Запросы обезьян

Подобная борьба за власть давно стала классическим сюжетом. От других битв ее, пожалуй, отличало лишь то, что произошла она не при королевском дворе, не в правительстве, не в стенах парламента и не на выборах, а в зоопарке города Арнем в Нидерландах. И главными ее героями стали не люди, а шимпанзе.

Подобная борьба за власть давно стала классическим сюжетом. От других битв ее, пожалуй, отличало лишь то, что произошла она не при королевском дворе, не в правительстве, не в стенах парламента и не на выборах, а в зоопарке города Арнем в Нидерландах. И главными ее героями стали не люди, а шимпанзе.

Политика у шимпанзе: власть и секс у приматов научно-популярная книга голландского приматолога и этолога Франса де Вааля, изданная в 1982 году, за минувшие тридцать лет заслуженно стала классическим трудом. В ней повествуется о жизни альфа-самца шимпанзе по имени Ероен, который долгое время занимал доминирующую позицию, но со временем столкнулся с тем, что на его статус посягает молодой самец Луит. В одиночку Луит не мог добиться своего, поэтому для начала он заключил союз с молодым шимпанзе Никки, а потом сместил Ероена и занял позицию альфа-самца.

При этом Луит показал себя мудрым и зрелым лидером. Например, он прекращал любые столкновения между членами стаи. Кроме того, он всегда принимал сторону пострадавших и таким образом получал поддержку масс. Самки признали лидерские качества Луита, и уходящему лидеру Ероену, вроде бы, не оставалось ничего другого, как принять нового вождя стаи ведь Ероен был слишком стар, чтобы пытаться вернуть себе статус альфа-самца.

Однако как бы не так! Ероен заключил союз с тем же молодым Никки, и однажды ночью они вместе напали на Луита и в ходе жестокой борьбы убили его. Низвергнутый прежде самец отомстил за поражение и снова встал во главе стаи. За то, что ты топил, утопят и тебя. Но и утопившие тебя в конце концов будут потоплены , сказано в Поучении отцов .

История борьбы за власть в стае шимпанзе столь похожа на взаимоотношения людей, что в 1995 году Ньютон Гингрич, американский политик и публицист, занимавший тогда пост спикера палаты представителей, включил труд де Вааля в список 25 рекомендованных для прочтения молодым конгрессменам книг.

Мне же эта книга напомнила другую историю, произошедшую 3500 лет назад во время сорокалетнего странствия евреев по пустыне: Корах, один из иудейских вождей, попытался поднять народное восстание против Моисея таков библейский сюжет. Полно вам! заявил Корах при народе Моисею и его брату Аарону-первосвященнику, обвиняя их в узурпации власти. Отчего вы возноситесь над общиной?! В этой общине все святы!

Чтобы понять истоки бунта Кораха, надо остановиться на его личности, а точнее даже на происхождении. Корах был не просто из священного колена Леви, как Моисей и Аарон, но и приходился им двоюродным братом. И относя себя к политической элите, очевидно, считал, что остался обделён властью, хотя, вообще-то, был уважаем и почитаем как один из иудейских князей. Забавно, но библейский Корах, похоже, придерживался политического учения Макиавелли, сформулированного только несколько тысячелетий спустя, настолько, видимо, вечны и незыблемы законы бунта и логика интриг.

Корах соблюдал три главных правила Макиавелли. Во-первых, он нашёл себе союзников среди недовольных правлением Моисея. Особенно интересно, что сначала он искал их среди представителей своего же собственного дома колена Леви, но не нашёл, и тогда обратился к потомкам Реувена первенца праотца Яакова, которые, однако, после участия в идолопоклонстве были отстранены от власти и, несмотря на свое первенство, никаких особых позиций не занимали. И были, конечно, недовольны. Да и первенцы из других колен были озлоблены. Великий еврейский философ и поэт Ибн Эзра в своих комментариях к библейскому тексту писал, что 250 именитых евреев не устраивало, что после сооружения Золотого тельца и грехопадения лидерами в каждом поколении становились уже не первенцы, а только представители колена Леви .

Во-вторых, Корах был популистом он играл на эгоизме людей, их зависти и других пороках, разжигая и раздувая их. Ненависть застилает разум, а задетая гордость заставляет людей совершать деструктивные и самоубийственные поступки так было на протяжении всей истории человечества. И главное Корах всячески демонстрировал, что он за простой народ.

Ну и, в-третьих, нужно поймать хороший для восстания момент когда нынешние лидеры особенно уязвимы. Великий еврейский врач и философ Маймонид точно подметил, что бунт Кораха последовал сразу после приговора Небес, по которому евреи поколения Исхода лишились права войти в Святую Землю и должны были странствовать по пустыне до самой смерти. Пока евреи шли к предначертанной им свыше цели своей стране, шансы на восстание, несмотря на всё недовольство, были невелики. Но когда евреи поняли, что им не перейти Иордан терять многим было уже нечего. Хотя, вероятно, они заранее понимали, что бунт будет подавлен.

Современная наука выделяет в человеке сразу три системы мышления. Первая, это мышление рептилии , транслирующее самые примитивные реакции на уровне первой сигнальной системы, вроде бей или беги .

Вторая это мышление примата , живущего чувствами, опирающегося на социальные навыки и подчиняющегося иерархии. И только третья система человеческое мышление. И настоящая драма, истинный бунт наблюдаются при взаимодействии и столкновении этих систем. Причем зачастую в рамках одной особи.

В своих последующих работах Франс де Вааль пришел к выводу, что у шимпанзе превыше всего иерархия . Женские особи, как правило, принимают существующую иерархию и не восстают против нее. А вот среди мужских особей власть всегда остается предметом устремлений: за нее нужно бороться и ревностно охранять ее от притязаний остальных . Самцы шимпанзе ведут себя в точности с теорией Макиавелли. И люди, похоже, тоже.

Антропологи пришли к единому мнению о том, что первобытные люди, живущие охотой и собирательством, по большей части основывали свой быт на принципах равенства. У каждого из членов группы была своя роль. Основными их задачами были защита жизни от хищников и поиск пищи. В те времена не существовало понятия накопления богатства. И только по мере развития сельского хозяйства, становления городов и появления торговли в социуме возникли иерархические принципы. Как правило, иерархия структурировалась так: абсолютный лидер, под ним правящий класс, затем защищающая империю армия, а потом уже народные массы и рабочая сила для воплощения идей высшего класса в жизнь.

В Израиле в период Первого и Второго Храмов существовали свои иерархические структуры. Это и царствующий дом, и Великое собрание мудрецов, и каста священников Иерусалимского Храма. С одной стороны, эти три структуры сдерживали амбиции друг друга, позволяли соблюдать разделение и баланс властей, обеспечивали относительную демократичность системы. С другой стороны, такая иерархия приводила к неизбежным интригам, распрям и расколам. Недаром библейский Израиль оставался единым и могущественным царством только при трех поколениях царей. Затем разделился на два государства, был завоеван, 10 из 12 колен Израилевых сгинули в пучине этих войн, а оставшиеся попали в Вавилонское пленение. В период же Второго Храма существовавшая иерархия и система правления довела ситуацию до религиозного раскола иудейского общества на саддукеев и фарисеев и образования множества иудейских сект, что в конечном счете разрушило единство страны, привело к краху государства и изгнанию евреев на две тысячи лет из Святой Земли.

Драки между шимпанзе, сериал Карточный домик (House of Cards) или библейская история Кораха всё свидетельствует, что в обществе, живущем по принципу иерархии, неизбежна война за место под солнцем, бой за статус альфа-самца. В результате, как писал британский философ Томас Гоббс, рождается вечное и непрерывное желание власти, которое прекращается лишь со смертью . При этом, судя по выводам антропологов, иерархия является неизбежной чертой всех развитых цивилизаций. С этим соглашался и Маймонид.

Но насколько верна эта дихотомия: развитие с неизбежной иерархией против равенства, на первобытной основе? В трудах другого великого еврейского ученого и философа Абрабанеля сквозят мысли, свидетельствующие об анархистских, почти утопических воззрениях: автор верил в идеальный мир, без властителей и подчиненных, и считал, что достигается это как раз на высших стадиях развития общества, при которых все противоречия отмирают, как по Марксу, ибо: И то, и это есть слова Б-га живого .