Особенности интернет-слежки в России и в США

25 сентября, 13:04
Три года назад мир потрясли разоблачения Эдварда Сноудена, рассказавшего о масштабной слежке за пользователями, которую вело Агентство Национальной Безопасности США

Три года назад мир потрясли разоблачения Эдварда Сноудена, рассказавшего о масштабной слежке за пользователями, которую вело Агентство Национальной Безопасности США (АНБ). В основном - за иностранными, но бывало, что и за своими, и именно это вызвало наибольший резонанс внутри Соединенных Штатов.

В российских государственных новостях история с АНБ подавалась не иначе, как попрание свобод и нарушения прав человека. Сноуден, соответственно, был героем борьбы с системой и ему, хоть и не сразу, но дали политическое убежище.

Интернет-слежка есть и в США, но у американского общества - совсем другие возможности борьбы с ней

Три года спустя слежка за собственными гражданами в России принимает государственные масштабы: ее подразумевает и принятый недавно «закон Яровой», и планы ФСБ контролировать трафик, о которых сообщают источники «Коммерсанта», как в IT-отрасли, так и в администрации Президента России.

Возможно, как уже бывало не раз, особенно в такой быстроразвивающейся сфере как IT, планы так и останутся планами. И хотя велики надежды на то, что все закончится банальным распилом государственных денег, тенденция для российского пользователя - не самая приятная.

Казахский полигон

Представьте себе: заходите вы поутру в «Одноклассники» или «В контакте», а они не открываются. Что такое? Вы спрашиваете у знакомых, а они говорят - да ты же государственный сертификат не поставил. Что за сертификат такой, удивляетесь вы. Да расслабься, говорят они, погугли.

Через пару минут вы находите тонну объявлений «выезд мастера для установки сертификатов», через пару часов к вам приезжает парнишка, и уже к обеду вы лишаетесь небольшой копеечки, зато все ваши любимые соцсеточки исправно работают.

Только теперь между вами и ими незримо присутствует государство, которое будет полностью в курсе всей вашей интернет-активности.

Вот примерно так, если представлять очень упрощенно, и вводится тотальная слежка за пользователями. Весьма примитивно и как-то даже чересчур бытовое, согласитесь. В Казахстане, например, «Национальный сертификат безопасности» худо-бедно уже работает.

Без его установки пользователю недоступны сервисы госуслуг, и в результате такого нехитрого шантажа, сертификат, как сообщает нам казахский государственный провайдер-монополист, был установлен у каждого третьего пользователя.

Это не означает, что их активность обязательно контролируют, но могут это сделать в любой момент. Ходили слухи, что таким образом планировалось обкатать систему для России, чтобы потом ввести ее, привычно сославшись на «международный опыт». Причем - не только на казахский, но и более богатый иранский.

Чем мы хуже Америки?

Впрочем, обязательно будут ссылаться и на Америку, которая теперь из злонамеренного Большого Брата легким движением руки пропагандиста превращается в образец для подражания. Припомнят и принятый в 2002 году печально знаменитый Патриотический акт, умалчивая, что те его положения, которые касаются электронной слежки и прослушки, были отменены четыре года спустя, то есть уже 10 лет назад. Но главное, конечно, это разоблачения Сноудена.

Дескать, вот в США давно тотально следят, чем мы в этом плане хуже?

Действительно, если рассматривать только стремления спецслужб максимально контролировать общество, то вектор будет один и тот же во всех странах без исключения.

Другое дело - возможности и способность общества сдерживать и осаживать эти тенденции. Вот здесь нам похвастаться, увы, нечем.

Мало кто удивляется, например, что советник президента говорит, что у государства должен быть доступ к почтовому ящику граждан, что прямо противоречит и Конституции, и Уголовному Кодексу. Не говоря уж о том, что мы чуть ли не ежедневно слышим о незаконных прослушках и взломах. Подумаешь, все давно уже привыкли - чай, не пытки в подвалах Лубянки.

Разница в деталях

Но американские спецслужбы и работали, и продолжают работать не в самых благоприятных для них условиях. Да, они нередко работают в «серой зоне» закона, а иногда и переходя грань.

Однако они постоянно рискуют оказаться перед перспективой судебных процессов с совершенно неочевидными исходами.

Один из таких завершился на прошлой неделе: суд приравнял вирус ФБР, с помощью которого его специалисты проникали на компьютер к подозреваемым, к инструментам обыска. Это означает, что в каждом подобном случае спецслужба обязана была заручаться ордером - точно так же, как это происходит, когда приходят обыскивать дом.

Для российских же спецслужб напротив, предполагается законодательно установить тотальную, ничем не контролируемую вольницу. Интересно, что скажет об этом Сноуден?

Прогресс и авось

Есть несколько обстоятельств, которые позволяют надеяться на лучшее. Технический и технологический прогресс обязательно рано или поздно принесет новые способы защиты пользователя, удорожая и обессмысливая слежку за ним.

Пример такой гонки щита и меча - блокировки Роскомнадзора. На днях дело дошло до того, что массовый программный продукт - браузер Opera - включил в новую версию VPN, позволяющий в один клик про эти блокировки забыть. И уже нет никакого сомнения в их неэффективности.

Во-вторых, нас могут «спасти» отечественные технологии и оборудование, которыми планируется обеспечивать тотальную слежку. Если они будут работать с таким же КПД, как и нынешний СОРМ, то как-нибудь прорвемся.

А если все это опять затевается только ради того, чтобы под соусом защиты безопасности и суверенитета продать свой технологический неликвид, то дело только в цене, которую все мы заплатим этим пройдохам.