Кого можно считать человеком? Мы до сих пор не знаем

Мы не знаем, можно ли причислить к людям неандертальцев или шимпанзе, потому что никак не можем договориться о том, какие характерные черты определяют принадлежность к роду Homo

Мы не знаем, можно ли причислить к людям неандертальцев или шимпанзе, потому что никак не можем договориться о том, какие характерные черты определяют принадлежность к роду Homo, разводит руками обозреватель BBC Earth.

Есть мнение, что человека делает человеком его культура. Часто также упоминаются душа, мораль, язык и даже чувство юмора.

Но давайте попытаемся отвлечься от метафизических категорий и разобраться в том, что делает человека человеком в фундаментально-физическом смысле.

Как это ни удивительно, общепризнанного ответа на это вопрос нет. Ученые пока так и не смогли сформулировать формальное описание нашего биологического рода Homo (люди) и нашего вида sapiens (человек разумный).

Не то чтобы ученые никогда не пытались этого сделать. На самом деле, есть сразу несколько предлагаемых возможных описаний людского рода, и в научной среде существует на удивление широкий спектр мнений по поводу того, какие черты для человека характерны, а какие - нет.

Одни специалисты считают, что род Homo существует немногим более 100 тысяч лет, и отказываются причислять к нему даже наших самых известных доисторических предков, неандертальцев.

Другие же заявляют, что человеческому роду уже примерно 11 миллионов лет, и он включает в себя не только современных людей и вымерших неандертальцев, но и шимпанзе и даже горилл.

Как получилось, что по столь фундаментальному вопросу существуют такие большие разногласия? И, в конце концов, какое из определений рода Homo является верным?

Это и есть главный вопрос , - замечает Джеффри Шварц из Питтсбургского университета в американском штате Пенсильвания.

Похоже, путаница началась еще с Карла Линнея, жившего в XVIII веке шведского естествоиспытателя, который первым создал единую систему классификации растительного и животного мира.

В своей основополагающей работе Система природы , первое издание которой вышло в 1735 году, он дал четкие названия и определения тысячам видов, но к нашему собственному роду подошел несколько более отвлеченно.

Называя очередной род животных, Линней подробно описывал его определяющие физические признаки. Но по поводу рода Homo он просто написал по-латыни nosce te ipsum , или познай себя .

Возможно, Линней полагал, что человек настолько сильно отличается от остальных животных, что давать ему формальное физическое описание нет необходимости.

Или же ссылался на тот факт, что люди - единственные животные, обладающие достаточным самосознанием для размышлений о собственном существовании.

В любом случае, его формулировка явно указывает на то, что люди фундаментально отличаются от всех остальных.

Линнея можно понять: он жил более чем за сто лет до публикации работ Чарльза Дарвина по теории эволюции путем естественного отбора, из которых можно сделать вывод, что люди тоже являются частью животного мира.

Но некоторые современные ученые - Шварц и его единомышленники - утверждают, что решение Линнея способно объяснить, почему человеческий род по-прежнему с трудом поддается формальному определению.

Многие специалисты по эволюции человека вообще-то считают, что с определением рода Homo никакой проблемы нет. По их мнению, первые люди появились в Африке два-три миллиона лет назад.

До тех пор на этом континенте жили группы высших приматов, в основном относившихся к другому роду - к австралопитекам.

Австралопитеки имели ряд человеческих черт - в частности, они перемещались на двух ногах, - но их мозг был существенно меньше нашего, а передние конечности были длиннее и более приспособлены к лазанию по деревьям, как и у других обезьян. Питались они тоже иначе, чем мы.

Принято считать, что по мере того, как их мозг постепенно увеличивался, гоминини (люди, шимпанзе и некоторые их вымершие предки) начали употреблять в пищу мясо, и их телесные пропорции постепенно стали ближе к современному человеку, к Homo , - говорит Бернард Вуд из Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне.

Но не факт, что эта распространенная теория на самом деле верна.

Самые ранние виды из обычно относимых к роду Homo имеют ряд австралопитекских черт. К примеру, человек рудольфский (Homo rudolfensis), живший примерно два миллиона лет назад, имел большое, широкое обезьяноподобное лицо, а не более узкое человеческое.

Кроме того, ранее было принято считать, что на заре нашего рода объем человеческого мозга вырос скачкообразно, но современный детальный анализ заставляет предположить, что это процесс был куда более постепенным.

Другими словами, некогда четкая граница между первыми людьми и предками-австралопитеками стала более размытой.

Именно этого и следовало ожидать, заявляет Брайан Вилмор из Университета Невады в американском Лас-Вегасе. По его словам, традиционно рисуемая картина ранних стадий развития человечества нуждается в корректировке.

Разглядывать окаменелые кости и пытаться понять, когда они начали в достаточной мере напоминать современные человеческие - это весьма субъективный подход.

Вместо этого определение роду Homo нужно давать, глядя на древо его эволюции.

На каком-то этапе предки человека обособились от австралопитеков, и род Homo берет свое начало именно во время этого отделения.

Сопутствующие физические характеристики, к примеру, большой мозг, появились позднее, в результате десятков тысяч лет эволюции.

Самые ранние люди были настолько близки к австралопитекам, что выглядели практически так же, считает Вилмор: имели длинные руки, маленький мозг и так далее.

На формирование собственных уникальных физических черт человечеству потребовалось не так уж много времени, но на первых порах отличить человека от австралопитека смог бы только внимательный глаз.

Вилмор таким глазом обладает. В 2015 году он и его коллеги объявили о находке, которая, по их мнению, стала самым ранним археологическим свидетельством существования рода Homo: они нашли фрагмент челюсти возрастом в 2,8 миллиона лет.

Человеческой, по мнению ученых, ее можно считать благодаря нескольким малозаметным деталям. К примеру, форма небольшого отверстия в кости, через которое проходили нервы и кровеносные сосуды, однозначно человеческая, не похожая на таковую у австралопитека.

Если мы хотим составить перечень физических характеристик, определяющих род Homo, то, возможно, нам стоит обращать внимание именно на такие мелкие детали, а не на более очевидные черты вроде крупного мозга.

Но с этой точкой зрения согласны не все.

Вуд, к примеру, считает, что человеческий род появился позднее, когда у наших предков сформировался характерный образ жизни, явно отличающийся от образа жизни австралопитеков.

Последние имели длинные руки и, судя по всему, проводили немало времени на деревьях.

Человек же, как правило, живет на земле и имеет более короткие передние конечности.

Кроме того, похоже, что австралопитеки достигали зрелости сравнительно быстро, как современные обезьяны. У человека - более долгое детство.

Вуд говорит, что род Homo зародился тогда, когда наши предки наконец слезли с деревьев и продолжительность их детства начала расти.

Если он прав, то при вынесении определения человеческого рода нужно учитывать и эти поведенческие черты, а не только особенности анатомии.

Применение такого подхода тоже внесет некоторые изменения в традиционное видение человеческой эволюции.

Вилмор и его коллеги не дали название виду, к которому относится найденный ими фрагмент челюсти возрастом в 2,8 миллиона лет.

Но в целом принято считать, что примерно два миллиона лет назад род Homo разделился по меньшей мере на три вида - человек умелый (H. habilis), человек рудольфский (H. rudolfensis) и человек прямоходящий (H. erectus).

Вуд полагает, что из всех трех к человеческому роду можно отнести только человека прямоходящего.

Та отрывочная информация, которой мы обладаем о жизненном цикле habilis и rudolfensis, заставляет предположить, что они не сильно отличались от австралопитеков , - говорит он.

Кроме того, из найденных археологических фрагментов можно сделать вывод, что человек умелый сохранял способность австралопитеков ловко лазить по деревьям.

Нам нужно исключить человека умелого и человека рудольфского из нашего рода, утверждает Вуд. Их - по крайней мере, по имеющимся данным - стоит скорее отнести к австралопитекам.

У такого подхода есть недостаток: ведь в ходе изучения эволюции человека появляются новые факты, которые еще сильнее запутывают дело.

Никто не спорит с тем, что человек прямоходящий был по пропорциям своего тела близок к нам и проводил большую часть жизни на земле, а не на деревьях.

Но в 2001 году стало известно, что взрослел он гораздо быстрее, чем мы . Его жизненный цикл существенно отличался от такового у современных людей , - говорит Вуд.

Так что же, человека прямоходящего тоже нужно исключить из рода Homo? Или же мы должны в очередной раз пересмотреть описание рода, чтобы позволить этому человеку остаться человеком?

Вуду больше по душе второй вариант, но он вызовет некоторые научные последствия: Если включить, в наш род, человека прямоходящего, придется признать, что в этом роду есть виды с разными жизненными циклами. Эта характеристика у них различается .

Может быть, к определению человека нужно подойти вообще с другой стороны?

В конце 1990-х годов группа биологов несколько расширила рамки этой дискуссии, рассмотрев, каким образом роды определяются в отряде приматов в целом.

Они применили критерии скорости генетических мутаций и степени генетического разнообразия в каждом роду, чтобы рассчитать, когда они появились в процессе эволюции.

Биологи выяснили, что типичный род в отряде приматов насчитывает 7-11 миллионов лет истории. Что делает род Homo, возрастом всего в 2,8 миллиона лет, большим исключением.

Ученые заявили, что имеет смысл переклассифицировать наш род таким образом, чтобы он соответствовал по возрасту другим родам приматов. То есть удлинить его историю втрое.

Другими словами, такой подход подразумевает, что род должен определяться по продолжительности его истории, а не по анатомическим или поведенческим характеристикам.

Но тогда мы получим неожиданный результат: если первые представители рода Homo жили 11 миллионов лет назад, то к ним нужно отнести не только ранних людей, но и шимпанзе, так как последние обособились от нас всего семь миллионов лет назад.

Это предположение звучит, мягко говоря, спорно, но некоторые ученые видят в нем рациональное зерно.

В 2001 году группа генетиков решила подойти к определению рода Homo еще более широко: специалисты рассмотрели степень генетической изменчивости в нескольких родах млекопитающих.

У людей и у шимпанзе, как известно, совпадает около 99% ДНК (точные цифры несколько разнятся в зависимости от методики подсчета), ДНК гориллы тоже от них не очень сильно отличается.

Разные виды кошачьих, собачьих или медведей, обладающих подобной генетической схожестью, относились бы к одному и тому же роду, и для приматов, по идее, тоже не должно делаться исключений.

В соответствии с такой методикой, в человеческий род должны попадать не только шимпанзе, но и гориллы.

У этой идеи есть сторонники. В 2003 году Даррен Курно (сейчас работающий в Университете Нового Южного Уэльса в Австралии) совместно с покойным ныне Аланом Торном на основании исследований ДНК пытался переработать научную классификацию наших вымерших предков.

Курно и Торн указали на то, что люди и шимпанзе, несмотря на значительное сходство генов, внешне сильно отличаются друг от друга.

На основании этого наблюдения можно сделать вывод, что у приматов с легкостью эволюционируют новые физические черты - даже если ДНК остается почти неизменной.

Исследователи сочли, что не стоит давать названия новым ископаемым видам и родам гомининов (в отличие от гоминини к гомининам относят еще и горилл )на основании одних лишь небольших различий в их костной структуре.

Все кости, похожие на человеческие и имеющие возраст до семи миллионов лет, должны относиться к роду Homo, заявили они. А заодно в род нужно включить и шимпанзе.

Однако сейчас Курно говорит, что с тех пор изменил свою точку зрения. Я больше не считаю, что шимпанзе нужно относить к роду Homo , - говорит ученый.

Теперь Курно скорее согласен с теорией, предлагаемой Вилмором и его единомышленниками, а именно: люди впервые появились около 2,8 млн лет назад и были тогда представлены такими видами, как Homo habilis и Homo gautengensis (этот вид Курно описал на основании окаменелостей, найденных в Южной Африке).

Хотя Курно сейчас и не согласен с собственными ранними выводами, они, по крайней мере, представляли собой попытку привести определение рода Homo в соответствие с принятыми практиками классификации других приматов и млекопитающих - а заодно уточнить расплывчатое определение, сформулированное Линнеем 280 лет назад.

Вуд тоже говорит, что он преследует именно эту цель в своих поисках описания рода человека.

Шварц тоже хотел бы сформулировать определение Homo таким образом, чтобы оно не выделялось из системы классификации других родов млекопитающих.

Но результат - если последовать его методике - окажется совершенно иным.

Шварц считает, что самые главные отличия между родами млекопитающих заключаются во внешности, а не в генах и не в поведении.

Выдры вскрывают ракушки при помощи камней, вороны умеют с помощью камешков поднять уровень воды в сосуде, чтобы до нее дотянуться, но мы ведь не станем утверждать, что эти особенности поведения определяют выдр или ворон, - замечает он . - И к гомининам нужно относиться точно так же, как и к любым другим организмам .

По его словам, если внимательно присмотреться к ископаемым останкам гомининов, в них обнаружится гораздо больше разнообразия, чем считает большинство исследователей.

К примеру, неандертальцы были крепче сбиты, чем мы, и имели выраженные надбровные дуги, которых, как правило, нет у современных людей.

Шварц утверждает, что если бы подобные различия наблюдались у других животных, ученые без колебаний отнесли бы их к совершенно разным родам.

Тут уж не до шимпанзе: Шварц предлагает хорошенько задуматься над тем, не изгнать ли из наших сородичей даже неандертальцев.

По его словам, нужно начать с известной величины - ныне живущих людей - и постепенно двигаться назад во времени, внимательно оценивая, какие окаменелости действительно относятся к нашему роду и виду.

Эта точка зрения не очень популярна, но если мы хотим классифицировать человека точно так же, как свиней, грызунов, лошадей и других млекопитающих, именно так нам и нужно поступить , - убежден ученый.

Он уже начал работать по этой методике, обращая особое внимание на черепа и челюсти гомининов.

Человеческий род определяется формой подбородка и лба, говорит он. А их характерная форма впервые появилась примерно 100 тысяч лет назад.

Если исходить из этого, то родственниками ныне живущих людей можно считать лишь относительно недавних наших предков - такие останки были найдены, к примеру, в израильской пещере Схул и в южноафриканской пещере Бордер-кейв.

В общем, совершенно ясно, что недостатка в разных научных методологиях определения нашего рода нет.

Но у ученых также нет и консенсуса по поводу того, какое из определений нужно считать правильным. А с учетом того, насколько рьяно сторонники разных точек зрения отстаивают свои позиции, ожидать компромисса в ближайшем будущем вряд ли приходится.

Может показаться удивительным, что мы не способны без споров определить саму нашу суть. Но, возможно, дело тут отчасти и в том, что речь идет о человечестве.

Когда мы сравниваем окаменелые кости лошадей, страсти не кипят, - замечает Шварц . - А если речь идет о гомининах, начинают бушевать эмоции .