, подобного которому не сыскать в анналах вечного города , развернулось в Латеранской базилике.

Папа велел посадить на трон полуразложившийся труп своего предшественника и подверг его посмертному допросу, в ходе которого за покойника отвечал, подражая его голосу, спрятавшийся за троном дьякон.

Формозу вменялись все те обвинения, которые выдвигал против него ещё Иоанн VIII, а именно: вероломство, переход с одной епископской кафедры (Порто) на другую (Рим) в обход установленного Никейским собором запрета, а также совершение им, мирянином, религиозных таинств.

Кроме того, Формозу ставилось в вину венчание на царство незаконнорожденного Арнульфа при жизни законных императоров Гвидо и Ламберта.

По итогам синода избрание Формоза было объявлено недействительным, его указы отменены, а пальцы, которыми он совершал крестное знамение, были отрублены .

Тело Формоза, лишённое одежды, без каких-либо знаков папского достоинства, проволокли по улицам вечного города и закопали в братской могиле для чужеземцев.

Позднее оно было выкопано с прикреплённым грузом сброшено в Тибр.

Во время глумления над трупом Формоза Латеранский храм потрясло землетрясение, что вызвало его частичное обрушение.

Это знамение пробудило в римлянах благоговейный ужас и возбудило всеобщее негодование против оскорбителей Формоза.

Пошли слухи, что выловленное из Тибра тело понтифика стало творить чудесные исцеления, как о том повествует Лиутпранд:

Сколь велики были авторитет и благочестие папы Формоза, мы можем заключить из того, что когда позднее он был найден рыбаками и отнесён в церковь блаженного князя апостолов Петра, его, лежащего в гробу, почтительно приветствовали образа святых. Я часто слышал об этом от наиболее благочестивых мужей города Рима .

Римская чернь взбунтовалась, папа Стефан был заточён в темницу и там удавлен, его преемник Теодор II реабилитировал Формоза и с почестями перезахоронил облаченное в папские ризы тело понтифика.

Годом позже папа Иоанн IX с одобрения Ламберта Сполетского запретил впредь судить покойников, подверг Трупный собор формальному осуждению и велел сжечь все относящиеся к нему документы.

Чехарда в Латеране продолжалась до 904 гг., и всё это время за кулисами шла борьба между сторонниками и противниками Формоза, о которой достоверных источников сохранилось очень мало.

За это время на папском престоле сменилось семь пап (не считая одного антипапы), которые поочередно предавали своих предшественников анафеме.

Некоторые, как, например, Теодор II и Роман, умирали при невыясненных обстоятельствах всего через несколько недель после избрания, что бросало на папский престол весьма зловещий отблеск.

Точку в истории Трупного собора поставил Сергий III (904 911), наконец овладевший Римом благодаря вооружённой помощи тускуламского комита Теофилакта и камеринского маркграфа Альбериха.

Своих предшественников папу Льва V и антипапу Христофора он распорядился задержать и умертвить.

Сергий отменил решения Теодора II и Иоанна IX, подверг Формоза новому порицанию и велел выгравировать на надгробии Стефана хвалебную эпитафию.

С этого нечестивого и кровожадного понтифика в Риме начался не менее скандальный период порнократии