Романтика, лавочки и детские площадки

22 января, 08:45
Общая неразборчивость в выборе героев вместе с романтизированным подходом к истории в целом приводит к закономерному следствию: консервирование абсолютно неприспособленной к реальности системы координат.



Украинцы окончательно как нация сформировались в эпоху романтизма. Отсюда шевченковская романтическая идеология и героические герои, героизм которых не может быть опровергнут никакими доказательствами. Отчасти это наложилось и на более современных персонажей. Тот же Брежнев у нас в Украине воспринимается вполне себе нормальным дядькой, который и сам был жизнелюбом и другим «дал пожить». И это, конечно, не исторический Брежнев, а его проекция.

Сегодня Кармелюк, Гонта и Зализняк на страницах расово правильных учебников и разной публицистики с таким же упорством борются за Украину, как вчера они на страницах советских книг боролись за социализм. Более современных контраверсийных героев вспоминать не будем, так как речь не об этом в принципе.

Общая неразборчивость в выборе этих всех героев вместе с романтизированным подходом к истории в целом приводит к закономерному следствию: консервирование абсолютно неприспособленной к реальности системы координат, на которой не может расти ничего, кроме популизма.

Был в ходу до 2014 года такой тезис: у нас такое государство, потому что независимость досталась нам без крови. Так говорили в 2001 (подразумевая 1991), так говорили в 2010 (подразумевая 1991 и 2004). Потом было лето-осень 2014. Кровь лилась рекой. В парламент выбирались ребята в камуфляже и все думали, что страх властей перед тысячами фронтовиков двинет страну вперед. И если бы «наша Надя» тогда по различным причинам умерла (подавилась бы оливкой в плену, например), то, наверняка бы заняла видное место в пантеоне героев между Хмельницким и Бандерой. Но Надежда умирает последней, а следовательно, ее бурная деятельность странным образом вынесла ее из героического пантеона еще быстрее, чем арест и последующий кремлевский пиар ее туда занесли.



Романтизирование всего вокруг проецируется и на внешнюю политику. Полюбят ли нас поляки? Спасет ли нас Израиль? Поверят ли нам арабы? Помогут ли нам татары? Пойдут ли за нами турки? Страны делятся на «друзей» и «врагов», а весь цивилизованный мир уже стоит на пороге осознания того, что судьба ихней цивилизации решается на Светлодарской дуге или в Аэропорту им. Прокофьева.И все теракты в Стамбуле, конечно же, делает Путин. И теракты в Берлине тоже. Чтобы отвлечь внимание от обстрелов Марьинки. А идейные японцы массово шьют себе униформу бойцов ВСУ - потому что очень уважают наших героев. И Япония вот-вот нам поможет, потому что хочет себе Курильские острова. Нет, это не смешно, это на полном серьезе так говорят.

И на этом фоне дискуссии, скажем, о либеральной или социал-демократической моделях в экономике, о преимуществах той или иной налоговой системы, и, наконец, даже о такой приземленной и понятной вещи, как пошлина на подержанные импортные автомобили или налоги, т.к. уверены, что налоги должны платить только комерсы с буржуями. Они же должны ставить лавочки в парках, детские площадки и вешать почтовые ящики в подъездах.

Значительно проще подменять дискуссии о будущем примитивизированным видением «героического» прошлого - это особенно хорошо видно на примере соседнего государства-агрессора с карикатурным победобесием и чувством собственного величия. Но, к сожалению, мы от нее в качественном плане сбежали недалеко, голосуя за лавочки и живя в мире давно умерших вождей, ожидая, что кто-то из них реинкарнируется и «придет – порядок наведет». Как там пела «народная артистка Украинской и Молдавской ССР»?:

Romantică,
Mi-e tristeţea şi inima,
Romantică,
Cărunteţea si lacrima,
Romantică,
Singurea său cu dragostea,
Romantica
Voi rămânea.