Че Гевары "русского мира"

9 февраля, 20:00
Очередная «внезапная» смерть очередного главаря террористов «ЛДНР» разделила российские СМИ на две неравные части.

Одна, довольно небольшая, состоящая из тех, в эфире и на страницах которых принято сообщать новости и размышлять над причинами событий, публиковала длинный список убитых в последнее время террористов и версии их гибели.

Наиболее популярными гипотезами в таких СМИ были версии, что всех этих «бэтменов», «малышей», «цыганов», мозговых, болотовых, «моторол» и «гиви» уничтожили либо российские спецслужбы в ходе тотальной зачистки территории «русского мира» от нежелательных свидетелей преступлений на неизбежно грядущем процессе, либо их гибель стала результатом внутренних разборок.

Реакция основной массы российского медийного официоза, в котором такая опция как мысль не предусмотрена, заключалась в надевании скорбных лиц и произнесении дежурных фраз об очередном преступлении кровавого киевского режима, убившего еще одного героического борца за свободу народа Донбасса. А, поскольку опция мысли, как уже было сказано, конструкцией федеральных телеканалов не предусмотрена, то обитатели российского телевизора повторяли ровно то, что они говорили неделю и месяц назад.

Но в то же время за выступлениями пикейных жилетов в телевизоре просматриваются те разногласия, которые вполне очевидно существуют и в Кремле. В соловьевском «Вечере» от 8.02.2017 были обозначены две позиции. Обе они, естественно, исходили из того, что героического «Гиви» убил Киев, но расходились в том, какова должна быть реакция России.

Одну из позиций представлял сам Владимир Соловьев и его любимые эксперты Семен Багдасаров и Евгений Сатановский. Суть данной позиции в том, что в ответ на смерть «Гиви» надо начать террор на украинской территории, а в принципе речь должна идти о полномасштабной войне с Украиной.

Для обоснования этой позиции ее сторонникам нужен был соответствующий эмоциональный настрой. Что объяснимо, поскольку для того, чтобы развязать большую войну посреди Европы с отличными от нуля шансами перерастания ее в третью мировую войну, надо предварительно ввести себя в состояние истерики. Для этого Соловьев принялся объяснять, кто такие «Моторола» и «Гиви», которых мы потеряли. Оказывается, это те самые романтики, которых воспевал Хемингуэй. «Это – Че Гевары!», - объявил Соловьев.

Понятно, что Соловьев считает россиян полными идиотами. Во всяком случае, ту их немалую часть, которая смотрит его передачи. Но в данном случае он все-таки перебрал, сделав ставку на полную необразованность своей аудитории. Поскольку внутренний мир «Моторолы» и «Гиви» неплохо знаком всем интересующимся благодаря интернету, в котором есть масса видео с их участием. Тут нечего комментировать. Что же касается Че Гевары, то, поскольку в СССР был его культ, то даже в аудитории Соловьева есть немало тех, кто что-то знают об этом «универсальном солдате революции». Че, как и донецкие террористы был по макушку в людской крови. Но это, пожалуй, все, что их объединяет. Словарь «Гиви» и «Моторолы» уступал словарю Эллочки людоедки и состоял из нескольких матерных слов. Че Гевара был дипломированным врачом, работал в больнице, читал в университете лекции по медицине. Он жил в мире книг, в мире поэзии и философии, сам много писал, оставив после себя 9 томов сочинений. В мечтах стать врачом в лепрозории он видел себя спасителем людей, жертвующим собой во имя их счастья, подобно своему кумиру, Альберту Швейцеру. Многочисленным жертвам его многочисленных «революций на экспорт», который этот романтик насилия распространял по всей планете, было от этого, конечно, не легче, но сравнения с «Гиви» и «Моторолой» он точно не заслужил. А чтобы представить себе Хемингуэя, воспевающего донецких братков, надо обладать бесстыдством Соловьева.

А ведущий бесконечного «Вечера» тем временем, обозначив масштаб понесенной утраты, заговорил о мести. «Где санкции против Украины?», - гневно вопрошал Соловьев. И тут же потребовал немедленно разорвать дипломатические отношения с Киевом, назвать Украину нацистским террористическим государством и начать продавать газ Европе напрямую.

Кроме того, Соловьев сообщил, что «мы имеем право войти (на территорию Украины) и создать 30-километровую буферную зону». Это, как выяснил Соловьев, международное право дозволяет. В каком именно международном договоре записано право России вторгаться на территорию другого государства и создавать там какие-либо зоны, а также есть ли симметричное право у других стран вторгаться на территорию России, Соловьев не уточнил.

Зато обрушился на миссию ОБСЕ, заявив, что по его сведениям, машины ОБСЕ используются для провоза террористов, а кроме того, во время второй мировой войны никакого ОБСЕ не было, никто выстрелы с той и другой стороны не считал, и все было прекрасно

То, что Соловьев лишь обозначил как направление, эксперт Багдасаров довел до логического конца. Он объявил, что «речь должна идти о полном демонтаже государственной и военной структуры Украины». Сообщил, что «для нас нынешняя Украина представляет гораздо большую опасность, чем Исламское государство». После чего рассказал, что «в Донецке и Луганске живут наши граждане», а посему выразил свое возмущение российским начальникам, которые до сих пор не удосужились раздать им российские паспорта и заявил, что давно пора объединить «ДНР» с «ЛНР» и создать единую Донецкую республику.

Естественно, что эксперт Багдасаров не мог появиться в телевизоре без того, чтобы огласить свою любимую идею: создать диверсионно-разведывательные силы и развернуть террористическую деятельность на всей территории Украины. При этом он в сотый раз с нежностью упомянул знаменитого советского террориста и диверсанта генерала Судоплатова, к которому немолодой отставной полковник Багдасаров испытывает восторг, подобный тому, какой девочка-подросток питает к какому-нибудь Джастину Биберу.

Как ни странно, сторонники открытого террора, большой войны и разрыва дипломатических отношений с Украиной оказались в студии Владимира Соловьева в меньшинстве. Большинство экспертов полностью совпадали с ними в риторике ругани в отношении Киева, но призывать открыто к террору отказывались и призывы эти, пусть и довольно мягко, но вполне определенно осуждали. Особенно забавно выглядел депутат Железняк, который постоянно пытался намекнуть «отмороженным» коллегам, что такие вещи надо делать тихо, а публике об этом знать не следует.

Водораздел прошел по статусу. Сторонники террора и войны – это люди свободных профессий: сотрудники СМИ и самодеятельные эксперты. Этим и объясняется их вполне безумные и безответственные заявления. Все те, кто имеют хоть какой-то статус, придерживались иной точки зрения. Это касается и депутатов Госдумы Сергея Железняка с Леонидом Калашниковым и генерала ФСБ Михайлова и особенно свежеиспеченного советника директора Федеральной службы войск национальной гвардии Александра Хинштейна. В отличие от Михаила Леонтьева, который, перейдя на службу в «Роснефть» совершенно слетел с катушек и принялся плевать на всех и посылать весь мир в различные пешеходные путешествия, Александр Хинштейн преобразился совсем в другую сторону. Стал выбирать выражения, что привело к некоторой скованности речи, весьма непривычной для знаменитого прежде «сливного бачка», который всегда ранее был готов легко и непринужденно врать и обливать грязью все, что ему или его заказчику не нравилось. Теперь Александр Евсеевич был сама аккуратность.

Он, и образовавшие с ним группу «ответственных патриотов» Железняк и Калашников, призывали «отморозков» Соловьева с Багдасаровым «не поддаваться на провокации» и держаться в рамках Минских соглашений.

Хинштейн вообще договорился до того, что заявил, мол, все, что происходит на территории самопровозглашенных «республик», это внутреннее дело «ДНР» и «ЛНР» и именно они и их армии должны озаботиться своей безопасностью и думать о своем будущем.

Когда он это говорил, лицо Соловьева выражало сложную гамму чувств. Явно прослеживалось желание немедленно расстрелять предателя по законам военного времени за откровенный слив Новороссии. Но в то же время Соловьев прекрасно понимал, что перед ним не Гозман какой, прости господи, а целый Хинштейн, у которого сегодня насчет расстрелять ресурсов побольше, чем у телеведущего. Было ясно, что в публичное пространство невзначай прорвалось противостояние двух позиций в отношении перспектив войны на востоке Украины.

«Отморозки» более заметны, в силу своей голосистости. Но сторонники тихого «впихивания» террористических анклавов в состав Украины, видимо, контролируют точки принятия решений. Хотя реалистичного плана нет ни у тех, ни у других. Решение вопроса не находится в нынешнем Кремле. Оно будет найдено либо при смене на России политического руководства, либо придет из Украины.