(Де)гуманизация

31 января, 21:38
Насколько нормально насилие над журналистами?



Опыт гибридной войны наглядно демонстрирует, что дегуманизация объекта является одним из самых эффективных инструментов разжигания ненависти в информационном и медийном пространстве. Сначала вы называете группу людей «бандеровцами», затем «фашистами», затем «карателями» и вот ... взять в руки оружие и ехать убивать тех, кого раньше называли «братьями» - не только нормально, но и почетно.

Я знаю, что некоторые журналисты в шутку «сожалеют» по временам Януковича, поскольку движение «Стоп цензуре!» ​​было ярким примером сплочения профессионального сообщества перед лицом опасности. Журналисты постоянно обсуждали абсолютно реальные физические угрозы своей жизни и здоровью, связанные с возможной реакцией на их профессиональную деятельность. А власть даже не пыталась скрыть своего негативного отношения к ним. Сентенции типа «я вам не завидую» были опасным отголоском страшной смерти Георгия Гонгадзе.



Однако я глубоко убежден: журналистское сообщество не осознает, насколько масштабными риски и угрозы для журналистов на данный момент. Связаны они с тем, что украинское общество начало спокойно относится к насилию над журналистами. Как над отдельными лицами, так и над медиа в целом.

Во времена Януковича, когда сотрудники президентской охраны разбивали камеру кому-то из операторов, общество моментально становилось на сторону журналистов. А сейчас, когда пресс-центр АТО безосновательно обвинил «Громадське» в разглашении гостайны, общество стало на сторону Минобороны (правда, директор «Громадського» все еще верит, что «то все порохоботы»).

Таким образом, когда информационное пространство Украины разогрето до максимума, когда министр внутренних дел Украины использует в своих постах хештег «#медиабл * ди», когда журналистское сообщество никак не реагирует на вопиющие события в медиапространстве, а ждет, пока противостояние перейдет в горячую фазу - уровень угроз жизни и здоровью журналистов имеет беспрецедентное для нашей страны рост.



Завтра против кого-то из журналистов может быть применено насилие, а общество расценит это как справедливую реакцию на якобы «антиукраинскую позицию» и скажет, что «так и надо». И в этот момент мы приравняемся к россиянам, одобрявшими убийство карикатуристов Charlie Hebdo. Мы перестанем отличаться от них.

У нас уже был звоночек с тем самым Русланом Коцабой. Не хотелось бы, конечно, провоцировать тонны «лучей добра», но и к «Миротворцу» имеется масса вопросов. Активисты, ветераны батальонов принимают на себя функции милиции, СБУ, суда и, как в случае с этим самым «Миротворцем» - когда бойцы информационного фронта тоже берут на себя те функции, которые должно выполнять государство (хотя не для кого не секрет, что этот «Миротворец» находится под плотным ментовским контролем). Все это выходит за рамки правового поля и ведет к неприятным последствиям.



Взяты кое-какие мысли отсюда