Российские традиции

8 ноября, 17:19
Нам, - писал Достоевский, - нужна эта война и самим; не для одних лишь «братьев-славян», измученных турками, подымаемся мы, а и для собственного спасения

Едва ли не единственная российская традиция – перманентное изничтожение традиций, которых, кроме власти царей, уже и не осталось.

Второй же традицией можно назвать способ социализации, когда абсурдное принимается вовнутрь и становится ситуативным убеждением.

Помимо этих двух сохранившихся традиций – власти царя-самодержца и соответствующего ей способа социализации сохранилась и проистекающая из них обеих третья.

Они без нее обойтись не могут, ибо сами по себе не в состоянии привить населению представление об общем интересе (забота о нем делегирована царю), его соотнесенности с интересами частными и групповыми и, соответственно, это население устойчиво консолидировать. Поэтому в нем постоянно поддерживается ощущение внешней угрозы, которая, понятно, для всех общая.

А когда это перестает помогать, и хрупкая государственная общность, интегрированная только вертикально и разрозненная горизонтально, начинает рассыпаться, единственным лекарством от болезни воспринимается война. Воспринимается поначалу не всеми, только охранительными элитами, но к исходящей от них патриотической риторике социальные низы традиционно восприимчивы.

Сошлюсь на Достоевского. «Нам, - писал он, - нужна эта война (русско-турецкая, 1877-78 гг. – И.К.) и самим; не для одних лишь «братьев-славян», измученных турками, подымаемся мы, а и для собственного спасения: война освежит воздух, в котором мы дышим, и в котором мы задыхались, сидя в немощи растления и в духовной тесноте». И так думал не только Достоевский.

А через три года после того, как война победно завершилась, убили царя. Чуть больше, чем через четверть века, пришлось ввязываться в новую войну – на сей раз не с победным исходом. А потом еще в одну, в результате которой упоминавшаяся в предыдущей заметке традиция ломки традиций проявилась в формах, до того неведомых.

Сегодня, повторю, других «наших традиционных ценностей», кроме трех перечисленных, уже не осталось.