PromoPromo

Ассоциации...

9 декабря, 12:21
Чистил картошку на кухне под «Особое мнение «Педераста 2-й степени перед Отечеством», господина Барщевского. .

Чистил картошку на кухне под Особое мнение Педераста 2-й степени перед Отечеством , господина Барщевского. При звуке этой фамилии сделал два броска в радиоприемник, но питчер из меня никакой, оба раза промазал, поэтому пришлось слушать его наглую брехню в стиле: ...чайка - она же белая...

Пересказывать блевотину своими словами довольно затруднительно, поэтому решил устроить ремикс годовой давности, благо ничем принципиальным речь Педераста 2-й степени с тех пор не изменилась...

Татьяна Фельгенгауер: Здравствуйте. Сегодня в эфире Особое мнение с Михаилом Барщевским.

Михаил Барщевский: Здравствуйте.

Татьяна: Михаил, тут спрашивают наши слушатели: ваше отношение к войне?

Михаил: Какой войне?

Татьяна: К войне на Украине.

МИХАИЛ: (удивленно) Украина с кем-то воюет?

Татьяна: Ну, как же! Мы же с ней воюем.

МИХАИЛ: Странно Не слыхал. Вы уверены в своей информации?

Татьяна: Уверена. Донецк, Луганск. Вот фото.

МИХАИЛ: Ах, вы про это! Но, это же не Украина. Луганская Республика, Донецкая Республика. Причем здесь мы? Мы мирные люди! И наш бронепоезд (смеется) Да

Татьяна: То есть, российских военных на Украине нет?

МИХАИЛ: Гос-споди, да откуда ж им там взяться?

Татьяна: Ну, как же. Танковые колонны идут. Вот фото.

МИХАИЛ: Танечка, вы не понимаете. Понимаете, когда танковая колонна заходит, скажем, на территорию ну любую возьмем территорию, ну гос-споди хоть, той же Украины, то эта территория сразу, так сказать, автоматически - становится территорией России. Улавливаете? Ну, вот, заехал танк в Донецк Нет, Донецк, это Донецкая Республика. Заехал, скажем, в Харьков - ну, значит, Харьков - российский город. Понимаете? А иначе, что делать российскому танку в иностранном городе, правда же? Нечего там ему делать. Мы же не агрессоры, правда? Мы же мирные люди! И наш бронепоезд М-да.

Татьяна: То есть, мы с Украиной не воюем?

Михаил: Нет, конечно. Я же уже сказал. Чужой земли мы не хотим. Ни пяди, ни сотки. Ну, а под танком уж земля наша. И, сами понимаете, свою землю мы никому клочка не отдадим.

Татьяна: Хорошо. Слушатели спрашивают: ваше отношение к украинским выборам?

Михаил: Ну, какое отношение. Фашисты. Бандеровцы.

Татьяна: Националисты получили один процент.

Михаил: И остальные там фашисты.

Татьяна: Как? И партия Порошенко?

Михаил: Конечно. Он главный фашист и есть.

Татьяна: Ну На чем вы основываете свои выводы? У фашистов своя символика. Флаги там, риторика фашистская. Марши.

Михаил: Да. Все это есть.

Татьяна: Да, где же? Вот фото - никаких флагов, никаких речей.

Михаил: Ха! Так они вам и сказали! Они ж шифруются! Иначе Евросоюз им денег не даст. Посмотрите на Порошенко. Он голову держит чуть влево. У него под пиджаком фашистский мундир. И железный крест СС . Слева на груди. Под пиджаком не видно, просто.

Татьяна: А риторика?

Михаил: А риторика самая фашистская.

Татьяна: Слава Украине?

Михаил: Конечно. Это у них означает Слава Германии, Рейху и фюреру! Германия занята сейчас. Немцами. Приходится кричать Слава Украине . Но все понимают. А марши они по ночам проводят. Вырубают на улице свет, и маршируют.

Татьяна: А зачем свет вырубают?

Михаил: Чтобы натовские спутники не засекли.

Татьяна: То есть, фотографий маршей нет?

Михаил (удивленно): Ну, света-то нет! Какие фотографии?

Татьяна: Ну, хорошо. Про инфляцию. Слушатели спрашивают - в чем держать деньги? Деньги ж обесцениваются.

Михаил (пожимает плечами): Деньги? В банке. А почему они обесцениваются? Я пока не замечал.

Татьяна: Как не замечали?

Михаил: Не замечал. У меня ничего не обесценивается.

Татьяна: Ну, вы человек состоятельный. Забыли, небось, как выглядят наличные деньги?

Михаил: Нет. Помню-помню

Татьяна: Бумажки такие. С городами.

Михаил: Вы уж меня считаете Погодите, с какими городами?

Татьяна: Ну, с городами.

Михаил: Вы что-то путаете. На деньгах никаких городов нет. Президенты там.

Татьяна: Какие президенты?

Михаил: Ну, разные. Бенджамин Франклин, в основном. Но есть и другие. Я вам покажу как-нибудь.

Татьяна: На этой оптимистической ноте наше эфирное время вышло.