О традиционализме

22 января, 17:37
Большинство людей в мире – традиционалисты и консерваторы. Ничего в этом необычного нет.

Такие паттерны, как «семья, родина, бог, работа» являются для них фундаментальными философскими понятиями. Они верят в незыблемые ценности, потому что так – положено, и иначе нельзя. В том, что каждый человек должен построить дом, родить сына, посадить дерево. У всех должна быть семья, и она должна существовать вечно, по крайней мере, в течение всей его жизни. У каждого человека должно быть право иметь оружие, чтобы застрелить преступника, который полезет в твой дом. Традиционалисты всячески приветствуют смертную казнь, полагая, что «око за око» и «зуб за зуб» – принципы вселенской справедливости, которые не позволяют плохим людям расслабляться. Это нормальное и естественное состояние человека – хотеть, чтобы бытие не трансформировалось, и оставалось таким, каким ты в него вылез пятьдесят лет назад из материнской утробы.

В этом смысле ситуации, когда мир кардинально меняется, и становится иным, пугают традиционалиста. Например, морковка, которую он выращивал на своей ферме, становится все дешевле и дешевле, потому что новые технологии позволяют выращивать ее быстрее и в больших объемах. Его пугает кризис, который может лишить его работы, и который провоцируют алчные и жестокие корпорации. Его также пугают левые популисты, которые зарятся на часть его заработка, чтобы накормить на эти деньги голодранцев. Или, например, ему непонятны свободные отношения, в которых сосуществует все больше и больше людей вокруг: оказывается, жена-красавица может бросить его, и уйти жить к другому, или к другой. Или, например, его беспокоит поддержка ЛГБТ на уровне правительства, и тот факт, что его сын или дочь, вдруг, могут стать геями, и у них не будет правильной, в представлении традиционалиста, семьи. Или, например, в его штате узаконили употребления марихуаны, и ему неприятно думать, что его дети и внуки могут стать наркоманами.

Все это осознавать очень тяжело, и такой человек подспудно пытается как-то удержать и сохранить незыблемость своего шаткого положения. Потому, что от незыблемости напрямую зависит сохранение его ценностей: семьи, дома, жены, работы, детей. Самым прекрасным примером такого противостояния является конфликт отцов и детей. Первые тяготеют к традиционализму, а вторые – часто бунтари и свободолюбивые натуры. Они могут назло всем бросить учебу в школе, и отправиться куда-нибудь путешествовать, удрать в коммуну хиппи или пойти учиться не туда, куда хотели бы родители. Родители желали видеть сына дантистом или адвокатом, а он решил стать цирковым артистом или поэтом. В этом смысле церковь, например, является очень важной поддержкой для традиционалиста. Церковь, библейские заповеди или предписания норм ислама, строгие моральные ограничения часто составляют основу его жизни, не позволяют разрушиться ей, расползтись, расклеиться: «жена, да убоится мужа», «младшие должны слушать старших», «следовать обычаям предков» и проч. консервативные запреты и заслоны, которые гарантируют незыблемость неизменного состояния. Даже если жена или муж полюбят на стороне, ветхозаветные предписания помогут сохранить брак.

Поэтому, когда такому традиционалисту вдруг предложили в качестве президента Дональда Трампа, он обрадовался и с удовольствием ухватился за этого кандидата: в нем он нашел то, что полностью соответствует его убеждениям, его интересам и требованиям. И никакие аргументы, никакие доводы, никакие поступки или действия не убедят традиционалиста в том, что его выбор был ошибочный, потому, что даже если этот кандидат не выполнит своих обещаний, то традиционалист постфактум даст этому любое удобное обоснование. Главное свойство такого кандидата – предложить традиционалисту волшебный рецепт, а можно ли по нему сварить кашу – никакого значения уже не имеет.

И это свойство нового президента очень точно уловил доморощенный традиционалист российский: от умеренного консерватора, который против войны в Украине, но за «Крымнаш», до какого-нибудь православного изувера, вроде Стерлигова. Они распознали в Трампе свой идеал, и это верно было подхвачено путинской пропагандой: потому они и празднуют с помпой его победу, как свою собственную.

Для традиционалиста Трамп – символ движения вспять, как вечно молодой Путин, остановивший само время. Оно не движется вперед, оно замерло: сам президент не стареет, омолаживая свою внешность, не бросает своего президентского поста, воскресая, как Озирис, каждые четыре года (а теперь – шесть лет), и будет в должности президента, по всей видимости, вечно. Все развлекательные программы телепередач в России полны артистов, которые зрители помнят еще по Советскому Союзу, а воспоминания о СССР составляют основу государственной идеологии, и это неспроста – это позволяет вернуться назад, не в реальный «совок», а в выдуманное романтизированное прошлое «Кубанских казаков» или «Трактористов» – государственных мифологем советской истории.

Этот президент говорит о величие и патриотизме, о благе нации и народа, о предстоящих достижениях и новых победах. Он избавит от страхов и вызовов, которые бросает вечно меняющийся мир: у нас всегда будет работа, у нас всегда будет семья, наши дети тоже будут иметь семью и работу, мы не позволим раздуться мыльным пузырям, как в 2008, мы отменим медицинскую помощь тунеядцам, мы искореним преступность, и выстроим такую стену, через которую никто не заберется в наш изумрудный рай! Мы, как Платон в своем «Государстве», обретем формулу идеального государственного мироустройства: золотой век, три сословия, подбор брачных пар и спаривание по чертежам равнобедренного треугольника и проч. Снова великая! О, новый дивный американский мир! Виват!

И вдруг приходит какой-то идиот, который тут без году неделя, и начинает ругать все это великолепие. А у нас только розовые пузыри изо рта пошли от наслаждения. Немыслимо!