PromoPromo

Ночное. Печальное.

С грустью я смотрю на многострадальный российский народ, сколько злобы в нем, сколько ярости, уму непостижимо.

С грустью я смотрю на многострадальный российский народ, сколько злобы в нем, сколько ярости, уму непостижимо.

Все вокруг его выбешивает, как сейчас говорят в социальных сетях.

Был вчера у Украины праздник Независимости, у Них был праздник, парад был, как Они это понимают, на каких машинах едут их генералы, кто идет в строю, все нам " не ндравится", нам уже много лет до них дело есть, сколько всего вылили наши СМИ по этому поводу вчера, уму непостижимо.

Ну не пустили наших параолимпийцев на Олимпиаду, да-больно, несправедливо, но касается это три сотни человек, а остальные сотни тысяч не только в Рио не поедут, они из дома годами не выходят, не могут, они на балкон выйти не могут, нет у них балкона и это не один раз в четыре года, это каждый день, из года в год.

Волнует ли это миллионы болельщиков, мне кажется не очень.

Неужели это результат манипуляции группы негодяев в СМИ, неужели нет противоядия от этой заразы у ста миллионов людей.

Я знаю, кто пишет в сетях, звонят на радио и в телевизор тысячи самых буйных, так всегда было, голос здравых и понимающих не слышен, неужели у нас 86% процентов охранников, паспортисток, дознавателей и прочих вертухаев составляющих опору режима, где голоса писателей, мастеров культуры и кинематографистов, где голоса совести нации, там где надо, в письмах поддержки любого действия власти.

Когда-то один голос графа Толстого перекричал всю Россию, он один сказал "Не могу молчать" и его услышали и предали анафеме и до сих пор - ум, честь и совесть на все времена не реабилитирован.

Писатели и артисты хором и поодиночке славославят и поддакивают, кто за деньги и тиражи, а кто и по собственной воле или по привычке быть в стае.

Может быть причина в страхе, укоренившимся со времен репрессий, может быть, не знаю, но видеть и слышать это тошно.

Кто-то чужой всегда кружит коршуном над нашим домом, Обама нассал в лифте, Ротшильд поднял тарифы, мы в кольце врагов, у нас в друзьях только армия, флот, менты и налоговая полиция.

А где мы все, где наш голос, неужели мы все сидим с языком в жопе, а они в очередной раз нас опять поимеют.

Я не знаю, что надо изменить, я обыватель, как многие из ста миллионов, но все это неправильно.