Вечный раскол

4 апреля, 13:41
Признаюсь вам, друзья дорогие, что я не раз задумывался над тем, что общего, какой постоянный признак, или действие - метафизическое, идеологическое, или религиозно-философское было и есть во все времена российской истории на всём тысячелетнем её протяжении?

Какой "призрак истории" всегда мешал спокойно жить на этой огромной территории? Что неизменно существовало всегда - от Рюрика и святого Владимира до собирателя земель Ивана III, от Ивана Грозного до революций 1917 года, от Гражданской войны до наших благостных времён?

Менялись идеологии, менялись нравы, менялись социальные и экономические формации, менялись символы, цари, императоры, вожди, отрицалось и разрушалось всё созданное до основания (от разрушения и истребления Великого Новгорода через Петровские реформы до октябрьского переворота, Большого Террора, ГУЛАГа и 70-летней истории СССР), уничтожалась государственная религия, её место занимал атеизм, менялись аристократии, элиты, принципы их отбора, как и принципы их уничтожения, уничтожалось рабство и возрождалось в новых, невиданных ещё миру формах, уничтожалось самодержавие и воскресало в новых, невиданных по масштабу в мировой истории кровавых деяниях, текло время, текли реки, чуть не повёрнутые вспять, исчезали и смешивалась народы, менялось всё, но одно, только одно оставалось неизменным в истории России, только одно - определившее её и жизнь и судьбу - Вечный Раскол.

Извилистая, ох, извилистая эта трещина Раскола, проходящая через всю российскую историю, ползла она по всем сторонам бытия - и духовного и житейского и нравственного и идеологического и культурного и образовательного и литературного и поэтического и ...., не перечислишь всего, даже до бытия исторического всегда добиралась, начиная с такой науки под названием - история, вечной шлюхи на этих духовно-пространственных территориях и заканчивая самым главным - вектором исторического развития.

Есть у этой неизменной трещины одна неизменная черта - Категоричность. Не было в нашей истории полутонов, как не было и плавных переходов, мостов и переправ на другую сторону тоже не было. Не было.
Не было этого ни при смене власти, ни при смене идеологии, даже при смене быта не было. Всегда кровушка лилась, всегда. И немеряно. Сколько нужно, чтобы по ту сторону трещины инакомыслие уничтожить, столько и проливали. И никто не считался, да и не считал никто.

Я не знаю, нужны ли вам примеры, друзья дорогие, но их столько, что никакого журнала не хватит их перечислять - от ханского ярлыка Невского и вырезанных и сожжённых им свободных городов до красных от крови вод Волхова в спалённой Грозным Новгородской республике, от трёхперстного крёстного знамения и исправленной опечатки в "Символе веры" Никона и двух веков преследования и уничтожения старообрядцев до Петровских реформ и костями мощёного Санкт-Петербурга, от всех дворцовых переворотов XVIII века до декабристов, от Николая I до Николая II, от Гражданской до Второй мировой, от 1945 до 2013-ого. Вы всё сами знаете, друзья дорогие. Всё сами.

Мы можем долго спорить и рассуждать о причинах этого Вечного Раскола, мы можем долго дебатировать о корнях его вечной категоричности, приходя часто к совершенно парадоксальным выводам, например о том, что Вечный Раскол в определении вектора исторического развития между западниками и славянофилами имел и имеет одни и те же корни, одни и те же мотивы, одну и ту же оценку страшной действительности и такого же страшного исторического наследия. Но это никогда не мешало главному - той самой Категоричности - уничтожению идеологического противника, как чуждого и чужого.
А не пониманию его, как своего и родного, не поиску компромисса, не утрясанию всех интересов, ни парламентаризма, а автократии.

Не было компромиссов в русской истории. Никогда. Проигравший терял всё. И всегда. Победитель получал всё. И всегда.
С победой он автоматически получал и новый Раскол, новые трещины и метастазы Вечного Раскола, неважно где и по каким извилистым путям трещина Раскола проявлялась во всей своей глубине и страшной категоричности.

Именно с этим и только с этим и связано многое и многое в истории России, а в первую очередь, вещи духовные, не материальные, основа и оплот и жизни и исторического развития - борьба с просвещением, образованием, наукой, свободной мыслью.
Именно это и давало тот самый парадоксальный, на первый взгляд, обратный эффект - просвещение, наука, образование, свободная мысль углубляли Раскол, создавали новые и новые извилистые трещины этого Вечного Раскола. А это, в свою очередь, порождало ту Вечную Реакцию, о которой так сильно и образно писал Мережковский:

"Кажется иногда, ... что сердце наших сердец, мозг наших костей - это разлагающий радий; что Россия значит реакция, реакция значит Россия."
"Реакция - религия. Кажется иногда, что последняя сущность России - религиозная воля к реакции."

И лилась кровь, ручьями, реками, собираясь и перетекая из прудов и озёр в моря.

Век XX, двадцатый век - апофеоз этого Вечного Раскола.

А XXI-ый? Кракелюры на этой исторической картине достигли максимума сгущения, красок не видно уже, да и сюжета картины этой не поймёшь. Что там нарисовано? Соцреализм 30-х-50-х, или сюжеты Ивановой опричнины, или благонравные картинки времён Николая Павловича, или распутинский разгул времён Николая Александровича? Кто знает, кто знает?
Пятно одно в расширяющихся трещинах-кракелюрах на огромном холсте, да и то какое-то кроваво-грязное, бесчеловечное, как будто кто-то картину Босха кровью залил, старой, свернувшейся, местами только свежей, но до поры, до поры...

А Раскол? Да вот он - Главный Вечный Раскол, ещё Мережковский его суть верно сформулировал:

В России "с волею к мысли борется тайная, тёмная, но очень упорная и жадная воля к безмыслию!"