Тяжелые мысли

Можно ли жертвовать финансированием , или идти против своей совести: хвалить то плохое, что делает работодатель?

Представим себе такую ситуацию. Меня финансирует А – неважно человек, организация или государство. И вот мне нужно негативно отозваться о каком-то плохом деянии А. Скажем – о начальнике организации А. Или – о начальнике государства А. Финансирование же это от А для меня – единственный источник доходов. И критическое мое замечание повлечет за собой прекращение финансирования. А, наоборот, восхваление плохого деяния А повлечет увеличение финансирования. Что мне делать?

Мне нужно или жертвовать финансированием со всеми вытекающими, или идти против своей совести: хвалить (или хотя бы просто не ругать) то плохое, что делает А.

Оба варианта нехороши. Где же выход? Выход в том, чтобы убедить себя, что плохое не плохо, а хорошо. Или, как минимум – нормально. И тогда всё будет у меня хорошо. Или, как минимум – нормально: на несильные покалывания совести я просто огрызнусь: "Молчи, дура! Ты ничего не понимаешь".

Этот психологический феномен лежит в основе всей информационной поддержки путинизма – как на уровне СМИ, так и на индивидуальном уровне тех, кого мы называем "ватой": чтобы не ругать, нужно убедить себя, что ругать не за что.

Всё то же самое относится и к финансированию в расширенном понимании: когда за определенные слова мне платят не деньгами, а, скажем, хорошим отношением. И случись мне говорить противоположное – выплаты хорошего отношения прекратятся.

Попробуй здесь не по конформничать. Нон-конформизм здесь – род подвига. Это не дешевый безобидный эпатаж – здесь реальная жертва.
А теперь перейдем от высокой теории к вещам заземленным. Сколько людей протеста финансируются (естественно, не прямо) американским правительством? В смысле "госдепом"? И сколько из этих людей критикует Америку?

Ну, ладно – пожалуй, при Обаме нам было что критиковать и помимо Америки. И более того, антиамериканизм в ЛЮБЫХ формах после агрессии против Украины стал совершенно недопустимым – он отвлекал от главного и перекладывал вину с больной головы.

Но это ведь просто время такое удачное было. А помните, сколько людей из числа приличных людей критиковало Буша за Афганистан и особенно за Ирак? Немного. Ой, как немного!

Но опять-таки, бог с ними – с теми старыми временами. Поговорим про сегодня.

Насколько критика Обамы была чревата личными неприятностями, я просто не знаю. Но в том, что критика Трампа чревата, сомнений нет никаких. Запишут в антиамериканцы, отключат от питания – это несомненно. На то он и Трамп, чтобы действовать только так. Возможно – даже немедленно, уже сегодня. Но то, что завтра – точно. Я тебе покритикую!

Но ситуация с Трампом отличается от ситуации с Обамой. Если агрессия против Украины сделала разговоры об американских проблемах невозможными, то приход Трампа всё поменял: теперь американские проблемы уже стали не только американскими. Они общемировые. Трамп сел в кресло президента мира и его изящные движения рушат не только Америку – рушат мир. В мире явно наметилась тенденция демократического перехода к фашизму. И сопротивление здесь тоже должно быть всемирным.

А могут ли в этом сопротивлении участвовать наши самые порядочные люди, которые кормятся с американской руки? Про непорядочных, кормящихся из других источников, я не говорю. Но могут ли порядочные? И каким образом расценивать их тексты в прямую или в косвенную поддержку Трампа? Как проявления безудержного оптимизма? Как привычку не ругать американское? Или – как-то еще?

Голоса же такие звучат в последнее время всё чаще. Что, дескать, нормально. Что обойдется. Что это даже хорошо. Ну, и так далее. И зараза эта распространяется широко – всё шире и шире.

Почему зараза? Потому что это терпимость к фашизму и готовность оправдывать фашизм. Конечно – не газовые камеры. Фашизм-лайт. Легонький такой фашизмик. Ну, здесь ксенофобии подбавить. Ну, здесь на права людей наплевать! Здесь ответственность с себя снять. А здесь наоборот – похозяйничать. Но главное: групповой, национальный эгоизм – народ превыше всего. И еще главное – плевать на других.

Если мы такие вещи глотаем (а как их не проглотить, когда ими нас кормят кумиры), то дело наше плохо. В этом случае мы становимся бессильны против бед у себя дома. В том-то и дело, что нельзя сегодня оставаться антипутинистом (я говорю не о личности Путина, а о явлении – о путинизме), не будучи анти-трампистом (и снова речь не о личности, а о явлении).

А быть антитрампистом для многих и в некотором смысле даже – для лучших, сегодня может стать очень дорогим занятием. Причем, в самом буквальном смысле слова.