«Нет, следующие 20 лет только Путин»

25 января, 13:15
Бедноватое общество вернётся в своё нищее состояние, в родные 2003-2004 годы

Ходила в гости в субботу, а там девушка Ира, приехавшая из Москвы. Разговоры были разные: про детей, про работы, но не политические.

И вдруг кто-то мельком сказал слово президент .

Только Путин! сразу выкрикнула Ира и глаза выпучила по-боевому .

В смысле как говорю Навсегда что ли?

Навсегда!

Ну, говорю Ведь ещё не изобрели, чтобы вечно ...

Тогда следующие 20 лет!

А почему начинаю мямлить, Что, как бы...

Потому что его все любят, потому что он один такой, потому что он столько сделал и вижу вцепится мне сейчас в волосы, если возразить.

А на самом деле?

Ведь Ира права, чтобы там ни было с нефтью, а Путин следующие 20 лет остаётся наиболее вероятный вариант.

Не знаю с какой вероятностью 50% или 90% но безусловно это самый вероятный исход.

А Панюшкин и другие уже обсуждают правила люстрации.

Пионтковский говорит про отставку, как дело совсем решённое, со своего заговора генералов пыль стряхнул по такому поводу.

Два великих К Кашин и Каспаров переругались по поводу строгостей при проведении депутинизации.

Господа, ругайтесь тише.

Спешить некуда.

Ничего не будет, в запасе вечность.

Ну выйдет нефть на свою равновесную цену в 40-50 долларов. Это означает, что экспортные доходы сократятся на 30 35%.

Ну и что?

Бедноватое общество вернётся в своё нищее состояние, в родные 2003-2004 годы.

Цена на нефть выросла в 3 раза, в два раза вырос уровень жизнь в России.

Теперь долгосрочная цена в 2 раза упадёт, а уровень жизни упадёт в 3 раза.

Ну и что?

Всё равно он будет несколько выше, чем в Нигерии, в самом крайнем случае, немного ниже но ведь есть утешение - ещё много мест на Земле, где ещё хуже.

Центрально Африканская Республика там вообще с туалетной бумагой напряжёнка.

Вернёмся в 2003 год. Были, знаем.

Конечно, возвращаться в крайнюю бедность это тяжелее, чем покидать её.

Покидать прирастая богатством было приятнее, чем возвращаться в грязный тупик. Тем более, что это будет возвращение надолго.

Но мы и не ищем себе простых путей.