«Все, кому надо — ученые, крупные бизнесмены, лидеры государств, — об этом уже знают»

28 января, 17:36
Россия лучше всех в мире готова к тому, чтобы сделать бессмертие национальной идеей

Россия лучше всех в мире готова к тому, чтобы сделать бессмертие национальной идеей

До конца этого века произойдет невообразимое: человек обретет бессмертие. В общем-то, оно доступно прямо сейчас — накопите и завещайте себя заморозить, а когда вас пробудят от мертвого сна, медицина, фармокология, био- и информационные технологии уже будут на таком фантастическом уровне, что гарантируют вам бесконечное продление жизни.

С первого крионирования человека, профессора Калифорнийского университета Джеймса Бедфорда (это произошло ровно полвека назад, 12 января 1967 года), услугой воспользовались четыре сотни землян, в очереди — еще несколько тысяч. Причем именно Россия способна стать мировым лидером в области не только крионирования, но и вообще технологий обессмерчивания.

В этом глубоко убежден наш собеседник Данила Медведев, ученый, футуролог, один из создателей и руководителей Российского трансгуманистического движения, основатель и председатель совета директоров компании «Крио Рус», оказывающей услуги по заморозке умерших.

«Как только медицина станет персонализированной, выяснится, что лимита в сроке жизни нет»

— Данила, ваша организация называется «Трансгуманистическое движение». Что такое трансгуманизм?

Трансгуманизм — это, прежде всего, движение, в которое входит ряд организаций, объединенных идеей совершенствования человека с помощью научных достижений. И раз так, то, конечно, участники этого движения сами ведут определенный образ жизни, тем самым изменяют реальность и приближают новое будущее. Есть поверхностный взгляд, люди думают: сейчас я поживу обычной жизнью, потом заработаю много денег и куплю таблетки от старости, выпью их и стану бессмертным. Эти представления, конечно, далеки от трансгуманизма. Например, чтобы полететь в космос, мало об этом мечтать, надо много работать над этой целью. Также и в трансгуманизме.

А что касается реализации трансгуманизма в рамках существующей фармацевтики, то здесь есть проблема. Для фармацевтических компаний главное — заработать деньги. И, к сожалению, так получается, что научные исследования, которые могут привести к увеличению жизни, в рамках существующего бизнеса ведутся очень плохо. Даже когда вкладываются крупные компании, например, Google. Чаще всего это не приводит вообще ни к чему, потому что крупные компании боятся рисковать, для них риск— это всегда угроза, которую инвесторы могут не понять.

Настоящие исследования делаются такими людьми, как, например, американский генетик и предприниматель Крейг Вентер, которые имеют ресурсы и волю, чтобы пробовать, не обращая внимание на то, как к этому отнесется рынок или инвесторы. К слову, нам, как общественному движению, несколько легче в этом смысле: над нами тоже не стоят инвесторы, которые требуют, чтобы мы заработали деньги любой ценой.

Данила Медведев: «За 50-100 лет развитие технологий может зайти настолько далеко, что смерть как таковая перестанет быть проблемой»личный архив Д. Медведева

— Что подразумевается под трансгуманизмом — улучшение качеств человеческого организма, долголетие, бессмертие? Или все вместе?

— Трансгуманизм — это улучшение человеческих качеств с помощью науки и технологий. В нем, естественно, множество разных направлений, нет какого-то единого сценария: кому-то нравится киберпанковский образ, когда человек становится киборгом, кому-то нравится идея перенести человека в компьютер, чтобы он жил там, а для кого-то долголетие — это просто возможность развивать свою психику и интеллект, быть здоровее и жить дольше, необязательно, что все должны следовать какому-то единому образцу. Но так или иначе все эти сценарии связаны с одними и теми же технологиями, которые могут улучшить человека: это развитие медицины, нанотехнологий, интерфейса «мозг-компьютер».

— Приставка «транс» говорит о переходе. О переходе куда? На ум приходят евгеника, Фридрих Ницше, учивший преодолению «человеческого, слишком человеческого».

— Конечно, идеи Ницше о его сверхчеловеке и воли к власти имеют продолжение в трансгуманизме. Но трансгуманизм имеет свои корни не только у Ницше или в евгенике. Одним из источников вдохновения было учение русского философа Николая Федорова, который утверждал, что человечество должно победить смерть и это его объединит. Эти же идеи разделяли и развивали Циолковский и Вернадский. Затем они попали на Запад к Тейяру де Шардену, потом через Хаксли были трансформированы в трансгуманизм. Поэтому трансгуманизм наряду с индивидуалистической составляющей (бессмертие и другие нестандартные способности) несет в себе и гуманистическую составляющую: человек, преодолев себя, может перейти на качественно новую ступень развития.

Приставка «транс» говорит о переходном состоянии, состоянии изменения. Кто-то решит пойти дальше, в состояние постчеловека, в итоге нас ждет будущее, когда на планете одновременно будут проживать абсолютно традиционные люди, которые даже не задумывались над тем, чтобы как-то себя менять, модифицированные люди, или транс-люди, которые изменили себя с помощью технологий и, наконец, некоторое количество постлюдей, которые в своем развитии решили не останавливаться.

«На планете одновременно будут проживать абсолютно традиционные люди, транс-люди, которые изменили себя с помощью технологий, и постлюди, которые в своем развитии решили не останавливаться»

— Бессмертие — это маркетинговый ход, и на самом деле речь идет об увлечении срока жизни? Или иммортализм — это реальная практика в будущем?

— Я думаю, что совершенно реальная, за 50-100 лет развитие технологий может зайти настолько далеко, что смерть как таковая перестанет быть проблемой. Непосредственно современная крионика, которой мы занимаемся, ориентирована на перспективу меньше 100 лет. Мы уверены, что в течение этого времени будут усовершенствованы существующие и созданы новые технологии, которые позволят оживлять пациентов.

Никого же не смущает, что автомобиль, созданный в начале XX века, сегодня можно завести и поехать. То же самое можно сделать и с человеческим организмом. Сейчас мы наблюдаем за открывающимися возможностями клонирования мамонтов и других животных, которые сохранялись в вечной мерзлоте в течение 10 тысяч лет. У них сохранилась и генетическая структура, и мозг, даже, может быть, настолько, что можно обнаружить нервные связи. Возможно, любые проблемы, которые есть у человека, можно будет исправить с помощью медицины уже лет через 50. Это не означает, что люди станут Кащеями Бессмертными, но возможности человека продлятся на неограниченное количество времени.

— А вот сотрудники Медицинского колледжа имени Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке недавно сообщили, что продолжительность человеческой жизни не может превышать 115 лет.

— Автор этого исследования известный геронтолог Ян Вейг, я его знаю, мы с ним встречались на одной из конференций. На мой взгляд, это исследование является профанацией, математико-статистической игрой, чтобы оправдать свое существование. Проблема в том, что некоторая часть науки, в том числе геронтологии, представляет собой не реальную исследовательскую работу, а некую интеллектуальную «мастурбацию», игру, придуманную самими учеными.

В случае с данным докладом речь тоже идет не о реальности, а о некоем абстрактном научном результате: они обработали базы данных о продолжительности жизни за последние несколько сотен лет, составили график и сделали вывод, что человек живет в среднем столько-то и больше прожить не может, но при этом никак не учитывали перспективу радикального медицинского вмешательства. К реальности это не имеет никакого отношения. Если прочитать всю эту статью в журнале «Nature», то становится понятным, что ученые в принципе ничего не обнаружили, но чтобы получить побольше читателей, формулируют броские заголовки и лиды. Порой это делают не сами исследователи, а пресс-службы университетов и колледжей.

«В «Стратегии развития конвергентных технологий», которую директор НИЦ «Курчатовский центр» Михаил Ковальчук представлял президенту России, есть ссылки на трансгуманизм, эти вопросы давно приняты во внимание»

В действительности мы знаем, что некоторые люди жили больше 120 лет. Это, например, Жанна Кальман, она прожила 122 года. Причем это естественные долгожители, которые не использовали возможности медицины. А если мы добавляем возможности медицины, то уже сегодня люди могут жить до 150 лет. Вопрос — не только в России, но и в США, Европе и других странах — лишь в том, где получить такие медицинские услуги. Массовая медицина может оказать только стандартный набор услуг, только фрагментарную помощь, а нужна комплексная, нужно не только контролировать болезнь, когда она уже появилась и развилась, нужно заниматься профилактикой.

А сегодня этого практически никто не делает, хотя разговоры про персональную медицину идут уже несколько десятков лет. Получается, что персональные услуги может получить только небольшое количество людей, условно говоря, миллионеры и миллиардеры. В действительности даже не они, а сами продвинутые медики, поскольку только они знают, как работает система. Как только медицина станет персонализированной, выяснится, что никакого лимита в сроке жизни человека нет.

— К какому сроку, на ваш взгляд, трансгуманизм станет реальным фактором жизни не единиц, а всего общества?

— Сегодня трансгуманизм находится в той стадии, когда все, кому нужно, о нем уже знают. Это и ученые, и крупные бизнесмены, и лидеры государств. К примеру, в «Стратегии развития конвергентных технологий», которую директор НИЦ «Курчатовский центр» Михаил Ковальчук представлял президенту России, есть ссылки и сноски на трансгуманизм, в том числе и на наши статьи, то есть эти вопросы давно приняты во внимание. А то, что об этом не знают миллионы других людей, это не показатель.

Недавно я с удивлением узнал, что, например, в Индии и Непале до сих пор во многих деревнях убирают пшеницу не косами, а серпами. Есть разные некоммерческие организации, члены которых приезжают в эти страны и показывают, что можно косить косой. Тем не менее сотни тысяч людей все равно продолжают использовать серпы. Так что, если кто-то отстал от жизни, это его проблемы. Прогресс двигают те, кто впереди.

«Крупные компании боятся рисковать. Настоящие исследования делаются такими людьми, как американский генетик и предприниматель Крейг Вентер (на фото), которые имеют ресурсы и волю»

«Оживление человека после крионического «сна» уже не научная фантастика»

— Какие события ушедшего года можно отметить с точки зрения развития трансгуманизма?

— Во-первых, подросли копии «овцы Долли». Четыре клона овцы Долли — Дебби, Денис, Диана и Дейзи — в июле отпраздновали свой девятый день рождения. Это свидетельствует о том, что исследования по перепрограммированию клеток теперь могут двигаться вперед, а их результаты — применяться в области человеческой репродукции, здравоохранения и сельского хозяйства.

Во-вторых, Крейг Вентер продолжил работу по выращиванию органов. Также он и его коллеги спроектировали новый геном с минимальными генетическими компонентами. Они утверждают, что использование этого генома раскроет новые подробности основ биологии: геном такого размера может быть использован как «шасси» для создания микробов, производства лекарств и химических средств.

В-третьих, продолжилась работа по моделированию мозга в рамках Human Brain Project. Вряд ли можно рассчитывать, что результаты будут достигнуты за один год, но в течение 10 лет ученые планируют создать полную компьютерную симуляцию мозга.

В-четвертых, дали Нобелевскую премию по химии за проектирование и синтез молекулярных машин. Главная область применения молекулярных механизмов — адресная доставка лекарств. Это важно при лечении раковых опухолей. Возможно, что эта премия снова привлечет внимание к этим наномашинам и работа в этом направлении пойдет быстрее.

В целом, хотя особых прорывов не было, научно-технический прогресс продолжается, стали появляться технопредприниматели, которые берут на себя ответственность за разработку технологий, которые можно назвать трансгуманистическими. В частности, проблемами искусственного интеллекта занимаются многие предприниматели в Калифорнии. Речь не только о бизнесах, использующих слабый ИИ в своих продуктах, но и о предпринимателях, которые обратили внимание на глобальные проблемы ИИ и поддерживают исследования в этом направлении. Пример — проект, созданный Илоном Маском и Яаном Таллинным.

«Идет подготовка эксперимента итальянского нейрохирурга Серджио Канаверо, который планирует вскоре пересадить целое тело российскому программисту Валерию Спиридонову (на фото), страдающему от редкого генетического заболевания»

— Наиболее массовый подход — медикаментозная терапия против старения. Насколько, на ваш взгляд, действенны препараты типа метформина и рапамицина, которые считаются способными замедлять старение?

— Да, есть так называемая антивозрастная медицина, но она очень слабо работает. Вообще, чтобы использовать персональную программу омоложения и продления жизни с помощью таблеток, нужно либо самому быть хорошим врачом, либо регулярно наблюдаться у хороших врачей. В противном случае можно наткнуться на шарлатанов. Как только подобные технологии переходят в разряд коммерции, у некоторых, естественно, тут же возникает желание всех «нагреть». Как гласит русская поговорка, «не обманешь — не продашь». У них есть деньги на масштабную рекламу, и она захватывает умы ничего не подозревающих «жертв». Богатые или относительно богатые люди, проявляющие интерес к долгожительству, регулярно попадают в ловушку различных прохиндеев, которые обещают чудеса омоложения с помощью «волшебных пилюль».

К примеру, в прошлом году компания Lumos Labs — разработчик приложения для развития когнитивных способностей Lumosity — была оштрафована на 2 миллиона долларов. Компания, по утверждению суда, обманывала пользователей, заявляя, что регулярные упражнения с Lumosity замедляют возрастную потерю памяти, развитие слабоумия, болезни Альцгеймера. Как выяснилось, ничего такого тренажер не делает, это просто пустышка.

При этом некоторые ученые с самого начала говорили, что эта «технология» не работает, но компания продолжала привлекать инвесторов, давала им обещания, повсюду распространяла свою рекламу и находила все новых и новых пользователей.

Ребята из одного московского технологического института тоже имели дело с Lumos Labs, хотя я общался с ними и давно говорил, что не надо связываться с мошенниками, но меня не послушали.

К сожалению, таких примеров много, в той же крионике: люди рекламируют себя как криофирма, хотя нет никакой материальной базы и даже поверхностная проверка показывает, что все это вранье, даже рекламные тексты просто скопированы с других сайтов. Но думаю, по мере повышения информированности нашего общества о трансгуманизме возможностей для мошенничества будет все меньше.

Проблема еще и вот в чем. Если просто взять и начать употреблять те же метморфин и репамицин, это не даст должного эффекта. Их употребление нужно обязательно сочетать с персонализированной программой, с тестами, с мониторингом организма и так далее. Но это направление в России практически не развито, мало кто предлагает такие программы, разработанные квалифицированными специалистами, а не проходимцами.

«В мире порядка 370 крионированных человек. Ежегодно заключаются десятки контрактов, всего заключено несколько тысяч договоров»Anders Sandberg/Flickr/CC BY-NC 2.0

— В апреле 2016-го компания BioViva сообщила, что провела первое генное редактирование, омолодив своего директора Элизабет Пэрриш на 20 лет. Как вы считаете, это блеф или реальный шаг к долголетию?

— Это направление перспективно, потому что сам метод обладает большим потенциалом, даже если первый опыт не привел к полному омоложению всего организма. Значимо то, что можно безопасно провести терапию конкретного человека. Однако ни о каком омоложении тела человека за счет редактирования генов говорить не приходится. Перриш помолодела, может быть, на 1%, но на 99% осталась прежней. Здесь нужно бороться с клеточным старением, со старением органов и так далее, то есть нужно разработать сотни разных технологий, которые можно использовать одновременно.

Сейчас также идет подготовка пересадки целого тела. Я имею в виду эксперимент итальянского нейрохирурга Серджио Канаверо, который скоро планирует пересадить целое тело российскому программисту Валерию Спиридонову, страдающему от редкого генетического заболевания. Даже если первая операция не будет удачной, она тоже все равно станет знаковой, поскольку даст возможность развиваться разным технологиям жизнеобеспечения, чтобы были способы помочь человеку, даже если его организм отказывает.

Из таких маленьких шагов и состоит прогресс. Вспомним, что Крейг Вентер создал первую бактерию, синтезировав геном для нее с нуля. Может быть, это маленький результат, но он показал, что это возможно. То же самое с овечкой Долли: клонирование не означало, что мы можем выращивать для себя любые органы, однако мы сделали шаг на пути к данной технологии.

— Как вы оцениваете проект регенеративной медицины Methuselah Foundation? Его цель — к 2030 году добиться того, чтобы люди в 90 чувствовали себя как в 50. Инвестор проекта Питер Тиль собирается дожить до 120 лет, ежедневно принимает гормон роста и подписался на услуги компании Alcor, занимающейся крионикой.

— Осенью прошлого года я выступал на одном мероприятии для специалистов по управлению активами сверхбогатых людей. Мы говорили об инвестиционной культуре миллионеров, в том числе российских. Питер Тиль является сторонником бессмертия и трансгуманистом. Его состояние составляет почти 3 миллиарда долларов. И хоть на проекты Methuselah Foundation и ряда других компаний он потратил порядка одной тысячной, что, на мой взгляд, совершенно недостаточно, хоть это не целостный прорывной проект, это все равно важный пример для подражания.

Он показывает, что, заработав какие-то деньги на интернет-бизнесе, можно затем начать заниматься инновационными проектами, связанными с технологической сингулярностью. В России такой пример — Дмитрий Гришин, глава совета директоров mail.ru. Как многие знают, он вложил 25 миллионов долларов в венчурную фирму по развитию потребительской робототехники. В момент, когда каждый десятый инвестор начнет мыслить точно так же, мы получим резкое ускорение.

Что касается конкретно Methuselah Foundation, то у него есть интересные проекты, в том числе с призом за продление жизни мыши. Это, конечно, прекрасно, но пока что не дало нам бессмертия.

«Вопрос не в том, можно ли оживить человека после «разморозки», а в том, можно ли помочь каждому конкретному человеку, потому что инфраструктура для массового крионирования пока не создана»Anders Sandberg/Flickr/CC BY-NC 2.0

— В эти дни полувековой юбилей отмечает крионика, на которой специализируется ваша компания. Чем крионика 50-летней давности отличается от современной?

— Надо понимать, что, когда крионика только появилась, еще не было клонирования, не была открыта структура ДНК, не делали МРТ, не делали операций по пересадке органов, не выращивали органы, не редактировали геном и так далее. Не было известно, какие крио-протекторы работают лучше всего, просто взяли диметилсульфоксид и с помощью инъекций ввели его в организм. То есть крионика опиралась на совсем абстрактную надежду на то, что медицина как-нибудь и когда-нибудь разовьется.

Сегодня все эти технологии есть, и крионика в сочетании с ними обрела более практическое значение для идеи бессмертия. Сегодня в крионике есть технологии, близкие к тем, что используются в реанимации. Например, аппарат искусственного сердца. Через такую систему можно ввести в организм правильно подобранные криопротекторы, соответственно, более качественно сохраняются клетки.

И, в принципе, отдельные органы уже можно крионировать, затем оживлять и пересаживать в другой организм. Это уже несколько раз делали в экспериментах с животными. Например, почка, взятая у кролика, была сохранена в жидком азоте, затем разморожена и снова пересажена тому же кролику — и она успешно прижилась и работает.

Таким образом, оживление человека после крионического «сна» становится совершенно реальным, это уже не научная фантастика. Поэтому вопрос не в том, можно ли оживить человека после «разморозки», а в том, можно ли помочь каждому конкретному человеку, потому что инфраструктура для массового крионирования пока не создана. Процедура дорогая, поэтому крионика не слишком распространена, но в перспективе это может стать совершенно доступным и стандартным способом продления жизни.

«В университете Питцбурга уже приостанавливают жизнедеятельность человека на четыре часа, а потом возвращают его к жизни»кадр из фильма «Пассажиры»

— На сегодня вашей компанией крионированы уже 52 человека. А сколько замороженных людей во всем мире?

— Порядка 370, в компаниях Alcor, КриоРус, TransTime и Институте крионики. Также нам известно о нескольких отдельных хранилищах, специально созданных в разных уголках мира, например, в Германии (Дрезден) и Бразилии.

— Сколько контрактов на эту процедуру заключают ежегодно?

— Десятки в год. Всего в мире заключено несколько тысяч договоров на крионику.

— Сколько стоит такой контракт в России?

— Общая стоимость от 12 тысяч долларов. Если речь о молодом человеке, который жив, но готовится к крионированию, то ежегодные выплаты могут составить от 600 долларов в год, это не больше страховки. Можно оплатить все сразу, а можно частями.

— А если человек умер до окончания выплат?

— Он все равно будет крионирован. Это как та же страховка: кто-то заплатил только пару раз и попал в страховой случай, а кто-то всю жизнь платит, и у него все хорошо.

— Как услуга регулируется юридически?

— Пока в большинстве случаев крионика регулируется как обычная научная деятельность, мы ориентируемся на соответствующий закон. То есть заключается договор об экспериментальной процедуре, в которой прописывается, что результат не гарантируется. Потому что результат зависит не только от нас, а в том числе и от того же Питера Тиля и ему подобных. Но думаю, что по мере становления массовой крионики предстоит разработать какой-то механизм юридического регулирования. Можно создать СРО, которые определят некие стандарты и правила.

«Можно вырастить новое тело, а сознание поместить в аватар. Такой проект разрабатывается в России, и считается, что к 2045 году эта технология станет реальной»кадр из фильма «Робокоп»

— Недавно по всем экранам страны прошел фильм «Пассажиры»: пассажиров космического корабля «усыпили» на 80 лет полета. Такой вариант продления жизни, с помощью введения в анабиоз, возможен?

— Эта технология находится в пределах досягаемости ныне живущих. Например, ее уже реализовали в Питтсбургском университете. Уже можно приостановить жизнедеятельность человека на четыре часа, а потом вернуть его к жизни. Правда, на данный момент эта технология находится примерно на таком же этапе, как когда-то технология переливания крови, когда еще не было известно про группы крови, но переливать кровь уже пытались. Чтобы она стала реальностью, на ее разработку и внедрение потребуется еще много денег, а это пока не приоритет ни для науки, ни для медицины. Но это не значит, что развитие технологии остановится.

Придет время, и вместо четырех часов можно будет приостанавливать жизнь на 50 и 100 лет. И сделать это можно будет в любой продвинутой больнице. После этого у нас полностью поменяется отношение к смерти.

— Наверняка вы смотрели фильм с Джонни Деппом «Превосходство». В нем главный герой сохраняет свое сознание в компьютерной сети и становится бессмертным. Такой метод имеет основания в будущем или это чистая научная фантастика? И есть ли смысл, ведь сложно представить себя чем-то абстрактным, без чувств, без привязки к какому-то материальному объекту.

— Смысл, конечно, есть, а тело — дело наживное. Можно вырастить новое тело. Есть такое понятие, как аватар, куда можно поместить ваше сознание. Как раз такой проект разрабатывается в России, и считается, что к 2045 году эта технология станет реальной. Прелесть технологии, связанной с оцифровкой личности, в том, что это можно делать прямо сейчас, не дожидаясь смерти тела.

В нашем движении есть проект «Цифровое бессмертие», в его рамках уже разработаны технологии оцифровки личности, они позволяют создать цифровую копию личности как после смерти, так и при жизни человека. Наработки имеют, конечно, экспериментальный характер, но работа в этом направлении движется. Понятно, что первые копии будут несовершенны, но через какое-то время мы добьемся создания полноценных копий личности.

«Пример Питера Тиля показывает, что, заработав деньги на интернет-бизнесе, можно затем заниматься инновационными проектами, связанными с технологической сингулярностью.

В России такой пример - Дмитрий Гришин, глава совета директоров mail.ru (на фото). Когда каждый десятый инвестор начнет мыслить точно так же, мы получим резкое ускорение»

— То есть речь идет не о личном бессмертии, не о бессмертии самой личности, а лишь о создании копии личностных характеристик, которые окружающие будут воспринимать как реально существующую личность? Кажется, в сериале «Черное зеркало» рассказывается о создании копии погибшего мужчины, заказанной горюющей супругой.

— Личность и состоит из характеристик. Если мы сохраняем интеллект, память и привычки человека, то тем самым мы сохраняем и его личность. Не существует «души» в идеалистическом смысле, когда она витает где-то там сама по себе, а мы тут сами по себе. Если мы исходим из научного подхода, то личность — это приобретенные в течение жизни характеристики. И их можно сохранить на разных носителях. С помощью крионики можно сохранить и сам мозг, а можно сохранить память обо всех нервных связях мозга. Если сделать это детально, то копию не отличит даже «оригинал».

«Представление об образе будущего есть только у американцев и русских»

— Поговорим, как трансгуманизм отразится на развитии цивилизации и политики. В одном из интервью вы говорите: «Бодимодификация, трансформация тела и сознания — все это мы будем наблюдать в очень непростую, грязную, стрессовую, сумасшедшую досингулярную эпоху, в ближайшие пятьдесят лет». То есть за трансгуманизм еще предстоит побороться? К тому же на недавнем Нобелевском симпозиуме Нассим Талеб опроверг теорию о спаде насилия в мире, а заодно математически обосновал страшный вывод: большой войны с десятками миллионов жертв не миновать.

— Корни всех проблем второй половины XX века и начала XXI-го лежат в одной плоскости — решения сложных комплексных проблем. В 1960-е годы, когда появлялись компьютеры, появлялись и идеи кибернетики и синергетики, человечество близко подошло к тому, чтобы начать управлять сложными объектами, такими, как оно само. Но, к сожалению, получилось так, что мы не стали управлять сложными объектами, а положились на рынок, на то, что все разрешится как-то само. Многие трансгуманисты, такие, как Питер Тиль, тоже являются сторонниками либертарианства, считают, что рынок все расставит на свои места. И именно такое мышление может привести к войне с десятками миллионов жертв.

Но достаточно решить всего лишь одну проблему — дать человечеству инструмент решения задач, способность управлять сложными системами, и тут же выяснится, что гигантскую войну легко предотвратить, можно устранить проблему курения, можно сделать так, чтобы не было голодающих и сирот, можно всем обеспечить продление жизни на 20 лет, это недорого и легко.

«В развитии трансгуманизма мы имеем паритет с США и Европой, даже в чем-то опережаем. У нас ситуация еще не такая печальная, как в странах Запада, у нас процент думающих выше, чем там»

— Есть риск, что, даже если не произойдет разрушительной войны, трансгуманизм разделит людей на тех, у кого есть доступ к технологиям бессмертия, и на остальных. Вспоминается фильм «Элизиум», где герой Мэтта Деймона боролся с таким «торжеством» трансгуманистических технологий.

— Когда мы только запускали наше движение, сразу записали в своих программных документах, что хотим решить проблему равного доступа к технологиям трансгуманизма. Доступ, может быть, и будет равным, но вот желание воспользоваться — разными. В современной биоэтике действует принцип автономии пациента: человеку никто не может диктовать, что ему делать. Поэтому большинство людей не желает слушать разумные советы. Почему так много людей курят, почему у большого количества людей диабет, проблемы с давлением? Потому что они не хотят тратить силы, чтобы вести правильный образ жизни, регулярно общаться с врачами, проводить диагностику и так далее. Так что даже когда технологии трансгуманизма станут доступными, большинству людей это все равно будет безразлично. Если кому-то нравится есть бургеры, пить «Боярышник» и курить, они все равно будут это делать дальше.

— Трансгуманизм — это в основном западные технологии, а сегодня Россия и Запад, Россия и «золотой миллиард» из-за геополитических разногласий стоят друг к другу спиной. Так стоит ли пытаться развивать у нас движение трансгуманизма?

— Во-первых, топ-менеджеры американских корпораций имеют гораздо больше общего со своими коллегами в России, Африке или Китае, нежели с рядовыми сотрудниками своих корпораций. Во-вторых, «золотой миллиард» — это не про борьбу цивилизаций, в данном случае российской и западной, а про борьбу классов, про неравномерное распределение богатств в обществе. То есть товарищ Трамп имеет гораздо больше общего с товарищем Путиным, чем с рядовым американским рабочим, чьи интересы он якобы представляет. Есть статистика, которая показывает, что реальные доходы американского рабочего с 60-х годов прошлого века так и не выросли, сколько американец зарабатывал на автомобильном заводе в 1960-х годах, столько же, с учетом инфляции, он зарабатывает и сегодня. Значит, доходы все это время росли только у 1% общества, и «золотой миллиард» — это не избранные страны, а избранные социальные группы, владельцы компаний и те, кто непосредственно их обслуживает: юристы, консультанты и так далее. Поэтому зачастую так называемые «национальные интересы» не совпадают с интересами обычного человека, и проблема доступа к трансгуманистическим технологиям актуальна вне зависимости, в какой стране вы живете.

«Одним из источников трансгуманизма было учение русского философа Николая Федорова, эти же идеи разделяли и развивали Циолковский и Вернадский. Так что не думаю, что у нас есть ментальные преграды для развития трансгуманизма» (на фото – памятник Н. Федорову)

Что касается развития трансгуманизма в настоящее время, то здесь мы имеем паритет с США и Европой, а, может быть, даже в чем-то их опережаем. Да, в США на развитие таких технологий денег тратится больше, зато там в этой сфере больше профанации и мошенничества. Одним словом, любая страна может взять трансгуманизм на вооружение и даже сделать его частью национальной идеи. Многое зависит от способностей к воображению, которые есть у нации. К примеру, у арабских стран вообще нет научной фантастики, нет людей, которые могут предвидеть будущее. А в США и России — есть. То же самое у китайцев: у них тоже нет научной фантастики, все, что они могут — заимствовать прогнозы и концепции у европейцев и американцев. Европейцам мешает видеть будущее наплыв мигрантов, они пока не понимают, как примирить миграцию с их представлениями о социальной справедливости. Соответственно, представление об образе будущего есть только у американцев и русских. Поэтому у России есть потенциал, чтобы принять трансгуманизм как направление стратегического развития. Но для этого нужно решить проблемы мошенничества и коррупции. «Роснано» и «Сколково» — печальные примеры.

— Как и Мединский с его «лишней хромосомой», «традиционными русскими культурными кодами», «патриотической» пропагандой. Если люди видят, что жизнь коротка, средняя продолжительность жизни — 65 лет, за тебя все решили наверху, от тебя ничего не зависит и ничего не изменить, остается «Боярышник». О каком бессмертии тут может идти речь?

— Всех усреднить, предлагая суррогат, пытается любая стабильная система. Под суррогатом я имею в виду не только «Боярышник», но и покемонов, и «ВКонтакте» — это из той же области, это психологические аналоги «Боярышника». К тому же, как я считаю, у нас ситуация еще не такая печальная, как в странах Запада, у нас процент думающих выше, чем там. Каждый третий американец считает, что мир создан 6 тысяч лет тому назад, а динозавры жили одновременно с человеком. Процент людей, которые самостоятельно мыслят и пассионарны, в принципе не может быть высоким, независимо от страны. А если бы таких людей было хотя бы 10%, они бы все передрались бы между собой, потому что у каждого из них в голове своя картина мира.

«В РПЦ совершенно спокойно могут принять идеи трансгуманизма. Вопрос в том, что они с этого получат, как они на этом заработают

Если говорить конкретно о российской ментальности, то, например, националист, основатель сайта-проекта «Спутник и Погром» Егор Просвирнин, выступает за трансгуманизм, крионику, генную модификацию, биоинженерию и считает, что это абсолютно совместимо с историческими русскими ценностями. Можно вспомнить, что и проекты освоения космоса появились в России, с Вернадского и Циолковского. Так что я не думаю, что у нас есть какие-то особенные ментальные преграды для развития трансгуманизма.

— А как же влияние православия с его культом смерти? Мы знаем массу примеров противостояния религии и науки, особенно в вопросах жизни и смерти, священники выступают против клонирования, а бессмертие воображается ими в раю или в аду, но вовсе не в модифицированном теле.

— Посмотрите выступление патриарха Кирилла на XX Всемирном русском соборе, где он вскользь касается трансгуманизма. Он не выступает в защиту трансгуманизма, но и ничего не говорит против. В то время как очень много негативного говорит о других социальных явлениях. Более того, мы как-то общались с известным православным активистом Дмитрием Энтео, и он ничего не сказал против идей трансгуманизма.

Трансгуманизм не претендует на то, чтобы как-то оскорбить религиозные чувства или традиционные ценности (хотя лично я за свободу в искусстве и творчестве, даже если она кого-то оскорбляет, и вообще предпочел бы, чтобы в обществе было больше материалистов и атеистов, которые активно поддерживали бы научную картину мира). Более того, как известно, православный символ веры заканчивается словами: «Чаю воскресение мертвых и жизни будущего века».

Сложно доказать, что трансгуманизм и иммортализм противоречат христианству и, в частности, православию. И позиция современной церкви, РПЦ, — это не позиция конфронтации с трансгуманизмом, иммортализмом, крионикой и так далее, там совершенно спокойно могут принять идеи трансгуманизма. Вопрос в том, что они с этого получат, как они на этом заработают. С другой стороны, сегодня они совершенно спокойно освящают космические ракеты, хотя в свое время полет человека в космос мог им повредить, потому что менял христианскую картину мира.

«Россия может принять трансгуманизм как направление стратегического развития. Но для этого нужно решить проблемы мошенничества и коррупции. «Роснано» и «Сколково» - печальные примеры»

Понятно, что среди православных много людей, которые верят, что ЭКО — это плохо, что человека после смерти надо не крионировать, а закопать в землю. Но это скорее суеверия, чем религиозное мировоззрение. Точно так же верят в барабашек и гороскопы, причем не только религиозные люди, мракобесие распространено и среди нерелигиозных. Но в целом у православных нет принципиального отторжения наших идей, что свойственно, например, исламу. Там научный прогресс вообще отрицается, тем более все, что связано с развитием человека.

Поэтому, если между трансгуманистическим движением и РПЦ и будет конфликт, то очень слабый, связанный с вопросами равного, справедливого доступа к технологиям. Но никто из нас не занимает позицию, что нужно сделать эти технологии доступными только элите. Такая точка зрения ближе американским либертарианцам, чем российским трансгуманистам.

Проблема российского трансгуманизма в другом, в том, что Россия развивается очень неравномерно, все ресурсы выкачиваются в Москву, поэтому успешно продлевать жизнь, хоть до 100 лет, можно, как говорят, только «в пределах Садового кольца»: там хорошая медицина, там средоточие научных и технологических центров. (Кстати, поэтому, если вы хотите прибегнуть к трансгуманизму, совершенно необязательно куда-то эмигрировать). Просто нужно дать развиваться регионам, тогда и там начнет расти продолжительность жизни.

Я считаю, что в России у трансгуманизма много возможностей. Уже упоминавшийся Крейг Вентер и его единомышленники открыли проект — представьте себе — в Гондурасе, создают там отдельный город по развитию биотехнологий, потому что в США немыслимое количество ограничителей для научной и медицинской деятельности. В России в этом смысле ситуация получше, чем в США и Гондурасе.

— Чтобы прожить в России хотя бы 100 лет, сколько нужно вкладывать в себя?

— Порядка одной тысячи долларов в месяц, 10-15 тысяч долларов в год. Прежде всего, на оплату работы хороших консультантов и на процедуры, которые они рекомендуют. Этого будет достаточно, чтобы получить ощутимый результат, продление жизни на 15-20 лет, по уже существующим технологиям. Не думаю, что это дорого.

«Проблема российского трансгуманизма в том, что все ресурсы выкачиваются в Москву, успешно продлевать жизнь можно только «в пределах Садового кольца». Нужно дать развиваться регионам, тогда и там начнет расти продолжительность жизниAlexander Legky/Russian Look/Global Look Press

— А если желание воспользоваться практикой трансгуманизма есть, а необходимых средств не хватает?

— Советую написать свое волеизъявление и заверить его у нотариуса: что вы желаете, чтобы вас крионировали после смерти. Важно ознакомить с этим заявлением своих родственников, потому что сила традиции велика, и человека могут закопать вопреки его воле. А дальше поставьте себе цель регулярно читать про трансгуманизм, иммортализм, приобретать новые знания и начинать их практиковать. А лучше всего найти для себя интересные проекты, связанные с трансгуманизмом, и подключиться к ним. Перестроить свою жизнь, перестать обслуживать общество: работа, работа, работа, семья, ипотека, отпуск, снова работа и так далее. Начать строить свое постчеловеческое будущее. Много лет назад я так же понял, что нет смысла работать в каких-то традиционных отраслях, если будущее за трансгуманизмом.

Хотя, понятно, что перестроить так свою жизнь дано не каждому. Как говорил тот же Ницше, «все люди распадаются на рабов и свободных; ибо кто не имеет 2/3 своего дня для себя, тот раб, будь он в остальном кем угодно: купцом, ученым и так далее». Или еще: «Человек, с которого спали обычные цепи жизни, что он продолжает жить лишь для того, чтобы все лучше познавать, – такой человек должен уметь без зависти и досады отказываться от многого, что имеет цену для других людей».