Слова утратили значенье...

Что привело наше общество к сегодняшнему морально-этическому упадку, засилию коррупции, воровства, повсеместной лжи и неуважения к достоинству ближнего?

Какое зло нас всех приспало,

Что черно-белым стал весь свет?

На место правды кривда стала,

А вместо чести – пустоцвет.

(Иван Калинюк)

Часть І

Как часто нам приходится слышать такие красивые слова - "жить по правде", "творить добро", "не совершать зла", "бороться за истину", "борьба за священные идеалы" и т.п. А что же стоит за этими словами? Задумывались ли мы хотя бы когда-нибудь? Получается же чаще всего, что каждый вкладывает в них что-то свое личное, некие свои понятия. Из-за этого возникают недоразумения, споры, драки и даже войны, когда каждый воюет за свою "правду", за свои "священные идеалы".

Баталии Белой и Алой роз возникают на полях, в парламентах, кабинетах, на кухнях. При этом каждая сторона утверждает, что правда на ее стороне и что правда на свете лишь одна, а кто ее не придерживается, тот - "враг народа" и "творит зло". А есть ли на самом деле одна правда на свете, есть ли это истина и что вообще такое – истина?

Мир как материальный, так и духовный находится вне пределов нашего сознания, а потому какая-либо информация о нем является лишь нашим чувственным отображением и дальнейшей рефлексией мозга. Таким образом, для нас есть на самом деле два Мира – реальный вне нас и его модель в нашем сознании.

Например, в художественной мастерской сидит человек и позирует перед художником или скульптором. Человек в данном случае является оригиналом, с которого срисовывают копию или создают слепок в виде скульптуры. Эта копия никогда не будет точно отвечать оригиналу и будет нести на себе печать объективизированного в копии субъективного отображения оригинала таким, как его видит творец. Если поставить не одного художника, а несколько – например, классика, импрессиониста, абстракциониста, то каждый из них нарисует свой портрет, который существенно будет отличаться от других, хотя написаны они с одного и того же оригинала.

Так само и с отображением внешнего Мира (как материального, так и духовного) – именно он является истинным оригиналом, а то каким мы его видим, оцениваем, понимаем, какие выводы делаем – это уже копия оригинала, его портрет, слепок, модель. Таким образом, оперировать в своей жизни и мышлении мы можем не с самой истиной, каковой является внешний Мир, а с ее копией, моделью истины, которую создаем субъективно.

Мы стараемся исследовать тот внешний для нас Мир и в соответствии с результатами этого изучения уточняем модель, которую называем "истина". Однако модель этой истины оказывается каждый раз неполной, поскольку реальный Мир намного сложнее и его картина нами постепенно уточняется, а познанная нами модель лишь приближается к оригиналу подобно увеличению количества цифр после запятой в числе Пи. Этот процесс уточнения бесконечен, поскольку Мир бесконечно сложен. В этом внешнем Мире в соответствии с нашими представлениями есть материальное, духовное, есть Творец. Все это вместе можно назвать Абсолютной истиной.

Абсолютную истину познать до конца невозможно, поскольку, во-первых, этот процесс познания бесконечен, во-вторых, методы познания сами способны вносить возмущения в этом процессе, в-третьих, наши органы чувств имеют субъективные особенности, которые могут искажать реальность, и, в-четвертых - что мы можем знать о динамике развития внешнего Мира? Мы можем лишь выдвигать теории и гипотезы относительно путей его развития. В этом вопросе Абсолютная истина для нас также до конца не познаваема.

Откуда возник этот Мир? Если был сотворен, то кем и с какой целью? Как он развивается и к какой конечной или промежуточной цели?

Абсолютная истина - это то, каким образом временное сливается с вечностью. Проблема диалектики конечного и бесконечного как в пространстве, так и во времени – главный вопрос, встающий перед человеческим разумом. Эта проблема как раз и относится к Абсолютной истине, которую так же сложно постичь как и понять - где начало того конца, в котором заканчивается начало.

Можно допустить, что это ведомо лишь Творцу. Можно сравнить Его с игроком в Кубик Рубика. Есть конечная цель - сложить цвета этого Кубика, есть определенный алгоритм последовательности вращения граней, который ведом лишь Творцу. Для постороннего субъекта эти движения могут показаться хаотическими и непонятными – одни цветные квадратики сходятся, другие разбегаются в различных комбинациях, но за этими непонятными манипуляциями скрывается постепенное продвижение к определенной цели, которая нам неведома. Одни галактики, звезды сходятся, другие разбегаются, какие-то гаснут, а иные взрываются. Какие-то цивилизации, страны, нации возникают, а другие распадаются и исчезают, какие-то объединяются в союзы, а другие начинают воевать. Где-то взрываются атомные бомбы, а где-то изобретают пенициллин. Все это имеет определенный неведомый нам алгоритм движения к некой Мировой цели, которая нам неизвестна, и это тоже составляющая часть Абсолютной истины.

Кто-то говорит: "Плохо, что СССР развалился", а кто-то утверждает наоборот, что это хорошо. Но откуда нам знать - может развал СССР был просто одним из элементов алгоритма, ведущего кратчайшим путем к сложению Кубика?

Таким образом, имеем два понятия истины – Абсолютную, которая определяет реальные особенности Мира, которая существует и развивается вне границ нашего сознания, а также – наше субъективное представление об истине, как выстроенной нашим сознанием модели внешнего Мира и наше отношение к нему. Причем, эти модели могут быть как индивидуальными, так и коллективными, а также, как результат глобального обобщения исторического развития нашей цивилизации.

Выстраивается такая модель как логически, так и эмоционально в определенной пропорции. Но бывают и крайние случаи. Например, такая модель может носить чисто эмоциональный характер без какой-либо логики. Обычно в таких случаях говорим о фанатизме, мании, слепой вере, влюбленности.

Понятно, что индивидуум может иметь свою собственную модель внешнего Мира, которая отличается от общепринятой, а также может отличаться от модели другого субъекта общества. Также могут возникать отдельные модели у некоторых групп общества, объединенных некими общими для них ценностями – это могут быть общественные организации, клубы, партии, народы, страны, союзы. Такие модели они называют "Правдой" - и не потому, что эти модели близки к истине, а потому, что они верят в то, что эта модель является истинной, что лишь она – одна на свете, и что они – ее обладатели в отличие от людей иного мнения.

Есть личная модель истины, принимаемая личностью за свою правду, но есть и общественная модель истины, построенная социумом и принятая им за общую правду. Общество внутренне мирно развивается, если общественная правда мало отличается от личных правд большинства его членов, считается ими приемлемой, принимается за общую правду. В ином случае можно ожидать социального взрыва. Во внешних взаимоотношениях мирное развитие возможно лишь в том случае, если модели истины (правды) двух обществ мало отличаются друг от друга или достигается компромисс ради мирного сосуществования этих моделей.

Модель истины – логическая конструкция, правдой она становится, когда к ней добавляется эмоциональная составляющая отношения к этой модели – вера в ее правильность и правдивость. А если эта правда - общественная и принимается личностью в большинстве аспектов как своя, то это и есть объединяющая сила.

Отдельный человек может поверить в истинность модели другого человека или общества и тогда такая модель становится для этого человека правдой. Если такая модель хорошо работает и подтверждает свою истинность в его глазах, то к этой модели возникает доверие. При дальнейшем подтверждении создается уверенность в правдивости модели и наконец, эта уверенность постепенно перерастает в веру.

Вера – это стойкая уверенность в правдивости предложенной модели истины, как на сознательном, так и на подсознательном уровне. Иногда человек даже не может внятно объяснить, почему безоглядно верит в истинность определенной модели, даже тогда, когда она и не подтверждается в очередной раз. Нужны огромные усилия, чтобы эту веру поколебать. Для этого либо должна быть предложена более привлекательная модель, либо должно проявиться полное и неоднократное несоответствие модели внешним реалиям, которое зародило бы сомнение в правдивости модели истины, в которую верили. И тогда, если такая модель не оправдывает более надежд индивида, он разочаровывается в ее истинности и начинает говорить, что это – неправда.

Каким бы краткосрочным не было наше существование на Земле в сравнении вечностью - для нас это долгий жизненный путь, в продолжение которого мы выстраиваем свой мировоззренческий жизненный идеал – сложную комплексную модель истины, которая и является нашей жизненной правдой, в которую мы верим. Она состоит из множества аспектов, ряд из которых на протяжении жизни может подправляться, изменяться, а иногда и совсем выбрасываться из конструкции этой многомерной модели. Такая корректировка личной модели истины (собственной правды) может происходить и благодаря внешнему влиянию других людей, либо общества (воспитание, обучение, переубеждение, пропаганда и т.п.).

Мы это сегодня как раз и наблюдаем. Страна поделилась на тех, кто смотрит украинское ТВ и тех, кто смотрит российское. И теперь они друг друга убивают, ибо у каждого с помощью СМИ была сформирована своя модель истины, которая постепенно стала для них правдой и за которую они идут воевать с "врагами". И что характерно, у каждого из них крестик на груди и молятся они в окопах с обеих сторон одинаково, искренне веря, что именно на их стороне "правда" и Бог.

Таким образом, если модель истины – это логическая конструкция строения внешнего Мира, то правда – это эмоциональное отношение к этой модели, которая принимается за истину. Правда – это вера в истинность сконструированной самим или предложенной другими модели внешнего Мира. Правда может быть общей, а может быть индивидуальной, у каждого своя. Вера может меняться и то, что сегодня кому-то кажется правдой, завтра будет заявлено как неправда, как ложь.

Утверждать, что есть одна правда на всех – наивность, идеализм или подлый расчет! На Земле 7 млрд. правд. Общая правда бывает лишь в принципах формальной логики 2 х 2 = 4 (хотя и в этом случае, например, в троичной и четвертичной системах исчисления это - неправда). В той же математике все дифференциальное исчисление основано на приближенности, "неправде", поскольку предусматривает неучтение квадрата приращения. Или в физике, принцип неопределенности для элементарных частиц: чем "правдивее" мы хотим знать о координатах частицы, тем больше "неправды" в информации о ее импульсе, и наоборот. Законы статистики - это сплошная приблизительность (также как и у синоптиков). Комплексные числа (корень из отрицательного числа) – это вообще абстрактная фикция, их в реальной жизни не существует, но без них сложно описать свойства волновых функций. Траектория полета управляемой ракеты – это постоянный тангаж и рыскание, но без этих периодических отклонений от "генеральной линии партии" СНР не смогла бы управлять траекторией сближения с целью. И есть масса таких примеров, показывающих, что объективная истина окружающей природы весьма, а иногда и с необходимостью, отличается о субективной "правды", моделируемой нашим сознанием.

В жизни вообще сплошной разнобой в определении того, что есть правда. Дело в том, что модели истины, которые нас окружают, слагаются не из одного параметра оценки "правда-ложь", а имеют множество срезов. Например, прогноз погоды имеет параметры температуры, влажности воздуха, направления ветра, давления, облачности, наличия разных осадков. Каждый из этих параметров прогноза можно и нужно оценивать отдельно по принципу "правда-ложь". Каким-то из них можно доверять, а каким-то – нет. Какие-то потом оправдаются, а какие-то – нет. Потому разные люди могут по-разному доверять таким прогнозам. Кто-то может поверить, что будет дождь, а кто-то скажет: "Нет, будет лишь облачно и холодно".

В жизненных ситуациях, по отношению к неким идеям и принципам, в описании исторических событий, в политике, моральных принципах, религиозных верованиях ситуация еще более сложная. Такие модели состоят из десятков, а то и сотен срезов. Можно в некоторые из этих параметров модели верить, в некоторых сомневаться, а некоторым совсем не доверять. А в результате, у каждого своя точка зрения на все, что происходит.

Как было сказано, есть личная правда, и есть общественная. В чем-то они могут совпадать, а в чем-то – нет. Слишком уж они многогранны, чтобы совпадать во всем. Но некоторые упорно считают, что правда бывает лишь одна, что никакой своей правды быть не может (не понимая разницы между понятиями "истина" и "правда"). И такое убеждение, если его пытаются навязать силой, становится диктатом, "большевизмом". А если эта мысль внедряется гражданам на государственном уровне, то ведет к диктатуре. На международном уровне ведет к развязыванию войн для силового доказательства того, что правда одна и она за тем, кто сильнее.

Посадите 10 историков или журналистов описать одно и то же событие и получите 10 "правдивых историй", радикально отличающихся одна от другой. Для украинцев Богдан Хмельницкий - народный герой, а для поляков - смутьян и разбойник. Для украинцев Иван Мазепа – борец за независимость, а для россиян – предатель российского царя.

Если б была одна правда, то не нужны были бы суды, прокуроры, адвокаты, присяжные. Не нужны были бы выборы, голосования, референдумы, рады старейшин, собрания, конференции, совещания. Да стоит хотя бы взглянуть на картины астигматика Эль-Греко, чтобы понять, что единой правды на всех не может быть, так как мозг у всех работает по-разному. Еще раз – едина лишь истина, но она за пределами нашего сознания и потому ведома нам лишь приблизительно в пределах той информации, которую дают нам наши органы чувств и наш образ мышления!

И вот эту особенность широко используют в пропаганде, рекламе, предвыборной агитации, внушении, нейролингвистическом программировании (НЛП). Просто произносится несколько сентенций, по своему содержанию близких к истине, благодаря чему они воспринимаются как правда, а между ними втискивается (как рыболовный крючок в шарик из теста) еще одна, которая может быть чисто рекламной и даже очень далекой от истины. Но когда все эти сентенции произносятся вместе, то воспринимаются в комплекте как одна большая модель истины и принимаются на веру в качестве правды. Мы заглатываем эту наживку и все – мы уже на крючке.

А бывают еще цепочечные наживки. В качестве наглядного примера можно привести старый анекдот:

Долго спорят муж с женой. Наконец, муж устало говорит: "Таня, ну ты же не права!". А жена в ответ: "Как?! Я не права? Значит, я вру? Значит, я брешу? Значит я – собака? Мама!! Он меня сукой обозвал!"

Вроде бы смешно, но в жизни есть много аналогичных случаев. И такой метод тоже часто используется в пропаганде, контрпропаганде, агитации. Что при этом происходит? Имеем несколько отдельных сентенций, близких к истине, которые воспринимаются как правда. Например, говорить неправду, врать – это брехня и с этим согласится каждый. Собака брешет, это тоже понятно. Собака женского рода называется сука. А когда каждая из этих правдивых сентенций соединяется в одну непрерывную цепочку, то и она уже воспринимается как большая модель истины, как правда. Хотя на самом деле это - искусственная фальшивая модель "испорченного телефона" и расстояние от первого звена цепочки до последнего как от земли до неба.

Можно привести пример из наших политических событий последнего года и как они описываются в российских СМИ. Берется первая сентенция, что на Майдане были среди множества других и красно-черные флаги. Верно – были. Красно-черные флаги – это флаги УПА. Тоже верно. Воины УПА в 40-е годы во время противостояний с войсками НКВД среди иных кричалок выкрикивали "Комуняку на гілляку" и "Москалів на ножі". Было тогда такое, была война и "на ножі" брали с обеих сторон. Однако из этого факта 70-летней давности российской пропагандой производится экстраполяция в сегодняшний день и для населения делается вывод, что те, кто был на Майдане – русофобы, приверженцы геноцида русскоязычных, приверженцы нацизма и фашизма. Далее делается вывод – поскольку после свержения старого режима к власти пришли лидеры Майдана (и это тоже правдиво), то к власти в Украине пришли русофобы и фашистская хунта. Все. Все звенья сцеплены в единую цепочку, где каждое звено в отдельности есть моделью истины, и воспринимается как правда, а вместе это – искусственно созданная цепь "испорченного телефона" и является фальшивой моделью, очень далекой от истины. Однако, людьми, плохо знакомыми с отдельными звеньями этой цепи, воспринимается как правда.

Разорвать модель не истинной логической цепи можно лишь при условии детального анализа каждого из его отдельных звеньев. Например, выяснив, что на Майдане кроме красно-черных знамен было много других и даже российские триколоры на палатках с россиянами, было множество разных идейно-политических течений даже не попавших во власть, потому привязывать новое руководство к одному из этих течений УПА – нелогично. А также, связывать с лозунгами 70-тилетней давности, которые за все эти годы в Украине никто не произносил. Дефиниция "москаль" относится не просто к россиянам, а к тем, кто борется за восстановление Российской империи, среди которых много и не россиян. Такой детальный анализ способствует разрыву подобных искусственных цепочек, хотя это и очень нелегко относительно тех, у кого сформировалась стойкая вера к такой модели, признанной ими как правда.

Если отдельное звено в модели истины является сложным по содержанию и имеет много срезов (это особенно относится к моральным и мировоззренческим принципам, фундаментальным научным теориям), то она может использоваться при формировании разных логических цепочек, в зависимости от того, за какой из срезов будет сцепляться цепь. Поэтому иногда получается, что два человека или группы людей оперируют вроде бы одними понятиями, одними и теми же звеньями моделей, но сцепляют их в разные логические цепи, конструируя отличающиеся друг от друга комплексные модели, которые воспринимают и выдают в споре как свою правду, как самый веский аргумент, отметая комплексную модель оппонента как неправду, как ложь. Таким образом, оказывается, что спор идет не по сути, а по форме. Правда каждой из сторон, из-за которой они готовы друг друга даже убить, может быть очень далекой от истины.

Если у отдельного человека или у определенного социума сформировалась стойкая вера в правдивость некой модели истины, то в их головах возникает своего рода фильтр, сходу отметающий негативную для этой модели информацию, хотя бы она была и на 100% достоверной. Но она вступает в противоречие с логической цепочкой модели, а потому воспринимается как неправда, как ложь, как провокация оппонентов. Так само, если какая-то информация подтверждает логику модели, то она радостно, а иногда и слепо ("от радости в зобу дыханье сперло") принимается на веру, даже если абсолютно недостоверная и фейковая.

И лишь если на протяжении определенного периода времени принятая на веру модель регулярно входит в противоречие с внешней реальностью, перестает "работать", вера в ее правдивость расшатывается и слабеет.

Таким образом, правда - это не только вера в истинность модели, она еще и воспринимается как идеал, то есть становится идеализированной моделью истины. И уже становится не моделью истины, а моделью идеала, который человек либо сотворил себе сам, либо его в этом смогли убедить другие. И тогда такая правда, за которую человек готов пойти на смерть или предать смерти других, уже чаще всего не требует никаких доказательств своей истинности. И у Коперника и у Инквизиции была своя правда, своя идеальная модель истины, в которую они истово верили. И на чьей же стороне была правда? Да ни на чьей. Как потом оказалось, ни Солнце не вращается вокруг Земли, ни Земля вокруг Солнца. Они оба вращаются вокруг общего центра тяжести. Но ведь и это не абсолютная истина и окончательная правда, поскольку есть еще другие планеты, другие звезды, Галактика, отдаляющие своим тяготением эту очередную правду от истины. А отсюда вывод: бездумная вера во что-то – безумна.

Следует отметить, что у каждого человека обычно присутствует определенный стадный инстинкт. Если социум, членом которого он является, придерживается некой комплексной модели истины, которую признает и провозглашает как правду, то у отдельного индивида возникает дополнительный стимул для веры в то, что эта модель и есть правда, единая для всех, даже если есть отдельные критично и оппозиционно настроенные особы либо соседние социумы, которые придерживаются совсем иного мнения и провозглашают правдивость совсем иной модели истины.

Как было сказано выше, есть возможность в результате рекламы или пропаганды в отдельную сложную модель истины, имеющую множество срезов, незаметно втиснуть в качестве крючка сентенцию, далекую от истины. А если далее эту модель как звено вставить в логическую цепочку, то получится комплексная логическая модель истины с еще более припрятанным крючком в средине. И в такую модель сагитировать поверить уже весьма несложно. Уж очень логично и правдиво все будет выглядеть. Такими способами пользуются при затягивании людей в различные секты, финансовые пирамиды и другие заманухи с деньгами и недвижимостью, при зомбировании методами НЛП, в политической агитации, формировании сознания молодежи в террористических организациях, диктаторских режимах и т.п.

Внутренний мир человека – это мировоззренческая супермодель истины, парадигма, являющаяся его правдой жизни, на которую он возлагает всю свою надежду, веру и любовь. Разрушить или изменить ее сверхсложно, поскольку она формируется с раннего детства. Эта модель является уже не просто логической цепочкой из моделей истин, а целым клубком сложных логических взаимосвязей и переплетением тысяч срезов. И сколько среди них являются далекими от реалий внешнего Мира, от общепринятых моделей (моральных, духовных, научных), сколько скрытых крючков – одному Господу ведомо. Просто человек воспринимает такую мировоззренческую супермодель истины в комплексе, как единую и неделимую Правду жизни, подобно "черному ящику". Человек, по большому счету, верит в эту свою Модель извне, не анализируя ее внутреннего содержания и структурного строения. На моральные угрызения, самокопания в этом внутреннем мире с целью его изменения, совершенствования, покаяния в грехах (которые и есть - припрятанные фальшивые модели с крючками) способны лишь люди с большой силой воли и решительностью что-то изменить в своей жизни.

Для того чтобы человек изменил свое мировоззрение, чтобы его убедить это сделать, нужно суметь этот "черный ящик" приоткрыть и подобно телевизионному мастеру покопаться в деталях, найдя бракованные, найдя припрятанные крючки, на которые человека в свое время словили. Такого можно достичь также в кропотливом диалоге между человеком и морально авторитетным социумом, либо - моральными авторитетами, ставшими лидерами этого социума.

Часть ІІ

Есть такие понятия, как «творить добро» или «творить зло». И тут нужно определиться, что есть два аспекта – творить для себя и творить для других. Понятно, что есть комплекс поступков человека, которые он по отношению к себе или к другим считает хорошими (добрыми) или нехорошими (плохими), а с другой стороны – поступки, которые близкими или обществом считаются хорошими или плохими со стороны отдельного человека по отношению другим (обществу), или которые общество считает хорошими или плохими со своей стороны по отношению к отдельному человеку. В общем, имеем четыре аспекта таких действий.

На протяжении многих тысячелетий цивилизация разрабатывала и совершенствовала общие принципы сосуществования социума так, чтобы социум не распадался и не деградировал, а наоборот – цементировался и развивался. Их называют моральными принципами, принятыми обществом. Понятно, что не разработаны общечеловеческие правила сосуществования. Есть разные культуры, мировоззрения, религии, традиции, а поэтому и комплекс принятых моральных принципов у разных народов и культур разный. Это общепринятая в данном социуме комплексная модель истины, морально-этическая правда этого общества.

Понятие "моральные принципы" как общественная модель поведения является довольно широким. Оно включает в себя как универсальные моральные принципы сосуществования в обществе – не красть, не убивать, не лгать, не предавать, так и традиционные, характерные для культуры отдельного народа.

У мусульман нормально иметь несколько жен, а у нас это преступно. У кого-то аморально ходить женщинам без чадры и без сопровождения мужа или брата. У индийцев преступление - убить корову. У нас доносительство считается аморальным (сразу припоминают Павлика Морозова), а у американцев "настучать" на соседа и даже на родственника, если он что-то не то совершил, считается гражданским долгом. И таких примеров очень много.

На стыках обществ с разными моделями возникают споры, конфликты, попытки утвердить именно свою модель либо путем агитации, либо силой.

Все же во всех этих моделях есть что-то общее – такие принципы поведения отдельных людей в социуме, которые бы сближали социум, а не разъединяли его. Каждая личность имеет свою волю, свои желания, планы, инстинкты и жизненно необходимые потребности. Это - ее свободы и их объем не имел бы границ, если б эта личность жила сама, на безлюдном острове. Хотя и там эти свободы ограничивались бы размерами и богатствами этого острова. Но ведь человек живет в обществе, где его окружают точно такие же люди со своими желаниями свобод.

Еще в средние века английский судья сэр Оливер Уинделл Холмс в одном судебном деле записал фразу, вошедшую в историю: "Право размахивать своим кулаком заканчивается возле кончика носа другого человека". То есть свобода, воля человека не может быть неограниченной, если ты живешь в обществе равных тебе, уважаемых достойных людей. Хотя даже такая формулировка границ свободы своих поступков не может считаться точной. Другой человек не является манекеном и у него есть собственные "кулаки для размахивания". То есть размер сферы, которая должна ограничивать свободу действий, находится не на "кончике носа другого человека", а посредине между равными и достойными людьми, уважающими другого как самого себя.

Поскольку для нормального сосуществования личностей в социуме необходимо их определенное самоограничение в поступках, то со временем оформлялись некоторые правила поведения и ограничения, которых должен придерживаться отдельный человек. Сперва они просто передавались из поколения в поколение как народные традиции и духовно-религиозные каноны путем соответствующего воспитания детей, а потом начали записываться в определенные кодексы, которые узаконивались обществом как права человека. Но с другой стороны, и общество, которое состоит из множества людей со своими правами, должно было разработать определенные кодексы своего поведения по отношению к отдельной личности, которые стали общественными правами и обязанностями.

Однако вся история развития человечества – это беспрерывная борьба за перемещение той линии, которая разграничивает объем свобод личности и общества. Воля отдельного человека имеет отталкивающий характер и стремится раздвинуть объем своих свобод. Но неограниченная воля индивидуумов ведет к анархии, хаосу и распаду социума. С другой стороны, воля общества, как интеграл воль отдельных его членов, давит на объем свобод отдельного человека со всех сторон, ограничивая объемы его свободы. А неограниченное давление этой внешней воли на индивидуума может вести к жесткой диктатуре, которая также губительна для социума и может вызвать социальный взрыв, не выдержав силы такого давления. Таким образом, для нормального существования общества необходим оптимальный баланс взаимно противоположных давлений, который достигается лишь добровольным самоограничением своих желаний и свобод, как со стороны личности, так и со стороны общества.

Самоограничение со стороны общества достигается за счет принятия и соблюдения определенных правил поведения в виде свода законов – официально закрепленной обществом модели истины. А также, за счет неписаных правил, устоявшихся культурно-духовных традиций, норм морали, выработанных обществом, выписанных в Священных писаниях.

Со стороны же отдельного человека такое самоограничение достигается путем принятия этих общепринятых норм и правил поведения в обществе, в семье, и даже по отношению к самому себе. Внутренняя воля к самоограничению проявляется как сформированная внутренняя модель истины, которую нарушать нельзя. Человек принимает для себя, что выход за пределы этой модели поведения – это зло, существование в пределах этой модели – норма поведения, а добровольное сужение размеров этой модели – жертвенность, добродетельность. Воля не нарушать эту модель для себя – совесть и вера в Господа, а не нарушать по отношению к другим – чувство стыда перед Господом, обществом. При нарушении – раскаяние перед Господом и собственной совестью, чувство стыда перед обществом.

Проблема в том, что сформированная общественная модель поведения в виде моральных норм и действующего законодательства не всегда совпадают с внутренней моделью поведения отдельного человека, принятой им как личная норма морали. Тогда то, что для него находится в пределах нормы поведения, может выходить за пределы общественных норм. Так же и общественные нормы могут не совпадать с его личной более ограниченной внутренней нормой. В этом случае человека будет удерживать от выхода за границы общественных норм поведения внутренняя сила воли, чувство совести, стыд перед окружающими, страх перед наказанием Господним, общественным.

Однако нельзя отрывать одно от другого. Нельзя утверждать, что одной силы воли без страха наказания достаточно. Но все же сила воли является более сильным и высоким чувством, чем само лишь чувство страха наказания. Человек, который руководствуется одним лишь страхом, может и проживет всю жизнь добропорядочным и законопослушным, но не бросится защитить женщину от бандита, побоится. А при захвате страны оккупантами добровольно не пойдет защищать Родину. Для этого необходима сила духа и воля.

Именно поэтому я и разместил эти побудительные чувства именно в таком порядке. Считаю, что внутренняя сила воли и совесть являются более сильными и высокими чувствами, чем стыд и тем более – страх. Можно не нарушать общественных норм поведения лишь из страха, не имея при этом ни воли, ни совести. Говорят же – делать что-то не за страх, а за совесть. Но и в одном и в другом случае вера в Господа помогает удерживать себя от греха – то есть, от выхода за рамки общепринятых норм поведения.

Одна лишь эмоциональная вера без ориентиров может быть слепой и эти ориентиры не входят в человека одним лишь "открыванием чакр для энергий". Вера, основанная лишь на интуиции и душевных эмоциях, хромает на одну ногу, поскольку является чисто правополушарной.

Известно, что левое полушарие нашего мозга отвечает за логический анализ, дедуктивные и индуктивные умозаключения, математические расчеты, формулирование законов и правил, в то время как правое полушарие отвечает за эмоции, чувства, душевные переживания, сенсорные и эстетические реакции, таланты и творческие наклонности. Но одно с другим оба полушария неразрывны. Отключение левого полушария от правого (например, при лоботомии), это все равно, что парусник, брошенный в море эмоций без капитана и лоцмана. Нельзя предугадать, куда его занесет.

Именно этим и пользуются специалисты по зомбированию, затягиванию людей в секты, террористические организации. Именно по этой технологии сегодня пропаганда с помощью СМИ в руках власть имущих натравливает народы друг на друга.

С одной стороны, российская имперская пропаганда вдохновляет православный российский народ на борьбу с "мировым злом". При этом используются именно ярко эмоциональные модели, основывающиеся не на логике, а на святых чувствах, на душевном сопереживании "несчастным, угнетаемым русскоязычным", которые "подвергаются кровавым пыткам карательных отрядов фашистской хунты". Сознательно подбираются яркие, экспрессивные фразы, вызывающие бессознательное чувство сопереживания и гнева. Люди искренне верят в эту искусственно созданную модель с припрятанными крючками, выдаваемую за правду, по-христиански сочувствуют и рвутся на помощь. Разве можно их обвинять (кроме откровенных наемников и убийц, идущих воевать за деньги), в том, что они оказываются втянутыми во зло? Просто их правда отличается от нашей правды. Для них была создана общественная российская модель истины, в которую они поверили всей душой, оставаясь при этом глубоко верующими людьми, но с отключенным пропагандой левым полушарием для трезвого анализа ситуации.

Но с другой стороны, то же происходит и у нас в Украине. Мы все также подвергаемся эмоциональному зомбированию СМИ, праведно разбухаем на ура-патриотических дрожжах, в ослеплении не замечая как новые олигархи захватывают все в стране, просто заменив прежних.

Можно было бы продолжать долго, но я все же считаю, что чисто эмоциональная слепая вера "несмотря ни на что" без логически выстроенных критериев добра и зла не может уберечь от греха.

Высокая вера придает волю, формирует совесть, а приземленная вера удовлетворяется чувствами стыда и страха, хотя и их в большинстве жизненных случаев бывает достаточно. Хотелось бы, чтобы люди "по совести" уважали других как уважают себя. Но в большинстве случаев либо себя не уважают совсем, а оттого завистью болеют, либо лишь самих себя уважают, но это уже не гордость, а гордыня и самодовольство без стыда и страха.

Следует отметить, что голая воля сама по себе, без веры, совести, стыда и страха может привести к противоположному – к сознательному нарушению любых общественных норм. Это - стремление к неограниченному расширению объема своих свобод за счет ограничения свобод других людей, то есть это отталкивающая сила, называемая эгоизмом, и порождается гордыней – стремлением поставить самоуважение выше уважения к другим. Так само и общественная воля сама по себе, без веры, совести, стыда и страха ведет, с одной стороны, к внутреннему (интенсивному) давлению на отдельную личность, сужая ее жизненное пространство, ведя к диктатуре. С другой стороны, ведет к внешнему (экстенсивному) давлению на другие социумы, стремясь их либо оттолкнуть, либо захватить путем войны.

На границе между пространством одного и пространством других идет вечная борьба двух противоположных сил – эгоцентричного самоуважения и альтруистичного уважения, любви к ближнему. Вообще то, самоуважение должно быть позитивной чертой. Человек, не уважающий себя, не способный защитить свое достоинство, не знает, что такое – любить других, уважать достоинство других.

Самоуважение также может быть разным. Голое самоуважение без веры, совести, стыда и страха порождает гордыню - стремление поставить свои права и свободы выше прав и свобод других, уважение к себе выше уважения к другим.

Успешным для прогресса общества было бы нахождение оптимального соотношения между уровнем самоуважения и уважения к другим. Так же и как между уважением общества к себе и уважением к отдельной личности. Однако в нашей жизни мы постоянно наблюдаем бесконечную борьбу жизненных пространств между собой как в отношениях между отдельными личностями, так и в отношениях личности с обществом, а также, борьбу между обществами. А причиной того является не только различие моделей истин, но и дефицит веры, совести, стыда и страха.

Человечество на протяжении своей истории выработало определенные морально-этические нормы, модель истины, на которую их вдохновляла вера в Творца. Эта глубокая вера в то, что именно эти нормы являются мерилом справедливости в обществе, порождала в душах людей такие чувства как совесть, стыд и страх сотворить зло (грех), раскаяние в содеянном грехе.

Одними из таких норм, записанных в священных писаниях, есть такие: "Люби ближнего как самого себя" и "Не делай ближнему того, чего не желаешь себе". Эти формулы сосуществования в обществе как раз и дают возможность достичь баланса сил отталкивания (самоуважение) и сил тяготения (любовь к ближнему). Баланс этих сил удерживает социум как от развала под действием центробежных сил анархии, так и от гравитационного коллапса общества не уважающих себя рабов под властным давлением диктатуры особ с повышенным уровнем бездуховного эгоцентризма, гордыни.

Однако следует отметить, что есть одна сфера нашей жизни в обществе, в которой эти две формулы не всегда срабатывают. Если, например, человека воспитали в семье пьяницы, то имеется высокая вероятность того, что и он станет пьяницей. У этого человека будет сформирована своя модель поведения и своя правда жизни, свое понимание того, что есть добро, а что есть зло. Поэтому этот человек не будет считать злом научить ближнего пить, даже любя его как самого себя. Не будет он считать, что делает ближнему зло, какого не хотел бы себе.

Так же будет и с человеком, которого приучили красть кошельки из кармана, брать взятки, добиваться своего ложью, криком или кулаками, и даже - убивать. А главное – жить в этом мире без веры, без совести, чувства стыда за свои поступки, раскаяния в грехах (в его модели истины – это не грехи). Если человек приучен к этому как к норме поведения в обществе, то он к этому и другого приучит, любя его как самого себя. То есть, возникает парадоксальная ситуация – человек может научить другого делать то, чего не хотел бы себе, при этом любя ученика как самого себя!

Таким образом, можно сделать вывод, что эти две вроде бы универсальные формулы не срабатывают в сфере воспитания. И это трагическим образом может запускать цепную реакцию постепенного заболевания общества вирусом бездуховности, гордыни, бесстыдства, беспринципности, воровства, разбоя, лжи без страха и покаяния. И если эту цепную реакцию не перервать, то этот вирус начнет передаваться новым поколениям с самого рождения как парадигма бездуховного существования каждого "для себя", когда эгоцентризм и гордыня не будут считаться грехом, а наоборот – умением выжить в обществе таких же, как сам. А потом и станет общепринятой формой поведения, моделью общественной псевдоморали.

Часть ІІІ

Если проанализировать те греховные поступки, которые чаще всего совершают люди в нашем обществе, такие как ложь, поклеп, кража, посягательство на здоровье и жизнь других людей, жестокосердие, предательство и т.п., то можно прийти к выводу, что человек на самом деле совершает эти поступки не ради них самих (если это конечно не параноик), а использует лишь как способ для удовлетворения своей гордыни в различных ее проявлениях.

При этом, если у человека комплекс неполноценности, то такими проявлениями являются зависть, уныние, месть. А если у человека комплекс самоутверждения, то такими проявлениями гордыни являются эгоцентризм, самолюбие, надменность, тщеславие, чрезмерность во всем, менторство, культ личности, презрительность, желчность и скепсис.

Кроме того, зависть в комплексе с голой волей без стыда, страха и раскаяния может привести от комплекса неполноценности к комплексу самоутверждения. Этот вариант самый опасный и циничный. Он больше всего стимулирует к продвижению по головам людей все выше и выше ступенями пирамид власти, славы, богатства или криминального мира. Это никакими моральными тормозами не сдерживаемая "Ярмарка тщеславия".

Именно эта болезненная и бездуховная аморальная тяга является подсознательной стимулирующей причиной, которая приводит, как следствие, к совершению греховных поступков, направленных не на добро, а на зло ради удовлетворения своих собственных потребностей за счет ущемления потребностей и прав окружающих. То есть, в своей гордыне такая личность следует не закону Божьему любить ближнего как самого себя, а - любить лишь себя за счет ближнего.

Отсюда вывод: бороться нужно не с последствиями – преступностью, ложью, посягательством на здоровье и жизнь, а с причиной, порождающей их – гордыней (эгоцентризмом) во ее всех проявлениях, а также - пропагандировать альтруизм (любовь к ближнему, добродетельность, жертвенность).

В нашем обществе этот баланс был нарушен в сторону эгоцентризма за счет постепенного отмирания альтруизма. И это, к сожалению, именно тот губительный путь, которым мы движемся. Даже во времена советской власти проявлений альтруизма, взаимопомощи в отношениях между людьми на бытовом уровне было больше, нежели сейчас. Тоталитарная система хоть и навязывала силой уравниловку, но в то же время не давала размаха болезненным проявлениям гордыни и самоутверждения (кроме партийной сферы), которые сегодня расцвели у многих членов нашего общества, скрытая гордыня которых при прежней власти была стянута как пружина. И сдерживала эту пружину в атеистическом обществе не вера, а лишь тоталитарная система власти.

Как только власть сменилась в сторону полной свободы рыночных отношений, эта пружина распрямилась, несдерживаемая ничем. И взамен прежней партийной диктатуры никаких религиозных и морально-этических тормозов в обществе не было предложено. Постепенно наше общество начало морально заболевать с каждым годом все больше и больше.

К сожалению, церковь в этот переломный момент не смогла в должной мере принять на себя роль морального авторитета в атеизированном обществе, а вместо этого на общей волне свободы тоже увлеклась коммерциализацией своей деятельности и гордыней межконфессиональной борьбы за приватизацию Господа, поколебав в народе моральное доверие к себе.

Поэтому на сегодня первоочередной задачей должно быть пропагандирование в нашем обществе идеологии порицания всяческих проявлений гордыни, пропагандирование любви к ближнему (альтруизма, добродетельности, жертвенности), защиты животных, растений, окружающей природы, любви к работе на земле. Нужно изменить общественное мнение в отношении гордыни, чтобы любые ее проявления в отношениях между людьми, между властью и личностью считались постыдными. И для этого необходимо в какой-то мере "зомбирование" населения на эмоциональном ценностном уровне через циклы теле- и радиопрограмм, произведения искусств, фильмы, сериалы, СМИ.

А что мы сегодня наблюдаем в наших бесчисленных сериалах – культ индивидуализма, "красивой жизни" бизнесменов, насилия и криминальных разборок, милицейского произвола. В целом – культ силы и неуважения к ближнему. Все это подается под видом реализма в освещении современного бытия, показывается как норма жизни большинства граждан общества либо как средство для достижения "жизненного успеха".

Понятно, что фильмы советских времен часто были сказкой, которая во многом не отображала реалий жизни, но это были добрые сказки, более эмоционально душевные, чем сегодняшние кувырнадцатые сезоны "Улиц разбитых фонарей", "Карповых" или дурноватых "Интернов". Старые мультфильмы проникнуты добром и их даже современные дети смотрят с большим удовольствием, чем сегодняшние "Трах-бах! Вжик туда! Вжик сюда! Бац в лоб!".

На уровень государственной политики нужно поставить пропагандирование гуманизма во взаимоотношениях, этики поведения, терпимости к иному мнению и вере, милосердия к более слабым, жертвенности, добродетельности и меценатства; восстановить уважение к людям простым, рядовым; больше показывать в СМИ, фильмах, сериалах жизнь обычных людей, которых 99%; показывать их взаимовыручку и любовь, добрую музыкальную кинокомедию, рождественскую добродетельную сказку, а не одну лишь жизнь 1% олигархов в их многоэтажных особняках с бассейнами и кровавые разборки.

Очень важной в любом обществе всегда была и есть работа с подрастающим поколением. Когда-то у нас были пионерские организации, всякие кружки, клубы, спортивные секции, которые имели финансовую и организационную поддержку со стороны государства. Конечно, это все было избыточно заполитизировано, а потому со сменой власти и было на скорую руку выплеснуто с водой из кувшина.

На Западе это все тоже широко развивается (например, скаутские организации), детский спорт и т.п. А у нас как-то исчезло все, взамен ничего создано не было, вычеркнуто из статей бюджетных расходов, коммерциализировалось, превратившись в дорогую VIP-услугу. И что мы можем требовать теперь от молодежи, если она растет как бурьян придорожный?

В постсоветские времена большие надежды относительно морального возрождения общества возлагались у нас на церковь. А вместо этого что видим? Разборки, расколы, взаимные проклятия и анафемствования, попытки приватизировать Господа. Когда кто-то идет на бой с оппонентами, патетически восклицая "На нашей стороне Правда, с нами Бог!", Сатана в кустах радостно хихикает. Не может быть Бог на чьей-то стороне, на стороне христиан или мусульман, на стороне православных или католиков, европейцев или африканцев, либералов или консерваторов, мадридского "Реала" или мюнхенской "Баварии". Господь любит всех, кто любит Его и кто любит ближнего как самого себя.

Конфессии стали больше напоминать партии, которые обеспокоены чаще всего лишь доходами, количеством приходов и прихожан. Священнослужители закостенели в своем архаическом догматизме. Человека века космоса и Интернета сложно увлечь морально-этическими ценностями искренней веры, заставляя перед этим фанатично уверовать в Адама из глины и Еву из ребра и сотворение Мира за семь дней путем отделения воды от суши и неба.

Когда-то Иисус осуждал тогдашних священнослужителей в таком же самом архаичном догматизме, называя их фарисеями и книжниками. Но ведь и современные священнослужители уже превратились в таких же фарисеев и книжников, которые больше молятся на Книгу, написанную 2-3 тысячи лет назад, чем Богу. Но что первично – Господь или Писание? Ведь и Библия состоит из двух частей – Ветхой и Новой. За 2 тысячи лет Новая также стала уже Ветхой. Не пора ли дополнить ее третьей частью?

Современного образованного человека сложно обратить в глубокую веру, убеждая в истинности и моральности (в современном понимании) каждого слова Библии, особенно, что касается Ветхого Завета с описанием войн, вырезанием тысяч людей, жертвоприношениями. Думаю, для церкви было б честнее сказать, что понятие Творца вечно, а Книга, писанная людьми, со временем требует осовременивания и переосмысления, чтобы не выглядеть архаичной и не вызывать недоверие у молодежи компьютерно-космического века. Времена Тертуллиана, Савонаролы канули в прошлое.

Гражданское общество тоже не развивается. Нет никакого содействия и поддержки со стороны государства инициативам в самоорганизации населения на местах, их коллективной инициативе. Люди запираются в своих «коробках», уходя в индивидуализм, пофигизм, пессимизм, бездуховность, зависть к "более успешным и крутым в этой жизни", которых им рекламируют ежедневно в рекламе дорогих товаров "не на зарплату", с телеэкранов – в особняках с прислугой, крутыми иномарками и моралью хищников. Такая модель истины тяжела как свинец, ей не взлететь в будущее как Синей птице.

Люди, пропитанные такой философией зависти, намного легче "зомбируются" через тот же экран, когда им указывают, кто виноват у всех их жизненных бедах, почему у них всего этого нет, кто является "врагом народа" и мешает построить достойную жизнь. Люди с такой философией зависти, как только выпадает случай пристроиться к одной из пирамид (власти, славы, богатства, криминального мира), начинают зубами и локтями расчищать себе путь все выше и выше, но не в созидательном труде на благо страны, а в экстазе тщеславия, отбрасывая остатки стыда, страха, раскаяния за свои поступки. Зарабатывание средств существования с каждым днем все больше переходит из сферы производства и творчества в сферу перепродажи, рекламы, махинаций, выманивания денег из людей, банковского лихоимства, финансовых пирамид, бесчисленных Call-центров по вешанию лапши на уши и втюхиванию никому не нужных товаров втридорога. В результате, все друг друга обкрадывают, все друг другу врут, все друг друга ни в грош не ставят. А самое страшное – уже наши дети и внуки к этому приучаются с пеленок, воспринимая такой образ жизни как норму, как модель истины, как свою правду жизни.

Государственная политика в деле морального возрождения Украины должна стать самым важным заданием, без решения которого мы никогда не поднимем экономику, благосостояние граждан, не решим социальных проблем, не убережем единство страны, а может и саму страну не сохраним.

Также очень важной должна была бы быть встречная инициатива местных общин, активной части небезразличного населения. Необходимо взяться за постепенные изменения в нашем обществе, за изменение парадигмы общественных отношений, которые привели бы к смене морально-этических принципов в голове каждого гражданина.

Человек, каким бы индивидуальным не был его характер, является личностью общественной. В своем поведении он старается руководствоваться тем как принято в обществе. Что такое - "хорошо", а что - "плохо". Что делать - привычно, а что - странно. Если все носят усы, то и юноша, скорее всего их отрастит. Если красть считается нормальным, то все будут этим заниматься. Ведь если все вокруг крадут, то и самому красть не стыдно, даже зная, что это грех. Если все вокруг врут, то и сам не чувствуешь стыда за вранье. Если все вокруг переполнены нетерпимостью, ненавистью к людям с иными взглядами, то и сам переполняешься такими ж чувствами. А вот если бы давать и брать взятки в обществе считалось неприемлемым, то и мысли такой ни у кого бы не возникло.

Ощущение стыда это очень важный фактор в общественном поведении. Так как одно лишь признание человеком своих грехов еще ничего не дает. Грехи – они как якорь, удерживающий корабль на месте, не дающий ему двигаться вперед. Сдвинуть корабль с места может лишь чувство стыда, стыда не совершить плохого и раскаяния в совершенном. Стыд как парус, наполняемый ветром вдохновения. Лишь стыд может сорвать корабль с якоря и придать ему ускорение в направлении морального очищения и совершенствования.

Семейное воспитание, к сожалению, сегодня мало отвечает нормам гуманистической общественной морали. Наши семьи сегодня являются зеркальным отражением большинства проблем в нашем больном обществе на пути перехода от "совка" к демократическим ценностям через затяжной период дикого и разнузданного капитализма образца начала ХІХ столетия. И даже если в семье дают хорошие установки, то, войдя во внешний мир и столкнувшись с реалиями совсем иных отношений, эти установки отмирают как парниковый цветок, вынесенный на мороз. Поэтому смена парадигмы морально-этических установок должна произойти извне, со стороны всего общества, а потом уже войти в каждую семью.

Исследователи из Политехнического института Ренсселира, США обнаружили (http://www.sciencedaily.com/releases/2011/07/110725190044.htm), что как только количество людей с непоколебимыми взглядами достигает в обществе 10%, их убеждения непременно начнут восприниматься обществом. Был показан переломный момент, когда мнение меньшинства быстро становится мнением большинства. Со временем убеждений меньшинства начинают придерживаться все больше людей. Когда убеждений меньшинства начинают придерживаться 10% населения, начинаются быстрые перемены и убеждения меньшинства одерживают победу над тем мнением, которое была у большинства до этого.

Как правило, люди чувствуют себя "не в своей тарелке", если они не разделяют общего мнения, а потому они стремятся к некому компромиссу. Но как только энтузиасты, распространяющие новые идеи, начинают переубеждать все большее и большее количество людей, ситуация меняется. Большинство вначале начинает сомневаться в своих собственных взглядах, а потом и полностью принимает новые идеи как свои и даже само начинает их распространять.

Понятно, сначала человек, вошедший в круг определенного общества единомышленников, приняв его идеи и устав, надев значок члена такого общества, будет восприниматься в народе с насмешкой. Но уже через некоторое время быть членом такого общества станет престижно, а носить такой значок – модно. И если такой человек со значком войдет в кабинет взяточника, то тот уже поймет, что ожидать или требовать чего-то от этого человека не имеет смысла. А потом, через некоторое время и взяточнику станет стыдно не только брать, но подумать об этом, возникнет уже чувство зависти к обладателям значка, что все уже вступили в общество, а он еще нет.

Новый моральный кодекс может изменить критерии общественного поведения и если большинство людей в обществе станут их придерживаться, то каждому отдельному рядовому члену общества станет стыдно не придерживаться того, чего придерживаются все. Несоблюдение новых общественных норм морали будет считаться утратой чести в глазах окружающих людей.

Естественно, что на первых порах вступление в общество энтузиастов и принятие определенного кодекса чести будет сложным жизненным выбором. Очень сложно будет такого кодекса придерживаться в обществе, живущем по другим принципам. Будет много жизненных вызовов и соблазнов нарушить этот кодекс. А потом, когда быть членом такого Общества станет престижным, то многие начнут лукавить, вступая его ряды ради одного престижа. Но и это необходимо будет пережить как промежуточный этап постепенного морального перерождения.

Также не хотелось бы, чтобы кто-то воспринял это как новую религию, или как нечто, вступающее в конкурентное противостояние с верованиями и религиозными конфессиями. Можно пожелать им лишь найти, наконец, мир и согласие между собой. От этого выиграют все и не проиграет никто. Ведь мир и согласие достигаются не на путях безусловной победы одних и безусловного покаяния других на коленях, ибо такой путь – это путь гордыни и ведет в никуда. Со-гласие – это когда обе стороны соглашаются уважать мнение каждой из сторон и любить ближнего как самого себя.

Господь один, верований много, а людей на Земле еще больше и у каждого в голове своя правда, и лишь Истина едина, но ведома она одному Творцу!