Виктимблейминг

24 декабря, 11:07
В детстве родители донесли до меня одну нетривиальную истину: Очень трудно помочь человеку, если он не помогает сам себе.

Больной человек не может вылечить сам себя. Но вылечить его гораздо проще, если он вовремя принимает лекарства, прописанные врачом, и воздерживается от действий, запрещенных врачом.

Совсем больной? Шансов выжить гораздо больше, если может позвонить в скорую помощь и рассказать, что у него болит. Не потому что кто-то вредный, просто жизнь такая.

Утопающий? Сам выплыть не может. Но спасти его гораздо проще, если он может хотя бы схватиться за круг. Если утопающий не способен даже на это маленькое действие (например, потерял сознание) - спасти его гора-а-аздо труднее.

Эта истина не всем по вкусу.

Кто-то пилит гранты на помощи жертвам, и естественно не хочет, чтобы страдания жертв прекратились.

Кому-то обидно слышать, что в его страданиях есть часть и его вины. Очнулся утопленник в реанимации и слышит: балда, тебе ж веревку бросили, а ты не заметил.

Для кого-то образ невинной жертвы - это идеология. А для идеологии, как известно, хвоста не жалко.
Любое заикание о возможном неидеальном поведении жертвы, приблизившем ее страдания, парируется заклинанием, оканчивающимся на инг\изм, в данном случае - виктимблейминг.

Конечно, есть случаи, когда обвинять жертву абсолютно не следует.

Девушку сразу после изнасилования ругать: "сама дура виновата, неча было ночью в короткой юбке разгуливать".

Это неправильно по трем причинам:

Человек, только что переживший травму, нуждается в тепле и поддержке. Разбирать его ошибки надо как-нибудь потом, когда он оправится.

Формулировка "сам виноват" переносит вину с одного человека на другого. Получается, насильник вроде как не виноват. Или насильники - это стихия, с которой невозможно бороться. Или мужчина так устроен, что никак не может устоять перед видом девушки в короткой юбке. Или, как считают некоторые фашисты, насильники - это цвет нации: у них еще сохранился нормальный гормональный фон. На самом деле вина - не пирог, который можно так или эдак разделить между людьми. Насильник виновен в преступлении, жертва может быть виновна в неосторожности - ее неосторожность не умаляет вину преступника.

Короткая юбка не облегчает совершение преступления. Она лишь воспринимается насильниками как сигнал: "эту - можно". И критиковать жертву изнасилования за короткую юбку означает лишь поддерживать конвенцию, согласно которой девушек в определенной одежде непредосудительно насиловать.

Противоположный пример - жена, которую бьет муж. Прежде чем собирать общественные силы для помощи такой женщине, она должна начать помогать себе сама. Как минимум - перестать любить этого мужа.

Строго говоря, она должна была помочь себе раньше. Не влюбляться в грубого и агрессивного "настоящего мущщину". Когда впервые ударил - не ублажать и задабривать, а давать отпор, обижаться и не прощать.

Все это - неблаговидные действия, облегчившие совершение преступления над ней и даже поощряющие преступника.

Бывают люди с комплексом жертвы, которые упорно не хотят помогать себе сами. Иногда они требуют помощи от окружающих, иногда сердобольные окружающие сами навязывают помощь - вся помощь оказывается бесполезной. Такие люди превращаются в черные дыры, бесследно поглощающие ресурсы у доброй части общества.