Эмиграция в стрессе

21 мая 2015, 10:00
Люди, перебравшиеся в новую для себя страну, испытывают не меньше стрессов, чем на бывшей родине

Многие думают, что переезд из стран бывшего СССР в Чехию несет только перемены к лучшем - счастливую, спокойную и безоблачную жизнь в относительно тихой и стабильной Европе.

Однако все не так просто.

Люди, перебравшиеся в новую для себя страну, испытывают не меньше стрессов, чем на бывшей родине.

Пражский психолог Александр Кузин рассказал об основных проблемах и вопросах, с которыми к нему обращаются русскоговорящие эмигранты.

Александр Кузин живет и работает в Чехии, но все его клиенты — из России, Украины, Казахстана и других стран бывшего Советского Союза.

Их можно разделить на три группы:

Первая — это обычные семьи с маленькими детьми. Вроде счастливая семья, но в определенный момент ребенок идет в чешскую школу, и в его взаимоотношениях с родителями возникают проблемы.

Что происходит и в чем причины?

— Я вижу две основные причины:

Первая — другая языковая среда.

Вторая — иная система школьного образования.

Смотрите, ребенок ходит в чешскую школу, значит, он большую часть дня общается по-чешски. Потом он возвращается домой.

В школе у него возникли какие-то проблемы, чем-то он не удовлетворен, чем-то хочет поделиться. И далеко не всегда он даже может донести родителям, в чем сложности.

Потому что во многих семьях мама или папа по-чешски говорят очень плохо. Или вообще не знают чешского языка.

Ребенок даже не всегда решится поговорить с родителями.

Во-первых, обо всем нужно сказать по-русски, то есть «перевести» свои проблемы на русский язык. Во-вторых, он не знает, что сказать родителям, а что нет. Что они воспримут нормально, а что нет.

Это связано с тем, что чешская система образования другая, она, так или иначе, дает ребенку больше свободы, чем российская или украинская.

Даже в чешской начальной школе занятия проводятся по форме open space, свободного пространства.

А родители как рассуждаю - где та дисциплина, которая нужна?

Где тот жесткий подход?

Где то необходимое количество домашних заданий, которое мы желаем видеть?

Где тот контроль над ребенком, который обязаны осуществлять преподаватели?

Этого всего нет.

В результате, сложно ребенку и очень тяжело и непривычно родителям. Им приходится перестраиваться под другую, чешскую, ментальность.

То есть родители ожидают от чешской школы большего, чем она дает?

— Моя практика показывает, что, как правило, русскоговорящие родители считают, что чешская школа мало занимается детьми.

Что ребенок получает в ней много каких-то развлекательных моментов, много творческих заданий, но именно процесс образования, по мнению этих родителей, недостаточно глубок.

А не бывает ли такого, что дети испытывают какую-то неловкость или даже комплексы из-за своих родителей? Что те недостаточно ассимилировались и их «стыдно» показать друзьями?

— Я работал с одной русской семьей. Там действительно возникла подобная ситуация.

Неловкость сына за родителей, столкновение менталитетов.

Родители одноклассника этого русского мальчика пригласили его вместе с мамой и папой к себе на дачу провести выходные.

А когда они приехали, сын стал испытывать комплексы.

Его мама и папа — как-то в стороне от всего. Кроме того, не знают языка, им все нужно перевести, объяснить.

Это еще не все. Бедная русская семья еще дома в Праге наготовила множество еды и привезла ее на дачу.

Все это было отвергнуто. Не по каким-то злым или русофобским побуждениям, а из-за разницы в менталитете.

Чешской семье показалось это странным, приготовленная еда осталась нетронутой.

Просто к ней не привыкли, она не показалась вкусной.

Было очень обидно и неловко.

Как для гостей, так и для принимающей семьи.

В результате, русская семья на следующее утро вместе с сыном уехала домой.

Мальчик рассчитывал провести с одноклассником и его родителями три дня, а все закончилось по сути несколькими часами.

Все остались недовольны, а родители потом много месяцев ходили ко мне на приемы, чтобы как-то наладить отношения с сыном, построить с ним другие «контакты», понять чешскую ментальность.

Слава богу, все закончилось хорошо. В этой семье проблем уже нет.

Может ли ребенок, для которого Чехия, ее культура и ментальность — уже полностью «свои», помочь родителям изменить их отношение к новой жизни? Чтобы те начали чувствовать себя в ней комфортно?

— Более взрослый ребенок, осознающий окружающие процессы, конечно, может помогать родителям. Что-то рассказывать, знакомить их с местными традициями и праздниками, находить для тех новые возможности общения.

Разумеется, ребенок может проявлять инициативу. А со стороны родителей будет правильным поддерживать это стремление сына или дочери. Если у них действительно есть желание двигаться куда-то дальше.

Я знаю немало людей, переехавших в Чехию или другие страны Европы, которые рассуждают так... Мы уже на этом новом месте не сможем жить абсолютно счастливо, вряд ли полностью адаптируемся. Мы готовы нести жертвы и страдать, чувствовать себя второсортными... Но мы приехали сюда ради детей. Ради их будущего. Чтобы они выросли счастливыми... Мы живем ради них...

— Когда родители говорят: «Мы живем ради детей», то как раз у их детей возникает чувство вины.

Родитель должен быть счастлив сам по себе, а ребенок обязан это видеть.

Потому что каждый отец или мать, который живет ради ребенка, подсознательно ожидает в будущем какой-то компенсации - ребенок должен оправдать ожидания, которые в него вложили, должен сформироваться в профессиональном и личном плане и вернуть матери или отцу этот долг.

Все это неосознанный процесс.

Иная ситуация с детьми, которые живут рядом со счастливыми родителями, теми родителями, которые тратят немалое количество времени на самих себя, а детей даже в чем-то ограничивают.

Говорят: «Это наше пространство. Это наше время. А вот это время мы можем посвятить тебе».

Дети в таких семьях вырастают куда более счастливыми со здоровыми личностными границами.

Вторая группа клиентов психолога Александра Кузина, как это ни удивительно, молодые и полные сил студенты.

Какие проблемы могут быть у них? Там ведь — вся жизнь впереди...

— Довольно частая и распространенная проблема — это моральное состояние студентов, которые приезжают в Чехию учиться, русскоязычные студенты из России, Украины, Казахстана.

Дело в том, что они едут сюда, прежде всего потому, что этого хотят их родители, они желают дать сыну или дочери европейское образование.

Это дети богатых родителей?

— Или богатых, или из семей, которые не очень то и богаты, но разными путями добиваются цели дать ребенку европейское образование.

И вот эти юноши и девушки, приезжая в Чехию, часто не находят себе места. Разочаровываются в том, что видят.

Сначала им кажется, что Европа, европейская культура и система образования, традиции, общество — все это что-то свободное, праздничное.

Что все это будет давать постоянный позитив.

А потом они сталкиваются, к примеру с тем, что для того, чтобы перейти с одного курса на другой, нужно уделять огромное количество времени занятиям.

И их первые иллюзии исчезают.

В высших учебных заведениях Чехии и той же России тоже большая разница в системе обучения.

В России можно в последний момент успеть что-то нагнать, заткнуть необходимые пробелы.

В Чехии такого не получается. Нужна повседневная кропотливая работа.

И тогда этим студентам становится скучно, неинтересно, они разочаровываются и к процессу обучения начинают относиться довольно халатно.

И при этом они не находятся под контролем родителей, потому что те живут далеко от них.

— Часто еще бывает такое, что родители или изначально выбирают ребенку вуз, где будут заниженные требования.

Или после одного-двух семестров переводят его в такой институт.

Существует некоторая прослойка коммерческих учебных заведений, где во время обучения на многое готовы закрыть глаза.

Но этим проблемы не заканчиваются.

Студент учится, общается в социуме ровесников и более старших товарищей по университету, а потом задается вопросом:

«А что дальше?».

И не находит ответа.

У него не нарабатываются необходимые профессиональные связи, у него нет понимания своей будущей карьеры или специальности.

Очень многие приходят ко мне и говорят: «Я учусь, а сам не знаю, чему. Я не понимаю, зачем мне это нужно. Я не знаю, буду я работать по этой профессии или нет. На самом деле я мечтаю о чем-то другом».

То есть он учится, исполняя волю родителей. Но разве сам студент никак не может изменить свою жизнь?

— Достаточно многие просто сдаются.

Не прилагают никаких усилий изменить жизнь в Чехии.

Здесь же как?

Человек получает диплом, а потом устраивается на те вакансии, которые открыты, которые существуют.

Некоторые студенты так и делают, ради того, чтобы наработать опыт, остаться жить в стране.

А многие ожидали другого.

В российской системе, в российском менталитете многие после университета хотят моментально занять «достойную позицию», люди не живут ощущением, что «я приду с низов и буду постепенно и целенаправленно достигать результата».

Обычно российская молодежь, студенты и выпускники рассчитывают на что то, что они сразу получат хорошую должность, при помощи чьей-то поддержки, тех же родителей, знакомств, связей.

Так все работает в России.

В Чехии система строится иначе.

Ты пришел в банк или проектный институт, но начинаешь с чего-то небольшого.

И студенты из стран бывшего СССР, которые учатся в Чехии и хотят здесь остаться, в какой-то момент все это осознают.

Возникает дикое неудовлетворение: «Это сколько сил я трачу на обучение, а что получу в результате?».

И как студенту помочь? Сказать: «Терпи, держись и жди»?

— Можно постараться приблизить ожидания человека к реальности, с которой он столкнется, четче обрисовать существующую систему и среду, нацелить его на большую профессиональную точность, чтобы студент не терял время, а уже во время учебы мог искать полезные связи, которые могут пригодиться ему в будущем.

Там, дома, в России, для этого есть та же поддержка родителей.

Здесь приходится действовать самому, а поддержка семьи — она только на расстоянии., это первое.

И второе. Желательно четко, уже на младших курсах — втором или третьем — понять, твоя ли это специальность, этого ли ты хочешь на самом деле и пока не поздно можно профессионально переориентироваться, выбрать иную специализацию или даже профессию, найти что-то свое, не бояться, если вдруг этого не избежать, «потерять» в институте курс или два.

Это должны понимать и сами студенты, и их родители.

Многие ли русскоговорящие студенты, оказавшиеся в Чехии «на свободе», не контролируемые родителями, деградируют, спиваются, становятся наркоманами, проститутками и вообще «падают на дно»?

— Такое тоже есть.

Часто дети даже вводят родителей в заблуждение.

Врут тем, что учатся.

Хотя этот их сын уже давно не в институте, все бросил и занимается какими-то иными делами.

Но дело ведь еще и в том, что и этой ниточке тоже приходит конец, потому что обучение связано со студенческой визой, а человек ее лишается.

Но да, бывают, и нередко, и такие драматичные случаи, о которых вы сказали.

Ну и третья группа эмигрантов, нуждающаяся в помощи психолога, это люди, чьи мужья или дети остались на родине.

Работают в Москве или другом городе и пока не хотят переезжать в Чешскую Республику. Потому что «полноценная жизнь» — она в России или Украине, там работа, деньги, связи, досуг.

Зато перевезти в Чехию пожилых родителей или жену — это сделать стоит.

Здесь жизнь тише, спокойнее, ниже уровень преступности, лучшее здравоохранение, налаженный быт, да и вообще стабильность.

Однако и у этих, «добровольно сосланных» людей, возникает немало проблем? Каких? Это вопрос психологу Александру Кузину.

— Очень многие старики, очень многие женщины, которые живут в Чехии отдельно от своих детей или мужей, пребывают в некотором вакууме.

Все потому, что им не хватает элементарных человеческих контактов, элементарной человеческой поддержки.

Еще момент: когда в стране социум утроен, им негде себя применить.

Когда женщина или пожилой человек живет на деньги, которые получает от близких с родины, ему не нужно работать, а чешский социум куда комфортнее, чем в той же России.

И в результате у этих людей возникает достаточно большое количество свободного времени.

Многие несчастны потому, что не находят себе применения.

Хорошо, что существует интернет, социальные клубы, клубы по интересам, в том числе и среди русскоговорящей диаспоры Чехии.

Эти клубы, занятиях в них, помогают многим найти себе единомышленников, почувствовать себя нужными, проводить время в кругу себе подобных. Чтобы все это найти — нужна скорее не энергия, а желание. Потому что необходимой энергией обладают организаторы этих мероприятий.

Ну и, конечно же, при наличии свободных денег, можно и платить за то, чтобы для тебя создавали комфортный досуг, мероприятия, поездки, путешествия, походы.

Вот чьи-то родители, чья-то жена не испытывают счастья от своей эмигрантской жизни. Человеку дискомфортно, хотя со стороны все кажется нормальным или вовсе прекрасным. И от этого становится еще хуже. Кого люди начинают винить? Себя? Или детей и мужей, которые отправили их в Чехию? Куда выплескивается эта «энергия недовольства»?

— Каждый находит свой выход. Кто-то в том, что сложилась такая ситуация, начинает винить окружающих, виноваты те, кого нет рядом, или виноваты те, кто вроде и рядом, но недостаточно времени уделяют контактам, общению, звонкам.

Это недовольство своей жизнью люди выплескивают в поиск виновных.

Ну а кто-то начинает испытывать депрессию и подавленность.

Что меня ждет дальше?

Неужели все мое будущее — вот эта квартира, соседние магазины и может курорты, если говорить о тех, кто живет, к примеру, в Карловых Варах.

И жизнь этих людей становится невыносимо скучной и неинтересной.