Возмутители спокойствия

Во все времена был такой тип людей, который никогда не вписывался в созданные социумами стандарты обывательского мировоззрения. Они задавали неудобные вопросы или даже противоречили устоявшимся догмам, которые, как правило, были удобны правящим кругам.

Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык,
И с волей небесною дружен.
А.С. Пушкин

Во все времена был такой тип людей, который никогда не вписывался в созданные социумами стандарты обывательского мировоззрения. Они задавали неудобные вопросы или даже противоречили устоявшимся догмам, которые, как правило, были удобны правящим кругам.

В более древние времена о таких людях слагали сказки, притчи, легенды. Об одних говорили – чудаки, о других – ум, честь и совесть эпохи.

Собирательными образами таких людей были: на востоке – Ходжа Насреддин, в Европе – Тиль Уленшпигель. На Руси их называли блаженными или юродивыми.

Обличая прогнившие социальные системы, они навлекали на себя ненависть тех, кому были выгодны сложившиеся устои. Их не очень жаловали за свое свободомыслие, за что на них устраивались травли и гонения, которые зачастую заканчивались для них фатально.

Самопожертвование – явление не уникальное и, безусловно, благородное. Всегда находились люди, готовые на подвиг ради своего народа, когда приходила беда.

Меня больше интересуют люди, которые рисковали своим благополучием ради будущего всего человечества, в то время, когда у них самих и у их народа было все более-менее благополучно.

Законы, которыми они руководствовались, были простому человеку непонятными, и, в прямом смысле, исходили не от мира сего. Другого объяснения я не нахожу.

Что, к примеру, заставило Томаса Мора, будучи приближенным ко двору высоко поставленным чиновником, имевшим все, о чем мечтает серое большинство: почет и славу в народе, признание и уважение среди вельмож, отказаться присягнуть в верности своенравному королю и, из-за этого, взойти на эшафот. Только потому, что королю взбрело в голову развестись с женой и стать главой церкви?

Что заставило Джордано Бруно пойти на костер инквизиции? Какая разница, что там вокруг чего вращается? Галилей не пошел так далеко, он был умеренней в отстаивании своих взглядов.

Почему Сократ принял смертельный яд, хотя имел возможность избежать смерти? Никто и не хотел его убивать, – хотели только его отказа от своих взглядов.

Что заставило декабристов, молодых дворян, цвет нации, уж конечно ни в чем не нуждавшихся молодых людей, лишиться сытой жизни, а некоторых даже самой жизни, обречь на лишения своих жен, ради свободы обездоленных крестьян, которые даже не задумывались о своем угнетенном положении, а тем более – о свободе?

Я понимаю, когда восстают рабы, крестьяне и рабочие, борющиеся за свои права с паразитирующим правящим классом, за возможность влачить свое жалкое существование в более комфортных условиях. Но ведь у этих все же есть в избытке! Чего им «не сидится»?!

Будда, будучи наследным принцем, жившим во дворце, где на него не позволяли пылинке упасть, имевший прекрасных наложниц, красавицу принцессу в женах, покинул все, влекомый непонятной силой, именуемой истина.

Неся свой крест, Иисус был не одинок. Его ношу разделили с ним Акива бен-Йосеф, Мансур Халладж. Они осознано пошли на мучительную смерть за право иметь свое видение истины.

Список можно продолжить.

Беспрецедентный пример. Выходец из не бедной индийской семьи Махатма Ганди без войн освободил свою страну от заморских колонизаторов. А еще, – вдумайтесь, – он объявил голодовку своему народу, требуя прекращения кровавой резни, в которой люди истребляли сами себя. И народ подчинился.

Академик Сахаров мог спокойно пожинать плоды своих заслуг в старости, но ему не давало покоя его детище, термоядерная бомба. Будучи молодым, талантливым, горячим, тщеславным и любопытным он стал одним из открывателей «ящика Пандоры». Он создал то, что может уничтожить человечество. И весь оставшийся век, даже под домашним арестом, боролся, как мог, с другими горячими головами, которым не терпелось расколоть земной шарик пополам, буквально.

Джон Кеннеди, будучи президентом – самым влиятельным человеком одной из самых могущественных стран мира, пошел против сложившейся ущербной системы. И есть все предположения, что именно это стало причинной его гибели.

Лорд Байрон мог бы спокойно почивать на лаврах своей славы, но не смог найти себе покоя, пресытившись всеми прелестями светской жизни. Он умер в далекой, борющейся за свою свободу Греции.

Чего не хватало, без преувеличений, светскому льву – Льву Николаевичу, высокородному графу Толстому, любимцу женщин, известному писателю, получавшему пристойные гонорары. Зачем ему было пропагандировать давно забытые истины и тем самым вызывать на себя гнев могущественных церковных сановников.

Уму непостижимо «Житие» толи великого святого толи великого упрямца протопопа Аввакума, неоднозначной личности в истории Русской православной церкви. Он, ради своих религиозных убеждений, подверг тяжелейшим мытарствам не только себя, но и всю свою семью.

Особо хочу отметить невероятный героизм врачей, победивших страшные болезни, которые уносили миллионы людских жизней: Илья Ильич Мечников, Владимир Хавкин, Н.Ф. Гамалея, М.П. Чумаков, Р.Р. Спенсер, Владимир Знаменский. Они, прежде чем использовать свои вакцины на людях, испытывали их на себе. А такие как – не знаю даже как их назвать, героями, садистами, фанатиками или святыми – Дж. Солк, Альберт Сейбин, А.А. Смородинцев опробовали лекарства на собственных детях. Они рисковали жизнями собственных сыновей, дочерей и внуков, чтобы спасти миллионы других детей, причем в чужих странах.

Современные фармакологические корпорации более прагматичны. Они до такого сумасбродства не доходят. Клинические испытания новых вакцин они проводят на добровольцах за деньги. Это в лучшем случае. Иногда и на обычных людях не гнушаются провести, совершено без затрат. Просто не ставят людей в известность. Лабораторных «мышек» спрашивать согласия не обязательно. Такие испытания обычно проводят в бедных странах, а иногда и собственных сограждан используют.

Врачи-герои ведь тоже могли найти сумасшедшего добровольца за деньги, или просто умалишенного бродягу, чья жизнь ничего не стоит. Непонятные принципы морали не позволяли им этого сделать. Корпорации как-то не обременяют себя подобными пустяками.

История сохранила много имен беспокойных людей желающих изменить мир к лучшему, которым пришлось заплатить за это немалую цену: Томмазо Кампанелла, Тань Сытун, Мартин Лютер Кинг, Нельсон Манделла.

У каждого народа есть свои герои, великие примеры самоотрешенности и человеколюбия, подвиги которых заслуживают оставаться в вечности. Но что ими двигало?

Я не могу поверить, что ими руководило искреннее бескорыстие, любовь к ближним. Наверное, они были движимы неудержимой жаждой славы, желанием оставить след в истории? Так, чтобы им воздвигли памятники, назвали улицы их именами и написали о них в школьных учебниках.

Часто именно так и происходит. Но только после их смерти – их обожествляют, возносят на пьедесталы, а вот при жизни их не понимают и даже ненавидят.

Мой высокоинтеллектуальный разум, переполненный роящимися в сознании стандартными шаблонами схематично-логического мышления, заставляя усилием воли мои, закипающие от перенапряжения, извилины в мозгу перебирать все возможные варианты, не может найти ответ на вопрос – «Что заставило этих индивидуумов, имеющих в этом мире все, пойти на лишения, страдания и смерть ради своих призрачных, никому ненужных идеалов?!». Видать, разумом мне их не понять.

Если бы, например, мой сосед сказал мне, что он готов на такое, я, скорее всего, вызвал бы людей в белых халатах – для его же блага – а, может быть – для пущей убедительности, – еще и людей в серых фуражках. Мало ли что. Может чего недоброго задумал…

Сиди себе тихонько в тепленьком местечке, ешь да пей себе в сласть. Судьбы человечества, видите ли, его беспокоят. Равенство и братство им подавай. Эдакие Данки, понимаешь… Видали мы таких…

Не гоните волну! Нас все устраивает! Оставьте нас в покое!

Я не понимаю их, потому что стал скептиком и циником. Жизнь подрезала крылышки. Одно понял точно: скептиками и циниками становятся несчастные, глубоко загнанные в себя, разочаровавшиеся во всем, покрытые толстой кожурой недоверия люди. Но это самое лучшее состояние для осознания своего положения и для подъема над собой, своим невежественным эго, переосмысления своей жизни.

Свободомыслие всегда вызывало негодование не только у властей, но и у черни. Слепым всегда больно слышать о свете.

Что они хотели сказать нам своей жизнью и смертью?

Могу только догадываться.

Однако, думаю, что руководило ими чувство долга перед собственными честью и совестью – этим тяжким грузом, подброшенным толи Богом, толи чертом, который, пока еще, многим не дает спокойно спать по ночам. Пока это так, пока в мире еще есть такие люди, у нас есть надежда.

Они хотели свободы – для меня! Прежде всего, от меня самого, от моего невежества?

А зачем мне эта свобода, что я буду с ней делать?! От нее сыт не будешь, даже наоборот – голодно от нее. Да и вообще, что это такое, ваша свобода?! Но, глядя на их самоотверженность, нет-нет да кто-нибудь и призадумается:

«А может, есть в ней, свободе, что-то такое, что слаще всех благ нашего мира, и даже слаще самой жизни?».

Во многом идеи этих людей определяли ход истории и сценарий ее развития в будущем на сотни и даже тысячи лет вперед. Они изменяли историю даже больше многих завоевателей и властителей. Современный мир опять стоит на пороге больших перемен и подходит к новым поворотам истории.

Какими они будут, кто знает?

Мы привыкли думать, что где-то там, в правительствах, в различных институтах есть большие головы, мозги которые все знают и понимают. Они уже давно все учли, все просчитали и приняли меры. Спешу разочаровать – они такие же как все: слепые и беспомощные в сложившихся обстоятельствах. Те, кто хоть немного понимает происходящее в мире, строят подземные бункеры и запасаются тушенкой. Они наивно полагают там отсидеться. И действительно, не увидеть пропасть, в которую катится наша потребительская цивилизация, может только слепой.

Думаю, в этот раз нельзя позволять принимать решения за нас загнанным в тупик «сильным мира сего», или переложить груз принятия решений на хрупкие плечи отдельных просвещенных личностей, как это всегда было в прошлом.

Простым людям пора перестать быть пассивными наблюдателями, за тем как вершится их собственная судьба. Всем вместе надо принимать активное участие в поисках выхода из приближающихся катастроф, в выявлении и заблаговременном устранении причин их возникновения, без предъявления требований и ультиматумов к бессильным, в данной ситуации, властям.

Намеренно избегаю конкретики, потому что человечество пришло к глобальному кризису во всем: в политике, экономике, культуре, образовании, экологии, в семье, в обычных людских отношениях.

Новые информационные технологии, которые дали нам Интернет, социальные сети, открывают нам возможности для объединения, поисков новых выходов из сложившегося в нашем глобальном мире кризиса и принятия общих решений, используя опыт великих прошлого. Свободы достоин тот, кто умеет принимать решения, пользуется правом делать ошибки, отвечать за них и исправлять, без поисков «козла отпущения».

Только вместе мы сможем найти ответы, если сможем понять этих неординарных людей и мотивы, ими двигавшие. Осмыслив их, у нас появится шанс избежать, мягко говоря, неприятных испытаний.

Каким скучным и унылым был бы этот мир, если бы в нем не было сподвижников истины. Да и смог ли бы просуществовать до сих пор этот мир без них? Но время отдельных личностей прошло. Их уже нет.

Есть мы: не серая скандирующая масса, требующая хлеба и зрелищ, а Мы, осознающие себя как один большой народ маленькой планеты в мире без границ.