Дезинформация

1 июля, 10:12
Из книги генерал-лейтенанта румынской разведки Ионы ПАЧЕПА "Дезинформация" (М., 2016). Пачепа в 70-е годы был заместителем начальника внешней разведки Румынии и бежал на Запад в 1976 году.

Под Рождество 1959 года одновременно осквернили многочисленные синагоги и еврейские мемориалы в Западной Германии. Мнимый рецидив антисемитизма организовали нелегалы стран советского блока, большинство которых курировались Главным управлением разведки «Штази» ГДР и Департаментом внешней информации Румынии"

...Началась «холодная война». Как мне стало известно в январе 1951 года, когда я присоединился к этой войне в качестве молодого офицера разветвленной разведывательной сети стран советского блока, Сталин назвал ее Третьей мировой войной. Генерал Александр Сахаровский, создавший в 1949 году политическую полицию Румынии Секуритате, теперь являлся старшим советником МГБ СССР при ней, а фактически – боссом полиции. Он объяснял своим румынским подчиненным, что Третья мировая война была направлена не против американского народа, а против «сионистской буржуазии» США и ее милитаристских акул, стремящихся разжечь новую мировую войну, с тем чтобы продавать свое оружие. Социалистический лагерь мог бы вырвать американские военные заводы из рук сионистской буржуазии и позволить пролетариату США производить автомобили, чтобы обеспечивать ими весь мир.

Это действовало как наркотик. Большинство румын никогда не слышали о сионизме, однако все они мечтали о покупке автомобиля. Я также не имел никакого понятия о значении этого слова, но чувствовал себя так, словно находился под наркотическим опьянением. Я был молодым инженером, которому сказали, что он делает ради своей страны важную работу, и, конечно же, я собирался служить ради такой идеи. В то время режим работы Секуритате был с 7:30 утра до 10:00 вечера, но молодые офицеры редко уходили домой до полуночи, и так – семь дней в неделю. У них действительно не оставалось времени, чтобы самостоятельно поразмыслить о чем либо, они и не должны были этого делать. Молодые офицеры просто плыли по течению, и точно так же поступал и я, но до определенного времени.

Согласно Сахаровскому, Третью мировую войну задумали как войну без применения оружия, в которой страны советского блока должны были победить без единого выстрела. Речь шла о войне идей. Это была война разведывательных служб, которая велась с применением нового мощного оружия под названием дезинформация . Задача состояла в распространении внушающей доверие информации подрывного характера таким образом, чтобы клевета могла убедить, будто бы ее мишенью на самом деле являлось зло. Для обеспечения видимости правдоподобия обмана требовалось соблюдать два правила. Во первых, фальшивки должны были исходить от уважаемых, пользующихся хорошей репутацией западных источников. И во вторых, любая фальшивка должна сопровождаться так называемым «зерном истины», по выражению Сахаровского, чтобы по крайней мере какая то часть истории оказалась достоверной – в этом случае клевету почти невозможно опровергнуть. Кроме того, разработчик клеветы должен был приложить максимум усилий для того, чтобы его история получила самое широкое освещение в средствах массовой информации. При необходимости требовалось задействовать агентов либо сочувствующих лиц из числа «левых», публикующих статьи в западной прессе, и они «раскручивали» предложенную информацию.

Первой серьезной дезинформационной задачей для Секуритате в новой, Третьей мировой войне являлось оказание помощи Москве по разжиганию в Западной Европе антисемитизма путем распространения в этой части мира тысячи копий старой российской фальшивки под названием «Протоколы сионских мудрецов». Решали задачу скрытно, ведь никто не должен был узнать, что эти публикации появились из стран советского блока.

«Протоколы», в которых утверждалось о заговоре евреев для завоевания мирового господства, являлись российской подделкой, созданной специалистом в области дезинформации Петром Ивановичем Рачковским, работавшим при царском режиме в «охранке» – отделении по охранению общественной безопасности и порядка. Рачковского откомандировывали во Францию в то время, когда в 1897 году состоялся Первый сионистский конгресс , и его весьма впечатлила волна антисемитских настроений, поднявшаяся в обществе в связи с делом Дрейфуса {248}.
Рачковский прямо использовал в большей части составленного им текста малоизвестный французский памфлет, появившийся в 1864 году под названием «Диалог в аду между Монтескье и Макиавелли», написанный Морисом Жоли. В этом памфлете император Наполеон III обвинялся в заговоре с целью захвата всей власти во французском обществе. Офицер Охранного отделения, по существу, вместо «Франция» поставил слово «мир», а вместо «Наполеон III» – «евреи». Во время русской революции 1905 года «охранка» от имени мистического русского священника Сергия Нилуса переиздала в Париже данную фальшивку в рамках антиреволюционной пропагандистской кампании.

«Вот где будущее мира!» – заявил Сахаровский руководству Секуритате в 1951 году, привезя экземпляр издания Нилуса в Бухарест, и приказал перевести его, размножить и негласно распространить в странах Западной Европы. Когда я порвал с коммунизмом, а именно в 1978 году, Секуритате занималась распространением «Протоколов» также и на Ближнем Востоке.
Я руководил подразделением Департамента внешней информации Румынии в Западной Германии в 1957 году, тогда как тот же Сахаровский, теперь уже глава всей советской внешней разведки, начал еще одну операцию по дезинформации , направленную на реанимацию антисемитизма в ФРГ, в то время бывшем европейским ядром НАТО. КГБ дал этой операции кодовое название «Заратустра», чтобы тем самым подчеркнуть бессмертие антисемитизма в немецком обществе, как и изобилующую афоризмами книгу Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра».

Операцию «Заратустра» разработали, чтобы изобразить Германию питательной средой для новой волны антисемитизма, распространявшейся по Западной Европе. Одним из основных игроков в операции «Заратустра» была внешняя разведка восточногерманской «Штази». «Штази» – неофициальное сокращенное название Министерства государственной безопасности ГДР, но этим же именем называли и его внешнюю разведку, Главное управление разведки. Мой Департамент внешней информации также привлекали к решению данной задачи, поскольку в Румынии проживало значительное по численности этническое немецкое меньшинство и его могли задействовать в этих целях. Под Рождество 1959 года одновременно осквернили многочисленные синагоги и еврейские мемориалы в Западной Германии. Мнимый рецидив антисемитизма организовали нелегалы стран советского блока, большинство которых курировались Главным управлением разведки «Штази» ГДР и Департаментом внешней информации Румынии.
Бывший полковник КГБ Олег Гордиевский, в течение многих лет до побега в Великобританию сотрудничавший с разведывательной службой Великобритании, раскрыл, что КГБ впервые опробовал эту операцию в Советском Союзе.

Во второй половине 1959 года Комитет госбезопасности направил нелегальных сотрудников в одну из подмосковных деревень, где они совершили на еврейском кладбище акт вандализма, а затем успешно переложили вину на других. Вскоре после этого КГБ повторил операцию уже в Западной Германии {249}, а пару месяцев спустя – во Франции, где проживала самая многочисленная в Европе еврейская община,