Жил себе человек…

13 сентября, 19:07
Закон Бумеранга работает. Каждому воздастся по делам его. Всем нам воздастся. Потом опять воздастся, и снова, и снова, и снова, и так до ни скончания веков…. Справедливость восторжествует…

Жил себе один человек из города. Моральный, умный, образованный. Семинарию духовную закончил. Но видя как люди простые мучаются, от недугов разных, пошел он в фельдшеры и как человек глубоко моральный, и верующий поехал он в самую дальнюю деревню и стал крестьянам услуги медицинского характера оказывать. Параллельно уча грамотности. А так как жил он среди людей далеко не зажиточных, да и жалование у него было копеечное, (кому и когда были нужны идиоты), то перебивался он тем, что крестьяне его подкармливали.

Так жил он не один год и ничего не менялось. Но вот однажды он женился, а там и дети пошли. Сложнее стало, тяжелее, но глупое какое-то солнце счастья стало вдруг в дом лучами своими стучаться, вместе с детскими улыбками.

Но вот однажды, в стране этой революция произошла, и все в стране поменялось.

Поменялся и человек. Стал он красным учителем, и продолжил детей учить, а так как требовалось государству Советскому на ноги стать, то вместо жалования он получал разные цветные бумажки и благодарности, коими украшал свой сортир, дабы не так холодом с улицы тянуло.

Тяжелое было время, опасное, со всех сторон окружали страну человека враги. И вот однажды не выдержали они и напали на нее. И призвали тогда человека в армию рабоче-крестьянскую, а он и пошел, ибо верил, что это его святой долг! И погиб он там, на войне на этой. Ибо толку от него в армии было ноль.

А дома осталась жена красавица и десяток детей. Коих кормить оставалось только с божьей милостью, да и ласкою людей простых, помнящих добро.

Стране человека очень надо было с различными империалистами и дальше бороться, а так как торговать было кроме зерна нечем, начали добрые страной управленцы у крестьян хлеб отбирать. На святую цель, на благо общества: танки строить! Чтобы весь мир от заразы капиталистической освободить, на благо пролетариев разных.

И вот от того, что на это благое дело хлеба много надо было, отобрали они его у крестьян весь. На всякий случай. И остались крестьяне сами с собой. А потом к ним пришел голод.

Все бы вроде ничего, но через месяц объедания разного рода растительности в округе, пришла матери в какой-то момент на ум мысль отчаянная, а не съесть ли нам младшенькую, чтобы еще неделю другую остальным продержаться? Ведь передохнут все, а тут шанс какой-никакой, но реальный. И только вот мать, из сострадания решила дочь свою к ужину приготовить, как на помощь пришел тиф и не дал ей задуманное совершить.

Настолько сильно семье человека тиф помог, что осталось в ней трое детей всего: трех, пяти и восьми годами отроду.

Не стали выжившие дети своей участи дожидаться, послушались старшего и решили через снег и стужу в город итить, как есть, брать с собой было некого да и нечего. Так как остальные померли уже к тому времени…

В городе тоже хорошего ничего не было, но непонятно как выжили они, никто из них и вспомнить не мог как, ибо все как в тумане было. Выжили и стали они трудиться на благо народа многострадального, а жить им представилось в прекрасной землянке ими же вырытой вдоль пути железнодорожного. В тесноте, но не в обиде. Жизнь, как говориться, начала налаживаться…

Но тут напала на страну злые финны, и старшего, как и отца его, ранее, в армию призвали. Призвать призвали, а вернуть забыли. Как и еще десятки тысяч таких же…

Но ничего, остались двое всего детей, которые в свои годы малолетние уже стариками были, и освоили профессии разные.

Потом война куда больше была. Вместе с эвакуацией обое попали в тыл, где денно и нощно на оборонку трудились. И жили тогда хоть впроголодь, но куда лучше, чем после революции, а потому и вовсе на жизнь не жаловались.

Время шло и в их жизни все наладилось: война закончилась, комнаты в общежитиях получили, оженились, и детей со временем завели.

То, что никаких курортов они отродясь не видывали, как и начало той очереди, в которую они за квартирами стали, так то даже рассказывать неинтересно. Так все тогда жили.

Зато вот со временем телевизор они купили настоящий – КВН! И специальную, увеличительную приблуду к нему! Вот это был праздник! А чадо одного даже, опять таки, со временем, в ВУЗ поступило! На учителя! Как дед!

Но, лиха беда начало, напали опять на страну злые соседи снова. Напали, и подло так, что надо было срочно недоучившегося учителя родину охранять звать. Как деда, да как дядьку. И он поехал. И тоже там же в песках и остался, как и многие другие…

Но, благо во второй семье дочь получилась. И она подросла и пошла на фельдшера учиться. А как выучилась - так поехала тоже в глубинку. Как дед - детей лечить. Ибо «долг» у нее моральный: слабым да беззащитным помогать! Для этого она на свет родилась, и все это в семье знали, и на том стояли.

Жизнь шла своим путем. И она замуж вышла. Тоже ребенка родила.

В стране перестройка наступила. Гласность. Демократия. Хлеб опять пропал. Потом опять появился. Потом начала страна на ноги становиться. Потом падать с ног. Потом опять становиться. Но ей то, что? У нее дом, хозяйство, как-никак прожить можно! Да и хлеб ужо не отбирают!

Живет в простом крестьянском доме уже 4 поколение людей. Также почти живет, как и 100 лет назад. Живет, как будто бы круг замыкает столетний. И перспектива вся их, так им на роду написано: выжить. Если получится.

И все бы ничего, но вот оказия, младшенькой слег. И ни в одной клинике областной, районной таких операциев не делают. И надобно везти ребенка спасать в Европу – операцию дорогущую делать. И делать за свой счет, ибо в государстве на этот случай нет никаких инструментов никаких предусмотренных, так как и быть не может, ибо медицина у нас бесплатная и всеобъемлющая, и всем страждущим помогающая.

Продали родители тогда в семье, что могли: дом и хозяйство, люди спасибо еще помогли, кредит взяли и отправили ребенка на лечение. Но лечение неудачно пошло, и помер ребенок.

Но ничего. Таков Божий Промысел. Прибрал он его себе, чтобы не мучился – ангелом теперь сделает. И то что теперь семья в съемной комнате впятером ютятся, ест впроголодь, чтобы с кредитом рассчитаться – все ничего! В тесноте да не в обиде!

И батюшка вот сегодня в церкви сказал, пряча в кармашек кровные, что за молитву об упокоенном чаде получил: «Бог все видит! Видно нагрешили вы, что наказание столь тяжкое понесли»!

Так что надо молиться больше и тогда все будет хорошо! Да и чего ж переживать то? Не война ж все-таки! Как-нибудь проживем, выживем….

Знакомая семья? Знакомая ситуация? Знакомая история?

А вот как вам такая, еще одна история:

Жил был, предположим, другой человек. Ни чем себе такой не выделяющийся человек. Вот только очень хорошо он умел руками по карманам других людей лазить, избавляя их иногда от нехитрого скарба. Наворованный таким образом скарб, он всякого рода скупщикам сбывал, да и жил по чуть-чуть.

Как- то поймали человека злые городовые, да посадили на замок, под ключ, чтобы он свое поведение плохое осознал, да и непременно исправился. Но исправиться он не успел, в стране началась революция. Оскорбленного властью антинародной человека подхватила жизнь полная приключений: веселых грабежей, погромов, поножовщины, откровенной резни.

Талант, к разного рода таким удовольствиям у этого человека был. И стал он при новой власти, высоким чином в ЧК, а потом и в НКВД. Расти он особенно не спешил. Начальству дорогу не переходил, и все больше практиковался, лишая жизни, а также разного рода предметов роскошной жизни врагов народа, гнилую интеллигенцию в основном. Настолько он изящно он это делал, что даже от чистки 1937 он не пострадал, а еще и поднялся, до невиданных высот.

Добрый человек, работник ЧК, НКВД и так далее, всю свою жизнь, проведя на службе «народу» Великой страны (говорим народ, а подразумеваем Сталин, говорим Сталин, а подразумеваем народ), тоже оженился и оставил после себя сына. Сына, который получил возможность учиться в самых престижных вузах страны, отдыхать на лучших курортах родины. Несмотря ни на что, ни на войну, ни на голод и разруху. Сын не мог быть призванным в ряды вооруженных сил, что ему компенсировали продовольственными карточками на дополнительное, усиленное питание. Потом он получил отличную, значимую работу в правительстве, с возможностью карьерного роста, и прочее, и прочее...

Да он воровал, да взятки брал – но тогда же все же так делали, и он не мог иначе! Да он многого добился в своей жизни, как-никак не для себя ж старался – для детей. А они для внуков…

Его же сын, внук доблестного трудяги, заслуженного палача «Тюрьмы Народов», также повторил его путь, и стал режиссёром, а также писателем, бизнесменом и политиком. У него есть все: и домов, и квартир, и машин великое множество. И все легально, по закону и предъявить ему за это нечего.

И ни сын, ни внук человека, не виноваты в том, что у них все есть. Даже не смотря на то, что их богатство – следствие того, что дед убил в годы обустройства страны тысячи ни в чем неповинных людей. Множество раз отобрал у них последнее. Насиловал, избивал, издевался над людьми. Тем более, что он не виноват. Так все тогда делали. Время такое было.

Да, наверное, может быть, он немножечко грешил, но кого это волнует? Да и зачем ворошить прошлое? Ведь он уже легенда. Он стал стартовой площадкой для своих детей. Благодаря тому, что он топил эту страну в крови его сын, а потом и его внук стали богоизбранными и возглавили совет «Блюстителей Морали» за нарушения устоев которого, каждого провинившегося буду наказывать по всей строгости закона…

Вот такая вот вторая история. И получается у нас интересная ситуация:

Те кто пользуются плодами трудов преступников. Те, кто отбирал нехитрый скарб и возможности других, иногда вместе с их жизнями – сегодня элита нашего постсоветского общества, и имеют на это полное право. И Закон и Религия на их стороне.

В то же время грешники злые наказаны по всей справедливости. За все их деяния, и за все их отцов прегрешения. И так будет всегда.

Аминь.