Революция в Зазеркалье

19 февраля, 11:06
Попытаюсь понять, почему в сегодняшней России так не любят ни Антикоммунистическую революцию 1989-93 годов, ни украинскую Революцию достоинства.

Сейчас исполняется 100 лет кануна Февральской революции 1917 года, 28 лет со дня митинга учёных у здания Президиума Академии наук на Ленинском проспекте ("Золотые мозги") в поддержку выдвижения Сахарова народным депутатом СССР именно от АН СССР (чтобы не быть соперником Ельцину, идущему от Московского избирательного округа) и 3 года трагической кульминации Революции достоинства - расстрелу Майдана крымским спецназом.

Для прояснения вопроса опять вернусь к своим теориям зеркал.

Сперва о "горизонтальном зеркале" разделяющим исторические (инверсионные) циклы. Суть этого "зеркала" в том, что в новом цикле все исторические развилки (бифуркации) разрешаются альтернативно тому, как это происходило в предыдущем цикле.

В 1988-93 годах российская интеллигенция и российская власть вели себя совершенно обратно тому, как это происходило в 1904-1907 годах. Поэтому вместо номинального поражения революции (столыпинского переворота), была победа над ГКЧП и произошло как будто весну 1917 года подклеили к лету 1907 года... В октябре 1993 мы увидели "победу Корнилова" и абортирование "Великого Октября"...
В результате мы 23 года живём в пошлом царстве торжествующей "либеральной" модернизации со всеми её отливами и приливами... И хотя мы получили самый длинный и самый спокойный либеральный период в отечественной истории, его вырождение и разложение служит небывалым контрастом предыдущему грандиозному историческому "прорыву"... Получив в своей "альтернативной истории" триумфальный въезд Деникина в первопрестольную, мы получили заодно и деникинские войны в Чечне и за Киев.

Но есть ещё "зеркала вертикальные", разделяющие локальные цивилизации. Точнее, "камеры обскуры", благодаря которым другая культура выглядит перевёрнутым отражением. Такое "зеркало", условно говоря, стоит на Днепре, разделяя Европейскую материнскую цивилизацию, в которую постепенно вошла Украина, и Русскую дочернюю цивилизацию. Поэтому Революция достоинства не просто продвинулась от тоталитарных и феодальных установок куда дальше российских событий четверть вековой давности, но она избавлена от главного кошмара русского либерализма - демофобии, страха перед "народным сталинизмом" и "русским фашизмом", которые заставили либералов пугливо спрятаться за спиной тоталитарных в своей сущности властных институтов и допустить возрождения номенклатурного принципа организации власти. В Украине и близко нет "Веймарского синдрома", но есть обычное западное разделение на умеренных и радикальных революционеров.
И вот этот успех украинцев, их национальная консолидация, их восточноевропейское уважение к интеллигенции и будит ту непрекращающую злобную зависть к ним, превратившуюся в какой-то гнойник русского интеллигентского подсознания, зависть, подобною той, которой десятилетиями изводили себя немцы, наблюдающие за перипетиями французских революционных событий.