Телеграмизация условного Навального

Не интернет сделал Трампа президентом, но он позволил ему не проиграть войну, объявленную ему СМИ. И даже во многом обратить ее себе на пользу.

Вчера моя замечательная соведущая Таня Фельгенгауэр прогнала проникновенную телегу о том, что Навальный отказался дать комментарий Эху Москвы, а его пресс-секретарь послала всех на свой Youtube-канал. Понимаю и даже где-то разделяю эмоции. Декларируется ведь и выполняется, что Эхо вообще одно из немногих российских СМИ, которое всегда готово дать слово Навальному, как, впрочем, и другим политикам. Так что, дескать, можно было бы как-то посердешнее, Алексей Анатольич.

На самом деле, вчера Тане жестко ответил не Навальный. Это, Таня, новая медиареальность с тобой так пренебрежительно разговаривала. Во избежание недоразумений, скажу, что далее речь пойдет исключительно об общественно-политических медиа, вроде Эха Москвы и такой же повестке. Развлекательного сегмента все это мало касается, хотя и там есть сильные сдвиги, может, даже и сильнее, чем в нашей деревеньке, но я в этом не очень-то разбираюсь. И вот, что я вижу про нас.

Такие медиа, как Эхо Москвы конкурируют не только с себе подобными, скажем, ВестямиFM или Говорит Москва, но и со СМИ нового типа, вроде Навальный Live. У Эха есть еще сайт и соцсеточки, они тоже конкурируют с еще большим количеством ресурсов, но выведем их за скобки, чисто для простоты сравнивания и понимания.

Навальный понимает силу интернета. Не интернет сделал Трампа президентом, но он позволил ему не проиграть войну, объявленную ему СМИ. И даже во многом обратить ее себе на пользу. Сам по себе интересный и харизматичный политик может без особых затрат сделать свое собственное СМИ с блекджеком и шлюхами очень приличного качества, которое по охвату мало чем будет отличаться от многих из существующих. И, по большому счету, забить на медиа, их политику, их нападки, их неудобные вопросы, их вырывания из контекста, личные отношения с менеджерами и журналистами вместе взятые. Забивает ли он при этом на их аудиторию? И да, и нет. Конечно, он отказывается говорить с этой аудиторией напрямую. Точнее, отказывается признать в медиа, например, в Эхе Москвы полномочного представителя этой аудитории. Но он до нее все равно доносит свою точку зрения, поскольку СМИ (те, где на данного политика нет табу) вынуждены цитировать его собственные медиаресурсы, ссылаться на них и, по сути, промоутировать своих конкурентов. Здесь нужна оговорка, что слово «конкуренция» я употребляю не в контексте денег, то есть, рекламы и рекламодателей, а в контексте аудитории, внимания людей. Но, поскольку деньги в этом бизнесе во многом зависят от величины и качества аудитории, понятно, что перетекание денег из менее востребованных ресурсов в более востребованные — это лишь вопрос времени. Оно дает традиционным медиа шанс подумать, хотя и недолго, что они делают не так и как не проиграть эту конкуренцию.

Интересно, что в России Навальный — едва ли не единственный политик, кто может сделать медиа, сравнимое по популярности и влиятельности (именно в таком порядке поступления) со многими традиционными. Посудите сами, чей еще, по сути, персональный канал будет набирать десятки тысяч зрителей в моменте и сотни, а в отдельных случаях и миллионы просмотров в записи? Путин? Безусловно, может, даже и на пару порядков больше. Но ему не нужен канал, у него и так есть все СМИ, включая многие зарубежные. Если надо, и в хоккейную раздевалку прибегут. Но ещё кто? Медведев? И тут меня как то сомнения берут. Ну, может ненадолго, на первый эфир. А потом-то тысяч пять в моменте и все. Кто ещё? Жириновский? Ну поржать опять же на первый раз, но и то сомневаюсь. Зюганов? Не смешно. Миронова и вспоминать неудобно. Собянин? В данный конкретный момент, из-за реновации — согласен, но он потому и не пойдёт никогда на такое — там даже если каменты закрыть, дизлайки морально убьют Анастасию Ракову. Кадыров? Ну не знаю. Но неважно, главное, что все эти псевдополитики — ровным счётом никто без телевизора. Пока телевизор сообщает, что они начальники, господа, баре, их таковыми и воспринимают. Но добровольно смотреть больше одного раза никто не пойдёт. То есть, все они зависят от телевизора, а не он от них. На самом деле, конечно, от Путина, поскольку он телевизором управляет: вы не поверите, но на федеральных каналах время от времени проходят указания не показывать не только разных там оппозиционеров, но и очень-очень высокопоставленных чиновников. Есть много ньюсмейкеров, вроде Сечина или там Усманова, за интервью с которыми или даже короткий комментарий любое СМИ удавится, но публике они малоинтересны, уверен немногие знают, как звучит голос Сечина, например. И официальная политическая медиаперсона у нас ровно одна.

Дальше, как говорит один из начинающих ведущих Навальный LiveСергей Смирнов, будет хуже. Я вчера, пользуясь сетевым знакомством, приглашал на эховскую программу БлогАут одного известного видеоблогера, чтобы обсудить кейс Соколовского. Вот что он мне ответил:

То есть, тема ему интересна, а вот прийти на радио и поговорить по ней — нет. Несмотря на то, что появление в другом СМИ может принести видеоблогеру дополнительную аудиторию, он предпочитает не распыляться и выступать у себя. Не будем гадать, почему, но так будет все чаще и чаще с теми, у кого есть свой популярный канал связи с публикой. Это и есть телеграмизация, которую я вынес в заголовок.

Принцип работы каналов в мессенджере Telegram состоит в том, что никаких комментариев к записям читатели оставить не могут. Разве что написать у себя в каналах или отправить автору в личку, да и то, только если он оставил такую возможность. Казалось бы, зачем писать что-то без фидбэка, но, как выяснилось, именно это и привлекает. Таня совершенно верно вычленила важный мотив: «Так удобно! Сам выбираешь вопросы, на которые отвечаешь. Сам решаешь, достаточно ли подробно и аргументировано ответил. Никто не перебивает и не мешает.» И пусть у самого Навального телеграм-канала нет, он выбирает именно этот способ взаимодействия с аудиторией. Как ни горько мне, как журналисту это произносить, но — правильно делает. Не удивлюсь, кстати, если рано или поздно он и телеграм-канал заведет, тем более, что сейчас аудитория там маленькая и специальная, не чета Youtube.

Другими словами, что делать СМИ, когда, по сути, теперь свое собственное СМИ есть чуть ли не у каждого встречного-поперечного? Это, конечно, утрировано, раскрутить свой ресурс получается у единиц, но, тем не менее. Ответ очевиден: СМИ в этой ситуации надо крутиться. Другое дело, что я не знаю как, я, в конце концов, не медиаменеджер, а журналист, но надо. Забавно, что в определение «СМИ» в данном случае попадают не только радио и ТВ, это еще и все интернет-медиа, которые еще вчера, считались новыми, убийцами традиционных и т.д. Теперь все в одной лодке. В любом случае время собственной исключительности и отраслевой монополии на внимание аудитории, а значит на формирование ее мнений и предпочтений, прошло. Надо как можно скорее проходить от отрицания к принятию и начинать действовать.