Образцовый беженец оказался психом и убийцей

31 июля, 18:38
Хатем Арайя, 40-летний житель Швейцарии, был иконой интеграции у себя в стране. Нет-нет, не в Эритрее, откуда он бежал в Цюрих в 2006 году, а в родном кантоне.

Его фото в цехе деревообработки было помещено в брошюрах об успехах интеграции в Швейцарии. Он получил там бессрочный вид на жительство, работал официально, обучался, выучил языки, обзавелся семьей и тремя детьми, давал бесконечные интервью, выступал на собраниях и презентациях. Еще немного - и Арайю бы причислили к лику беженских святых. 

Но тут он сорвался. Отлупил жену, запер ее с детьми в доме и сбежал во Франкфурт. Там на главном вокзале недоканонизированный беженец столкнул под несущийся поезд трех человек: мать с 8-летним ребенком и пожилую даму.

Ребенок погиб ужасной смертью, его мать спаслась, прижавшись к путевому колодцу, сеньора уцепилась, падая, за платформу и тоже выжила. А хладнокровный убийца сбежал, но чудом был схвачен полицейским в гражданке.

Его даже не линчевали. Кажется, и морду не набили - благочинно отвезли в КПЗ. 

Теперь говорят, что он псих. Может быть, его признают недееспособным и посадят на сколько-то лет в лечебницу. И станет там мерзавец иконой выздоровления. А 8-летнего немецкого мальчишку, который отправлялся с мамой в отпуск с 7-го пути франкфуртского вокзала, быстро забудут. Как лишь по печальному случаю во Франкфурте вспомнили о прошлогодней трагедии на вокзале в северно-рейнском Voerde. Год назад такой же ублюдок, только из Косово, столкнул под летящий поезд 30-летнюю девушку. Как утверждали на недавнем суде, просто из любви к убийству.

В сентябре 2018 подобное случилось в Кельне, в 2016-м- в Берлине.

Уверен, мало кто из моих читателей слышал об ужасной трагедии в Nürnberg-Fürth. А ведь все случилось совсем недавно, в ночь на 23 июля. После дискотеки на платформе S-bahn'а встретились две группы молодежи. Слово за слово - возникла перепалка. Но поезд уже катил к станции, казалось, все рассосется. И в этот момент два крепких молодых черноволосых бычка с гортанными криками столкнули с платформы троих парней. Двое 16-летних погибли под колесами. Третий спасся. Двоих 17-летних арестовали. Правда не за двойное убийство, а лишь за нанесение тяжелых увечий, повлекших смерть. 

Мальчиков похоронили, родители и соседи рыдали на их могилах взахлеб. Выяснилось, ребята выросли вместе в маленьком городке, были здесь футбольными звездами... 

А что же убийцы? Кто они? По тому, как , коллеги и полицейские упорно именуют арестованных " 17-летними", как скрыты любые намеки на их биографию, место рождения, занятия,- ответ уже сам напрашивался. Но я все же нашел проговорку священника, который вел похороны убитых. Он попросил присутствующих не хранить зло против убийц за то, что они "другой веры". В другом месте полицейский обмолвился, что нападавшие были " этнически другие", чем потерпевшие...

Опять эта наша убийственная политкорректность! Ее не столкнешь под поезд, не изнасилуешь и не убьешь компанией гогочущего зверья, ее не устыдишь сбитой со старика в центре Берлина кипой, не испугаешь угрозами и террором в школах...Что бы ни случилось, это никогда не будет выглядеть как межрелигиозный, межрасовый или межнациональный конфликт.

Повторись сегодня в Берлине 11 сентября, мы бы услышали официальную версию о том, как группа пассажиров в возрасте от 20 до 35 лет захватила самолет и направила его в здание Европа-центр, где в результате несчастного случая пострадали тысячи посетителей от 5 до 75 лет... И никаких других определяющих признаков!

Конечно, эта гипербола хромает, но, поверьте, не на обе ноги...

Сегодня утром в Средиземном море добровольцы спасли очередную партию тонущих беженцев, больше 40 человек из десятка африканских стран. Газеты цитируют их рассказы: "мы прошли через ад, мы видели столько крови, смертей, жестокостей, что нам всем нужно не только убежище, но и психиатрическая помощь".

Я им верю. То, через что приходится пройти беженцам по пути в наш мелкокалиберный рай, - нередко страшнее описаний ада в религиозных книгах. Этот путь убивает в части этих людей все человеческое, все моральное, все сдерживающее. 

Почему беженец из Ирака Али Башар задушил 14-летнюю еврейскую школьницу из Майнца Сюзанну Фельдман? Потому что она могла заявить на него за изнасилование. А почему он изнасиловал девчонку? Потому что захотел ее как женщину, а она не давалась. Вот и весь мотив: захотел- сделал. Захотел увидеть, как поезд разрежет человека - столкнул троих под колеса. 

Да, нам скорее всего расскажут, что убийца был болен: не выдержала психика знатного беженца, иконы интеграции такой долгой мимикрии. 

Вероятно, нам еще и посоветуют простить его, ведь он, несчастный, не ведал, что творил.

И мы, наверное, простим. А что еще делать нам всем - стоящим рядом с ними на узком перроне перед мчащимся поездом?