PromoPromo

Иосиф Кобзон: «Никогда в жизни я больше не буду лечиться за рубежом!»

2 сентября 2015, 12:38
«Когда я получаю письма с просьбами найти несколько десятков тысяч долларов или евро на то, чтобы сделать кому-то операцию в Германии или в Швейцарии, я всегда отказываю»...

Иосиф Кобзон: Никогда в жизни я больше не буду лечиться за рубежом!

Быть треплом в современном российском обществе уже не престижно, это даже как-то буденно, обычно.

Но вот быть бесконечно прожжённым лгуном, фальшивым насколько только это возможно, похоже, действительно заслуживает и внимания и уважения в России.

Как вам слова: После онкологической операции в Германии я сказал: Никогда в жизни я больше не буду лечиться за рубежом! У нас своя медицина на достойном уровне ...

Слова нашего сердобольного горемыки-плакальщика Иосифа Кобзона. Человека пресмыкавшегося ради визы перед всем кем это только было возможно. Слова не пятнадцатилетнего подростка, слова старика, человека, который своим одним возрастом должен вызывать почтение у публики, слова

Слова, слова, слова, Кобзон врет постоянно, лжет без остановки, а как гадко честно, даже читать противно, но надо, специально для вас отрывки из интервью данного АиФ. Здоровье :

Когда я получаю письма с просьбами найти несколько десятков тысяч долларов или евро на то, чтобы сделать кому-то операцию в Германии или в Швейцарии, я всегда отказываю .

Почему?

Потому как считаю, что в настоящее время российская медицина находится на очень высокопрофессиональном уровне. Это раньше можно было ещё говорить, что у нас не умеют лечить то-то или то-то, что нет оборудования и медикаментов для лечения того-то и того-то. Сегодня ситуация изменилась. Вот я, например, онкологический больной. Но лечусь я только в Москве, хотя, как вы догадываетесь, у меня есть достаточно обеспеченных, влиятельных друзей, которые предлагают мне лечение в самых разных странах, кроме Америки, куда меня по-прежнему не пускают .

Но, если не ошибаюсь, операцию вам делали в Германии...

Да, это правда. Но меня туда отправили, особо не спрашивая, хочу я или не хочу. Врачи на консилиуме вынесли приговор, согласно которому жить мне оставалось две недели .

То есть вы не хотели ехать...

Нет, не хотел. С моим диагнозом после операции я должен был там находиться неделю, максимум полторы. А я пролежал два с половиной месяца. Осложнений было много. Тяжело и морально, и физически пришлось. Но после этой немецкой клиники я сказал: Никогда в жизни я больше не буду лечиться за рубежом! Вот сейчас предлагают пройти лечение в Англии, но я даже не раздумываю на этот счёт. Не хочу я там ни обследоваться, ни терапию проходить .

Если, как вы говорите, медицина в России находится на столь высоком уровне, то почему так много разговоров о том, что со здравоохранением у нас полная беда?

Это заблуждение! Конечно, есть недочёты, упущения... Есть куда расти, совершенствоваться, и это делается. Вот я, например, являюсь членом и вице-президентом лиги Здоровье нации , которую возглавляет академик Лео Антонович Бокерия. Могу ответственно сказать, что в рамках существования нашей лиги мы боремся с самыми серьёзными заболеваниями. Не только в Москве. Скажем, мы регулярно организуем отряд медработников, которые на корабле выезжают в отдалённые провинциальные города и посёлки .

Но в масштабах страны это капля в море!

Вы говорили о том, что настоящей эпидемией, особенно в регионах, стали алкоголизм и наркомания среди молодёжи...

Это, к сожалению, так. У молодёжи нет мотивации к нормальной, здоровой жизни, они не видят перспектив для себя, не хотят служить в армии. Кстати, престиж службы в армии это во многом вопрос государственной информационной политики. Хорошо, что сейчас стали показывать службу в вооружённых силах с её привлекательной стороны. Это потихоньку меняет отношение к службе у подрастающего поколения. А после того как в этом году в честь 70 летия Победы прошёл грандиозный парад на Красной площади, я знаю: многие молодые и вовсе стали другими глазами смотреть на службу в вооружённых силах .

Но это всё попахивает рекламной кампанией, а рекламе, как известно, верить можно далеко не всегда...

В одном из наших интервью вы сказали, что про вас очень часто врали, распространяли нелепые слухи. Можно ли сказать, что ложь это часть человеческой природы, что без вранья никак?

Ложь во спасение имеет право на существование. И для себя я её не отрицаю, пусть и с принципиально важной оговоркой. Если эта ложь никому не принесёт вреда, если тебе за неё не будет стыдно потом, то в этом случае не вижу ничего страшного и аморального .