PromoPromo

Россия - возвращение идолов

25 июля 2015, 14:00
Бронзовый Ленин становится религиозным символом Государственности

Как-то, в конце ельцинских или начале путинских времен, в одной патриотической газете была большая статья, разоблачающая Сороса.

Кончалась статья, для вящего разоблачения врага России, сравнением его с Парвусом.

И все бы хорошо, да газета эта была Правда . Та самая, которая издавалась Лениным на деньги Парвуса и сей традицией поныне гордится . Это выводит нас на вопрос культурологический.

Каким образом в голове ватника совмещаются столь взаимоисключающие параграфы, как, например, панихида по Убиенному Государю и возмущение бандеровцами, крушащими памятники его убийцам?

Я склонен разрешать эту загадку так. Ленин, положенный в мавзолей или отлитый в бронзе, теряет в его представлении всякую связь с Лениным, приехавшим из Швейцарии в запломбированном вагоне и агитировавшим за поражение собственного правительства.

Ибо бронзовый Ленин становится религиозным символом Государственности . В том специфическом понимании, какое придает этому термину ватник.

Есть еще хорошее слово Державность .

Советский режим, как всякий тоталитарный режим, обустраивал собственное мифологическое пространство, насыщая его знаками и символами. Оные были посвящены прежде всего героям двух мифологических событий: Акта Творения Нашего Мира (ака Великая Октябрьская Социалистическая Революция) и Решающей Битвы Сынов Света с Силами Тьмы (ака Великая Отечественная Война).

Поэтому, например, бронзовые Ильичи очень быстро утеряли всякую связь с живым Лениным , а памятники войны, вроде брестских истуканов, волгоградской валькирии и наконец киевской Родины-матери, столь ужасающе бесчеловечны.

Они менее всего должны были напоминать об отцах, братьях и друзьях, погибших в войне, об эвакуации, бомбежках и т.д., и т.п.

Они утверждали славу мифологического Советского Народа, который под предводительством Коммунистической Партии одолел Фашизм.

Именно поэтому столицы союзных республик спешили обзавестись памятником пограндиозней.

Он становился центром местного мифологического пространства.

Со времен Перестройки, идет перманентная борьба за это символико-мифологическое пространство.

Противники совка чувствуют его опасность и говорят о недопустимости памятников тоталитаризма , что не вполне раскрывает тему: ибо раскрыть ее может использование не только политологического, но и культурологического и религиеведческого инструментария .

Ватники чувствуют, что задето что-то очень для них важное, даже сущностно важное, но поскольку объяснить, почему какой-нибудь бронзовый Ильич для них свят, не могут они уныло бубнят про нашу историю , которую мы должны уважать .

Примечательно, что это уважение к истории распространяется исключительно на бронзовых Ильичей.

Когда в Москве ломали дом Болконского ватники не заметили.

Дом Болконского не был связан с мифом Державности .

В этом смысле, восстановление памятника расстреливавшему священников революционеру Дзержинскому и установка памятника св. Владимиру тесно взаимосвязаны.

Новый тоталитаризм - лайт обсустраивает собственное символико-мифологическое пространство, в котором объединены все, старые и новые, символы, которые только можно истолковать как символы отчужденной от людей, дегуманизированной, подавляющей Государственности.

Государственности, зарождение которой символизирует Владимир, а апогей Дзержинский, Жуков и Сталин.

Пока Украина сносит идолов Россия, презрев 2-ю заповедь, возвращается к самому беспардонному идолопоклноству.