Сочувствовать. Сострадать....

26 декабря, 09:00
Давайте не будем лгать. Вы, жители России, не чувствуете, как украинцы, и не страдаете, как они. Причем не от абстрактного горя, а конкретно — от действий вашей страны.

Российская антипутинская общественность, ну, или, немалая её часть, включая лидеров оппозиции, занята сейчас тем, что травит в Фейсбуке Аркадий Бабченко за его всем вне РФ очевидные и ясные посты. Среди этих людей немало моих знакомых.

Люди, остановитесь, пожалуйста. Вы сейчас, живя в РФ, находитесь в сильно искаженной реальности, даже если не вы её создавали. Аркадий — один из очень немногих среди вас, кто видит мир шире, кого не поразил стокгольмский (или уже московский) синдром. Может быть, потому что Аркадий видел войну, в т.ч. войну в Украине, был на Майдане, знает украинцев не понаслышке. Знает их потери, их обиду и боль.

Пройдёт время, и вам будет стыдно за эту травлю. Травите лучше меня. Мне уже все равно. А Аркадий — среди вас, и он честный. Берегите таких людей. Это совесть России — той, которая будет. У современной совести нет. Собственно, это и не Россия. Травить его — это как настоящих антифашистов в нацистском рейхе пинать. Очень плохое дело. Мне грустно за этим наблюдать. Вы говорите не те слова, совершаете не красящие вас поступки. Эти ваши слова тут останутся, и что вам с ними делать потом?

Не помню точно год, давно читал уже, но перед Второй мировой войной в нацистской Германии наступил момент, когда гестапо практически некого было арестовывать. Когда почти все немцы так или иначе ощущали свою сопричастность рейху.

В России сейчас как раз наступает такой момент, когда даже критики режима называют его войска своими, ощущают себя частью своего народа, несмотря на иное отношение к власти, ну и так далее. Этот процесс начался не сегодня, но с каждым случаем, подобным сегодняшнему, он будет углубляться — россияне будут дальше погружаться в свою, отдельную от остального мира реальность. Этот процесс нерадостный, но естественный и понятный, и если даже многие мыслящие россияне его изнутри не видят (что, кстати, тоже естественно), то это не означает, что, например, я или Аркадий Бабченко ненормальные.

Пожалуйста, читайте книги про 30-е годы прошлого века. И вот читая эти книжки, я бы на вашем месте с такими выводами повременил. Ничего нового, к сожалению, с тоталитарными обществами не происходит.

Соболезнования родным. Катастрофа, которой не должно было быть. Самолёт, который не должен был лететь в Сирию, в которой не должно быть российских летчиков, которые не должны бомбить сирийцев. В тысячах постов россияне снова будут возмущаться, почему люди в разных странах мира не скорбят вместе с ними, относятся к любым жертвам России как к прямым или косвенным потерям врага.

А удивляться, к сожалению, нечему. Россия сама изменила мир к худшему, устраивая то тут, то там ад на Земле. Лишая ни в чем не повинных людей жизни, здоровья, близких, родины, мечты и надежды. Россию никто не трогал, никто не угрожал, её никто не ждал, не просил приходить в чужой дом, разрушать и убивать. Россия сейчас — страна, несущая горе всем, в том числе себе. Страна-ложь и страна-война. Поэтому все возмущения должны идти не сюда, а в Кремль. Прежде, чем обвинять в аморальности других, нужно посмотреть в зеркало.

Давайте-ка вернём двум прекрасным русским словам их первоначальный смысл.

Сочувствовать. Сострадать.

Это означает — чувствовать, как другой, страдать, как другой. Давайте не будем лгать. Вы, жители России, не чувствуете, как украинцы, и не страдаете, как они. Причем не от абстрактного горя, а конкретно — от действий вашей страны.

Поэтому и не вам, учитывая вину вашей страны (отчасти в любом случае — вашу), их осуждать/обсуждать. Вы с украинцами сейчас в абсолютно не одинаковом положении. И они в своём положении не будут вам со-страдать, как упорно не желаете по-настоящему со-страдать им вы. И это вы должны знать меру в о(б)суждении украинцев, а не они.

До тех пор, пока войска вашей страны-агрессора не покинут территорию их страны, пока не будут принесены достойные извинения, выплачены все репарации, вы не имеете никакого права, тем паче морального, делать им замечания или обижаться. Даже если вам очень не нравятся их слова. Как не имели такого морального права жители любой страны-агрессора до конца войны и восстановления справедливости.

Терпите, если у вас есть ум и честь. А если нет — делайте, что хотите. Время расставит всё по местам.