Во сне время течет медленнее?

16 апреля, 11:19
Попыткам проникновения в разум спящего человека уже более ста лет.

Правда ли, что когда мы спим, ход времени меняется? Когда сигнал будильника вырывает меня из объятий сна, я часто нажимаю на кнопку и выключаю его, прежде чем снова укутаться в уютное пуховое одеяло, чтобы подремать еще капельку. И хотя то, что следует за этим едва осознанным действием, может показаться кратким сном, в котором воспроизводится один-единственный разговор или непродолжительная прогулка, иногда, проснувшись окончательно, я обнаруживаю, что прошел целый час. Мне остается только гадать в недоумении, как могло случиться, что несколько столь мелких событий так долго прокручивались в моей голове? Насколько широко распространено такое явление?

Ныне исследователи нащупали путь, ведущий к ответу на этот вопрос. Они изучают людей, способных контролировать свой спящий мозг. Их называют «спящие осознанно». (Lucid dreaming или «осознанный сон/сновидение» – это такое состояние, в котором спящий осознает, что видит сон, и способен управлять его содержанием. Термин ввел в оборот голландский психиатр и литератор Фредерик ван Эеден. Он посвятил свою научную деятельность изучению сна, а к концу жизни сошел с ума. Переписывался с создателем метода психоанализа Зигмундом Фрейдом, также изучавшим сны. )

Попыткам проникновения в разум спящего человека уже более ста лет. Одним из первых, кто занялся научным изучением сна, был французский аристократ XIX века с пышным именем Мари-Жан-Леон Лекок, маркиз д’Эрве де Сен-Дени. (Метод осознанного управления сновидениями маркиз изложил в объемистом труде «Сновидения и способы управления ими. Практические опыты», изданном в 1867 году.) В возрасте 13 лет он обнаружил, что способен управлять течением своих снов и на протяжении нескольких последующих десятилетий применял свою способность к осознанным сновидениям для изучения пределов возможностей своего «спящего разума».

Странные путешествия

Одна из многих эскапад маркиза д’Эрве де Сен-Дени состояла в том, что он заставлял свое спящее «я» бросаться вниз с высоких зданий, чтобы посмотреть, сможет ли он представить себе во сне собственную смерть. Неоднократные попытки такого рода неизменно оканчивались неудачей: ситуация во сне менялась таким образом, что экспериментатор избегал печального конца. Заметив, что места, в которых он побывал, и люди, которых встречал, во время путешествий, являются ему во сне, он пришел к выводу, что сновидения образуются из лоскутов нашей памяти. Это было куда более рациональным объяснением феноменов сна, чем преобладавшие в те времена спиритуалистические теории.

Еще одним пионером в деле изучения осознанного сна стала племянница известного английского писателя Эдварда Фостера Мери Арнольд-Фостер, написавшая в 1921 году книгу «Этюды о сновидениях» (Studies in Dreams). Она, среди прочего, воспользовалась даром осознанного сна, чтобы избавиться от кошмаров Первой мировой войны.

Труды Арноль-Фостер и Сен-Дени не привлекли особого внимания, а изучение осознанных сновидений на протяжении многих последующих десятилетий оставалось в тени более «серьезных» направлений научного поиска. Однако в последние годы ученые-неврологи принялись за не менее эксцентричные эксперименты, чем те, что проделывал маркиз.

Д-р Дженифер Виндт из Университета имени Иоганна Гуттенберга в Майнце, Германия, решила выяснить, могут ли осознанно спящие сами себя щекотать во сне. Идея может показаться странноватой, но эксперименты в этом направлении дали бы возможность определить степень осознания человеком самого себя во сне. В реальной жизни мы не можем сами себя щекотать, поскольку мы знаем, что мы делаем. Это значит, что мозг просто отбрасывает те ощущения, которые заставляют нас судорожно хихикать.

Важно, что то же самое происходит с «осознанно спящими» людьми. Участники эксперимента, проведенного Виндт и ее коллегами, заявили, что им было трудно заставить себя смеяться от воображаемой щекотки. Это дает основания полагать, что их спящее «я» обладало высокой степенью осознания их телесных действий и ощущений и сводило к минимуму ответную реакцию.

Интересно и то, что Виндт предлагала участникам опыта просить других персонажей, которых они видели во сне, пощекотать их. «Несколько раз персонажи из сновидений просто отказывались щекотать их, - рассказала Виндт. – Они вели себя так, как будто обладают собственным разумом и намерениями». Когда другая сущность все же щекотала спящего участника опытов, эффект порой это имело довольно слабый. Что позволяет предположить, что мозг по-прежнему признавал собственный контроль над теми другими персонажами из сна.

(Эксперимент проводился онлайн. Его участников набирали через немецкий интернет-портал для осознанно спящих людей Klartraum, что можно перевести как «сон наяву». Испытуемые должны были вообразить во сне, что щекочут себе ноги перышком, кисточкой или чем-то подобным, а затем попросить кого-то пощекотать их. После пробуждения они должны были заполнить анкету. Результаты опыта Виндт и ее коллеги описали в статье на научном портале Frontiers.)

В замедленном темпе

Феномен течения времени во сне с трудом поддавался изучению до тех пор, пока Даниэль Эрлахер из Университета Берна, Швейцария, не поставил один остроумный эксперимент. Эрлахер, в частности, занимается изучением сна спортсменов, ну и, конечно, осознанными сновидениями, включая кошмары.

Он стал исследовать, как мозг воображает различные действия, когда нам снится бег. Например, его занимал вопрос, активируем ли мы те же самые отделы мозга, которые задействованы во время бега наяву. Первые опыты показали, что так оно и есть, но этот бег во сне оказался каким-то странно растянутым во времени.

Пригласив нескольких опытных осознанно спящих в свою соответствующим образом оснащенную лабораторию, Эрлахер просил испытуемых выполнить во сне те или иные задания. Как только они погружались в состояние осознанного сна, они должны были, например, сделать десять шагов, сосчитать до 30 или выполнить комплекс гимнастических упражнений.

Чтобы засечь продолжительность их действий, он использовал одно конкретное свойство спящего мозга: когда тело парализовано сном, ему передаются движения глаз. Таким способом испытуемые могли сигнализировать о начале и конце своих действий, пару раз скосив глаза влево или вправо. Тем временем Эрлахер замерял активность их мозга и мышечные импульсы, чтобы убедиться, что они действительно спят, а не притворяются спящими.

Как он и ожидал, спящим требовалось до 50% больше времени на выполнение тех или иных действий, чем ушло бы на то же самое в реальной жизни. Это дает основания полагать, что каким-то образом они выполняют данные им задания в замедленном темпе, хотя и не осознают этого. «По их словам, все происходило точно так же, как во время бодрствования», - говорит Эрлахер.

Видимо, этим и можно объяснить, почему короткий сон может заполнить целый час. Даже в этом случае Эрлахер пока не может объяснить этот феномен и теряется в догадках. Он предполагает, что во время сна мозгу требуется больше времени, чтобы обработать информацию.

Работа Эрлахера имеет и практическую сторону, хотя она может показаться и несколько фантастичной. Он надеется, что атлеты смогут использовать состояние осознанного сна для дополнительных тренировок. В конце концов, сон играет решающую роль в консолидации памяти, то есть вполне возможно, что упражнения во сне позволят закрепить новые навыки. Такой подход может дать атлетам возможность оттачивать их мастерство, когда они не могут тренироваться по-другому, например, после травмы.

«Конечно, существуют и ограничения. Так, вы не сможете развивать выносливость. Но если у вас уже есть хороший тренажер в вашем собственном мозгу, вы можете с его помощью усовершенствовать различные приемы»,- объясняет Эрлахер. Из его разговоров с ведущими спортсменами следует, что многие из них уже используют этот метод, говорит он, а сам ученый сейчас занимается изучением достигнутых результатов.

Эксперименты Эрлахера и его команды включают в себя и стандартные учебные задачи, выполняемые в лаборатории, такие как освоение последовательности движений пальцев, а также упражнения в более традиционных видах спорта, например метании дротиков - дартс. «Похоже, что этот метод очень эффективен. Это хуже, чем реальные тренировки, но лучше, чем сознательные умственные репетиции», - говорит он о достигнутых к настоящему времени результатах.

Искажение хода времени во сне не должно стать проблемой, считает Эрлахер, поскольку общая последовательность действий сохраняется, даже если на их выполнение требуется больше времени.

На самом деле, использование сна для самосовершенствования может найти отклик в душах многих из нас. Для меня же приобретенная упражнением способность «спать осознанно» - это как минимум возможность не вскакивать, как ошпаренный, с кровати по утрам.