Берлинская история..

3 июля, 15:38
Герой Рейха знатно «отделал» «америкашку», вселяя в души немцев подлинную национальную гордость за Великую Германию. Крики в июльской тьме не стихали всю прошлую ночь..

Берлинская история..

Хмурым Берлинским утром 1936 года в одном из столичных пабов собрались трое либерально настроенных берлинцев. В углу шумно голосила (под баварское пивко) буйная компания сограждан, отмечавших победу «любимца фюрера» Макса Шмелинга над американцем Джо Луисом.

Герой Рейха знатно «отделал» «америкашку», вселяя в души немцев подлинную национальную гордость за Великую Германию. Крики в июльской тьме не стихали всю прошлую ночь..

По берлинским улицам шатались толпы восторженных горожан, размахивая флагами со свастикой и горланя «Дойчланд, Дойчланд, юбер алес!» Они обнимались и праздновали новую великую победу.

Трое собравшихся в пабе (назовём их herr Shlosberg, herr Jashyn и herr Pozharskiy ) потихоньку морщились от этой берлинской истерики, которая грозила поднять рейтинг ненавистного фюрера – на новые высоты. Но любовь к немецкому народу брала верх..

Толпы счастливых и буйных немцев грели либеральные сердца.. И хотя все трое жили под плотным наблюдением полиции и даже были арестованы, - надежды на чудесные перемены не оставляли троих друзей, веривших в «национальную солидарность» немцев, которая вот-вот обернётся против вождей Рейха.

Но победа Шмелинга застала их врасплох. Они и сами активно «болели» за него, считая «нашим», «выдающимся спортсменом» и «звездой германского бокса», но перспектива влиться в толпы вопящих штурмовиков (прозвавших Шмелинга «Зигфридом» и «грозой чернозадых»), а также присоединиться к приветственной телеграмме фюрера победителю – казалось абсурдом. Надо было что-то решать..

- Даа, - меланхолически заметил herr Shlosberg, - ведь этот самый Шмелинг, наверняка, голосовал за Гитлера и даже, страшно сказать, за "НСДАП" на последних выборах. Но национальные команды и германские спортсмены - принадлежат всему обществу, а не фюреру. Потребность быть успешным и лучшим заложена в человеке. И потом.. Политика всегда будет вмешиваться в спорт. Ничего не поделать. Всё очень просто.. Побеждает сборная Рейха - радуюсь. Проигрывает сборная Рейха – огорчаюсь».

- «Знаете, меня поразили отзывы знакомых подпольщиков. – шёпотом добавил herr Jashyn, - Казалось бы, что плохого? Берлин шумно праздновал победу своего чемпиона. Незнакомые люди обнимались и не скрывали эмоций. Практически весь Рейх гулял и гудел до утра — так же как и любая европейская столица после большого спортивного успеха. Но наши "подпольные" авторитеты то и дело рассказывают тебе про "озверевших от патриотизма берлинцев", "отвратительных рожах у Рейхстага" и "постыдных гуляниях" всякой нацистской швали... Друзья мои, так нельзя! Откуда столько злобы и презрения к собственному народу?" – воскликнул herr Jashyn, поправляя депутатский значок.

"Болеть за свою сборную — это нормально. (Продолжил он). Ходить по улице своего города с национальным флагом, скандировать название Рейха — это нормально. И это не превращает тебя в сторонника правящей верхушки. Любить свою страну, свой Третий Рейх — это нормально. Натюрлих? И это совсем не значит, что ты обязан любить и нашего фюрера.. А вот эти вопящие толпы с флагами - любить можно и должно, это наши потенциальные избиратели..». (И он снова потрогал значок депутата).

- «О, я, я! herr Jashyn, - полностью с вами согласен, - воскликнул herr Pozharskiy. – С одной стороны, мы знаем, что спортивные состязания - излюбленное занятие авторитарных режимов. Фюреру нужна Олимпиада ради истерического мифа о величии Германии. Но ведь этот меч – обоюдно остёр и может послужить либералам.. Да, да.. Стоит только не отталкивать немецкий народ своими обвинениями, а привлекать на свою сторону.. Внушив обществу избыток солидарности, власть рискует затем ощутить его на своей шкуре. Спортивным состязаниям сопутствует то, чего в автократиях больше всего боятся: неуправляемые массовые сборища… (тут за окном что-то грохнуло)…, во время которых люди привыкают без опаски озвучивать все, что у них на душе". (Послышались звуки битого стекла. Фанаты «Зигфрида» били витрины евреев, не желавших вывешивать флаги со свастикой в честь победы Шмелинга над «чернозадым»).

"Слышите? Надо разговаривать с народом, убеждать его, будить в нём добрые начала. А не изрыгать проклятия на немцев.. Прогуливаясь позавчера по Унтер ден Линден, - продолжал Pozharskiy, - я заметил, что люди орали "Дойчланд, Дойчланд!!", а не "фюрер, фюрер!", "Шмелинг", а не "Гитлер". Вместо официозного гимна нацистов орут: "Оле-оле, Германия- вперёд!». Они размахивают тряпками со свастикой, которые (тем не менее - уверен) завтра легко представить на протестном митинге, а заодно привыкают к тому, что берлинская полиция стоит смирно и не чирикает.. Давно ли она молотила их дубинками.. Свобода пришла в наш Родной Берлин, - и люди вольны быть собой, даже под приглядом НСДАП.."

Все трое дружно закивали головами. Мысль о том, что гордость за великую Германию (с её тысячелетним Рейхом) сможет когда-нибудь (пусть нескоро) обернуться против самих нацистов, а также погромов, войны и антисемитизма, изменив судьбу страны – пришлась им по душе…

Осторожно оглядываясь, троица тихо скользнула из паба, стараясь миновать буйные толпы сограждан, махавших флагами в честь очередной победы Великого Рейха.

Впереди их ждала война, концлагеря и катастрофа, - то воплощённое германское «величие», которому так радовались немецкие либералы в годы «побед» и «торжеств» несчастной германской нации. Но это было им самим пока не ведомо..

,,,

p.s. Совпадения фамилий и цитат в данном тексте – являются совершенно случайными.