PromoPromo

Немного о русофобии и русском мире...

28 мая 2015, 13:29
Как по мне, если что и есть русофобия, русоненавистничество – так это желать своей стране положения «Северного Зимбабве».

Меня иногда спрашивают: Артём, почему вы живёте на территории России, когда такой русофоб?

И вот тут становится ясно, что люди чего-то очень сильно недопонимают в этой жизни.

Я живу в этой стране, на этой территории, потому что я здесь родился, вырос, и, соответственно, мне тут всё родное, с детства знакомое и ностальгичное .

Нет, я довольно комфортно себя чувствую и на тихоокеанских пляжах, и в латинских льяносах, и в центре Парижа, но всё-таки берёзки, окушки в речках, подосиновики в рощицах это как-то ближе к моему мнемо-биологическому коду , если угодно.

Ну а государство РФ живёт на той же территории, которая мне так симпатична, постольку, поскольку такие парни, как я, позволяют ему это делать. И, в общем-то, я даже сейчас не вижу причин совсем уж аннигилировать и рвать в клочья это государство.

Это создаст слишком много проблем.

Но у него есть некоторые болезни, как хронические, так и вновь приобретённые, которые надо подлечить.

Ну, как если ваш ребёнок, почувствовав себя крутым, начинает грязно приставать к девочкам в школе и стрясать мелочь с малышей это нуждается в некотором лечении. Ибо иначе плохо кончится.

Да, для меня государство это не Родина-Мама и не Отечество-Папа.

Это именно что наш коллективный такой ребёночек, которого мы, живущие на этой земле, породили, взращиваем, воспитываем и отвечаем за его поведение перед другими обитателями глобуса.

И можно, конечно, науськивать его, типа, иди, перетискай всех девчонок и обуй хорошенько всю малышню но, боюсь, прошли времена, когда подобная модель поведения была да не то что моральной - но хотя бы выгодной или в принципе возможной .

Теперь об отношении к прочей двуногой фауне, населяющей ту же страну, что так нравится мне.

Ну, русофобия - это, пожалуй, самое неуместное слово, которым можно было бы охарактеризовать именно моё отношение к дражайшим компатриотам.

Действительно, я не люблю тупых быковатых имбецилов, не способных на полшага вперёд просчитывать последствия своих действий или вовсе контролировать их но это в равной мере касается как русских гопников, так и, скажем, британских чавов (при всей симпатии к англосаксонству как к культурно-политическому явлению).

Но эта нелюбовь скорее презрение.

Брезгливость.

Естественное чувство к людям, которые потенциально имеют мозг, но не взяли на себя труд научиться им пользоваться.

Фобия, как страх перед такими?

Да я вас умоляю! Сами по себе они слишком глупы и безвольны, чтобы представлять серьёзную опасность.

Она, опасность, может возникать, когда силовой аппарат государства решает вдруг взять моду потакать инстинктам черни но, в конечном счёте это наиболее опасно для него самого.

В отношении же нормальных людей я вообще почти не делаю национального различия.

Разве лишь с русскими у меня всё-таки больше соприкосновений по культурному бэкграунду, а потому бывает и проще общаться.

И вообще, как говорил один мой друг: К чёрту эти национальные предрассудки! У всех людей кровь одинаково вкусная, если, конечно, они не диабетики .

Он это сказал то ли на трёхсотом, то ли на четырёхсотом своём дне рождения (сейчас уж не упомнишь) и несмотря на столь юные лета, явил большую мудрость.

Что всё-таки немножко затрудняет порой общение с русскими если они в принципе морочатся своим национальным айдентити , то имеют о нём какое-то очень извращённое представление, куда понапихано столько мистической пурги и великодержавного пафоса с неизбывной отдушкой мазохизма, что хоть святых выноси.

Я же, рискну сказать, не только что не русофоб , но, по сути, чуть ли не единственный ИСТИННЫЙ русский, оставшийся на этой земле.

Во всяком случае, я, наверное, единственный русский политик и филолог, который воспринимает Слово о полку Игореве как произведение СВОЕЙ культуры и понимает, о чём там в принципе написано и зачем написано.

Например, когда об Игоре говорится, что он пошёл тропою Трояна - это не географическое указание.

Это ироническая фигура речи.

Имеется в виду император Траян, весьма популярный тогда персонаж в византийской и, соответственно, русской историографии. При котором Рим достиг максимальной экспансии и благоденствия.

И в Слове эта фигура употребляется так же, как мы бы сказали про любого очередного военного лузера возомнил себя Наполеоном .

И вообще, это никакой не героический эпос (тьфу-ты, пошлость какая!), а очень саркастический, блестящий памфлет. Явление гораздо более высокой политической и литературной культуры.

Ну и эти князья, которых так язвительно высмеивает автор Слова - на самом деле прикольные ребята. Хищники но симпатичные.

За Русь Святую, за веру православную, за люд простой христьянский костьми ляжем!

Чо?

Не по адресу.

Это феодалы.

Бандосы.

Крышевики, временами рейдеры.

Яркие индивидуальности, сугубые индивидуалисты.

Им не впёрлось за Русь единую и Святую костьми ложиться.

Не говоря уж про люд простой (если он не в их владении). Но за свой шкурный интерес и половцев запросто приведут, чтобы вместе пограбить чужое княжество.

Расширяя, между прочим, культурные контакты и политические связи с тюркоязычными соседями.

В общем, движуха-веселуха. Mount-and-Blade, как он есть.

Такая Русь мне по душе.

Это, как говорит один мой друг (не тот, у которого четырёхсотлетие было, а постарше) люди культуры Илиады .

У него, к слову, есть целая теория о том, что чуть ли не определяющим фактором возвышения Европы стало то, что поэтический гений Гомера ухватил нравы варварской военной вольницы тогда, когда они ещё не дозрели до кристаллизации некой развитой оседлой державы, которая бы воспринималась как такая сакральная самоценность, перед которой меркнет всё личное, частное.

В Илиаде все эти герои, шестисоточные ахейские царьки - дерутся не ради контроля Эллады над Эгейщиной . А ради ратной славы как таковой и поживы. Включая всяких там девиц. Из-за которых, при делёжке, готовы вспарывать друг другу брюхо с не меньшим энтузиазмом, чем троянцам.

Или, вы думаете, на кого гнев, богиня, воспой, Ахиллеса, Пелеева сына?

На Гектора?

Ага, щаз!

На Агамемнона, предводителя всего этого ахейского шапито на выезде. Который захапал себе Хрисеиду, дочку жреца Апполона (просто мимо проплывали и приглянулась), из-за этого греки навлекли на себя гнев божества, ну и Ахилл требует: Слышь, Атрид, мать твою Аэропу! Да ты реально попутал! Давай уже, отдай девку нам эти качели с Апполоном нахер не нужны .

Агамемнон же ему: Это как бы моя доля была, и потому с вас компенсация .

Ахилл поминает всех домашних животных, применительно к царю царей , и говорит, что если он такой умный то пусть сам и воюет.

Ну вот такие нравы.

Простые, незамутнённые, никакого особливого чинопочитания, никакого лизоблюдства, а просто Если ты мне начальник то не будь мудаком. Иначе пошёл лесом .

Военная демократия как она есть.

Через эту стадию проходили все варвары, которые потом образовывали осёдлую державу (обычно снеся то, что было до них), и там уж фигура вождя царя бога на земле она беспредельно сакрализировалась, а отношения власти и подчинённости возводились в абсолют, общее дело, общее благо, главное стабильность, никакого своевольства.

У эллинов же этот слепок варварской вольницы, где воин-герой вполне даже смел возражать царю, будучи себе на уме и при своих понятиях чести, оказался так оформлен в Илиаде, что неизбежно возрождался во всех последующих генерациях европейской политической элиты, когда они отходили от естественной варварской вольницы и готовы уже были, вроде, к классической, строго иерархической деспотии но в этот момент, научившись читать, читали Илиаду.

И понимали, как на самом деле должны вести себя благородные герои по отношению к великим всяким царям-упырям.

При этом, совершенно не важно, что там на самом деле было в войнах ахейцев с хетто-лувийцами за контроль над Гелиспонтом.

Важно, как Гомер это описал спустя века три (а то были Тёмные Греческие века, когда, на фоне общего Бронзового Коллапса, Элладу захлестнула волна дорийцев и беспредела, и Гомер описывал именно тогдашние криминально-варварские нравы людей вольных и буйных, не то чтобы очень дружных с понятием государственности).

Не знаю, насколько состоятельна теория моего друга, но ею он объясняет, почему именно в Европе, которая вся растёт из греческой античности, так силён был дух индивидуализма, личной чести, личного интереса и вообще бунтарства против деспотии.

Скажем, в Китае, при том, что порою он очень здорово опережал Европу в общекультурном отношении, такого не наблюдалось.

Там, скорее, конфуцианская умеренность, аккуратность и добродетельность как идеал и для власть имущих ( благородный муж ), и для подчинённых. А вот что царя можно послать, если чувствуешь, что он тебя в блудняк какой-то втравил это именно европейская ценность.

Ну и Русь как она была это плоть от плоти Европа, несмотря на некоторые естественные культурные различия (какие есть, разумеется, между любыми даже близкородственными и соседними нациями).

И Новгород плоть от плоти Европа.

Да, воевали регулярно с немцами.

Выясняли вопрос, кто крышует всякую чудь, а также родной русский город Псков, который не мог крышевать себя сам. Но это не было каким-то психозом типа враги исполчились на Русь Святую, костьми ляжем, братия! Да обычные пацанские разборки.

За бабло, в общем-то.

Которое, впрочем, можно было рубить и на торговле с теми же немцами, когда воевать надоедало.

Ну и это Русь. Нормальные, живые люди. Духовные скрепы по минимуму, почтительность к государственной власти покуда она устраивает.

А Московия это немножко другое.

В самом-то по себе возвышении Московского княжества и покорении им окрестных земель не было ничего противоестественного, даже в самых жёстких карательных мерах, но вот что-то есть всё же в политическом образе Московии, с чем трудно примириться.

Какая-то крайняя увечность (исторически обусловленная, конечно), какая-то не просто елейная религиозная унылость (в Европе этого говна тоже хватало), а натуральная садомазохистическая достоевщина, и какой-то нарочитый вызов рациональности.

То есть, Московия не просто ведь затевала войны с соседями, чтобы расшириться и укрепить свои позиции.

Она то и дело будто бы нарочно вела себя так, чтобы не выиграть войну, а только лишь спровоцировать её, пусть и с заведомо печальным для себя результатом.

Так было в Ливонскую, когда вроде бы закрепились на Балтике, одолев Орден и потеснив ляхов, но обязательно нужно было нахамить шведам и потерять все результаты.

Так было и в Прутскую кампанию Петра, когда, вроде бы, ему все усилия следовало сосредоточить на освоении наконец-то добытого окна в Европу на Балтике и укреплении экономики а он вздумал поссориться с османами и влетел.

Так было и в Крымскую, когда российская дипломатия совершила чудеса эквилибристики, чтобы у Николая не осталось ровно ни одного союзника, и чтобы своим хамством вызверить против себя две заведомо более сильные, более продвинутые державы, демонстративно подтеревшись теми гарантиями, которые они давали Турции, проиграть на своём поле их экспедиционному корпусу, и profit?

В том-то и дело, что profit.

Вот так в Московии повелось, что любая война profit.

Выиграли слава нашему оружию!

Проиграли?

Значит, лишний раз показали народу, как русских людей обижают, как все против нас, а значит, надо ещё теснее сплотиться вокруг трона и не рассуждать, хорош ли царь.

И терпеть любой произвол государственной власти, ибо, какова б ни была она, но не станет её придёт злой татарин, и вовсе Расеюшки не станет.

Этакая премилая спекуляция на генной памяти об Иге.

Но возблагодарите господа, что Иго сброшено, нашими усилиями и молитвами, а для защиты от прецедентов мы предлагаем вам, наши смиренные подданные, улучшенную модель: Иго 2.0. Только уже не с баскаками, а с опричниками. Но они ж ведь наши, родные, в доску свои, а не какие-нибудь чурки косоглазые?

В общем, наверное, это трудно объяснить, но моя неприязнь к Московии обусловлена не брутальной жёсткостью, какое являло это государство.

Да все бывали хороши!

А в затейливых пытках и казнях можно углядеть даже зачатки креативности (ну, кино-то не было, игрушек компьютерных не было, а публику развлекать как-то надо).

И хотя я шучу порой, общаясь с ымперцами , мол, вы мне, ****, ещё за Новгород ответите !

Разумеется, это метафора.

Да мало ли, кто когда уничтожал города пусть даже соплеменников, если видел в них опасность для себя?

Все это делали.

Но московиты это делали реально, как ****. А не как гордые завоеватели.

Всю дорогу под причитания о том, как они на самом деле спасают и защищают русский народ.

От некой напасти большей, чем они сами!

Просто, народ этот глуп, и не понимает, чего ему нужно, а нужна ему единая огромная держава, и не важно, каковы в ней порядки, пусть даже таковы, что она перманентно воюет сама с собой, подавляя всякую крамолу, но это необходимо, ибо иначе вороги лютые нас вовсе изничтожат под корень.

А так-то можно и потерпеть, и спину прогнуть даже князю, только б держава стояла, только б вертикаль власти в ней была.

Этот образ политического действия реально напоминает флагеллянта-мазохиста, который постоянно занимается самобичеванием для достижения эрекции, притом не брезгует и помощью посторонних, которых задирает не затем, чтобы победить их, а чтобы они его отстегали.

Ну и это вот такие духовные скрепы Московии которые мне всё же противны.

Я могу вообразить себя ушкуйником от Новгородской республики, прекрасно зная, что эти ребята не всегда вели себя благонамеренно и цивилизованно, но они были вольными и живыми людьми.

Я могу вообразить себя удельным князем домонгольской Руси, который, конечно, состоит в вассальных отношениях со стольным князем, но лишь постольку, поскольку в принципе одобряет его политику. А так-то есть большие возможности маневрирования по фракциям и альянсам, сообразно личным представлениям об адекватности целей и средств.

Но вот вообразить себя, скажем, опричником Грозного ну его!

Быть псиной при свихнувшемся сифилитике, который некогда проявлял зачатки толкового государственного деятеля, но сейчас представляет собой параноика, целенаправленно гробящего свою страну.

Не, ну естественно, нельзя и огально охаивать Московитскую державу!

Были там и проблески здравомыслия, была и культура занятная, но всё же общий её облик был таков, что и в девятнадцатом веке было естественно сказать: Я, разумеется, презираю наше Отечество с головы до ног .

То есть, вот всеми мыслящими людьми признавалась такая какая-то гниль, такая червоточина, которую невозможно отрицать.

И даже те, кто пуще всех надувал (и надувает) щёки, славя непомерное величие России (от Уварова до Проханова), на самом деле прекрасно понимают, что как раз их пафос вернейший признак неуверенности в любви к Отечеству такому, какое оно есть.

Но ведь правда же мы круче всех? Но ведь правда же мы самые духовные? Но ведь правда же за нами правда?

Правда в том, что ты сам, родное сердце, прекрасно знаешь, что это неправда.

От этого тебе неуютно, от этого ты и кричишь так громко, пытаясь в самом себе заглушить ужасную мысль: А нужна ли вообще хоть кому-то эта нездоровая Россия?

Мне нужна.

Но не в московитском, конечно, убогом, садомазохистическом, насквозь фальшивом виде.

Тоже мне, Третий Рим!

Нет, вот насколько я не намерен мстить за уничтожение Новгорода (история уж довольно отомстила) настолько же я хочу его возрождения. Его духа. Истинно русского, если угодно. Но более широко человеческого измерения.

Когда нормальным считается, что негоже лизоблюдствовать и лебезить перед деспотией только потому, что иначе на смену ей может прийти нечто ещё худшее. А просто нужно думать головой, иметь в виду свой интерес и строить отношения с другими людьми так, чтобы закономерный конфликт ваших частных интересов не приводил к беспределу.

Чтобы сотрудничать с другими людьми продуктивно.

А князь?

Это наёмный менеджер по военно-полицейским делам. Не менее, но и не более того.

И я верю, что на своём веку увижу это в России, возрождение Новгородчины.

Поскольку вот этот московитский маразм, державность ради державности , - он очевидно дошёл до такой точки, когда нелепо даже делать вид, будто кто-то в него всерьёз верит.

Ну, когда офицер КГБ начинает оперировать такими понятиями, как сакральный Крым - это уж просто нескрываемый балаган, который не может продолжаться сколько-нибудь долго.

Все понимают, что прорвёт и лопнет, и что возникнет политический вакуум , и ждут то ли нукеров джихангира, то ли псов-рыцарей, а придут ушкуйники.

Только современные. Цивилизованные.

Которые девицу сначала на ушкуе пригласят прокатиться, романтически, прежде чем предложить вступить в партию.

Но если тут не возродится Новгородчина нас реально убьют.

Это не эсхатология.

Это не русофобия.

Это констатация факта.

Либо мы научимся конструктивно ладить с людьми без дешёвых понтов про свою несравненную духовность, прямо переходящую в беспредельную бычку, либо окажемся в положении Северного Зимбабве .

Как по мне, если что и есть русофобия, русоненавистничество так это желать своей стране положения Северного Зимбабве .

Которое, понимаешь, оченна высокодуховное, но осаждённое со всех сторон, но за нами правда и справедливость, и потому боги нам помогут.

Но этот номер не пройдёт.

Он слишком шутовской изначально, чтобы прошёл.

И русские, на самом деле, всё-таки слишком развитая нация (что бы иное сейчас ни казалось), чтобы их можно было всерьёз загнать даже не в прогрессистское мечтание о светлом коммунистическом будущем , а вот в унылую дрёму о русском мире , который сам абсолютно непонятно о чём, если считать его не частью, но антитезой европейской цивилизации.