КГБ и палестинский террор: новые разоблачения

4 ноября, 17:51
В пятничном приложении "7 дней" газеты "Едиот Ахронот" вышел второй материал журналиста Ронена Бергмана, посвященный архиву бывшего сотрудника КГБ СССР Василия Митрохина.

Если первый материал был посвящен завербованным советской разведкой израильтянам, то во втором публикуется информация о связях КГБ с палестинским террором.

Бергман описывает прошедшую в 1970 году по прямому приказу главы КГБ Юрия Андропова операцию по доставке современного оружия одному из лидеров "Народного фронта освобождения Палестины" Вадии Хададу.

Разведывательное судно ВМФ СССР доставило из Владивостока в Аденский залив партию пистолетов, пулеметов, гранатометов, гранат, снайперских винтовок, а также мины и заряды с дистанционным управлением.

Полгода спустя часть этого оружия была использована для одновременного угона пяти пассажирских самолетов. Попытка угона самолета "Эль-Аль" сорвалась благодаря действиям охранника и пассажиров, однако четыре самолета других авиакомпаний были захвачены. Три из них сели в Иордании, четвертый – в Египте. После переговоров с террористами заложников обменяли на Лайлу Халид, неудачно пытавшуюся захватить израильский самолет, и еще шестерых палестинских террористов. Швейцарские и германские заложники были освобождены в обмен на выкуп.

Согласно архиву Митрохина, КГБ работало со всеми палестинскими террористическими организациями того времени: ФАТХ ("Кабинет"), НФОП ("Хутор"), ДФОП ("Школа"), группировкой Ахмада Джибриля ("Блиндаж").

"Ареф" (Ясир Арафат) выполняет только те обещания, которые выгодны ему", – говорится в одном из докладов, переписанных Митрохиным. Курировать Арафата был назначен офицер КГБ Василий Самойленко. Параллельно был завербован Рифат Абу Ун, один из приближенных Арафата , получивший позывной "Жирар".

Однако на первом этапе значительно большую поддержку КГБ получали боевики НФОП под командованием Джорджа Хабаша и его заместителя Вадии Хадада ("Националист"). Последний был завербован в 1969 году, о чем Андропов лично доложил генсеку КПСС Леониду Брежневу: "Мы можем направлять деятельность НФОП в соответствии с интересами КГБ, сохраняя при этом полную секретность".

КГБ удовлетворило практически все запросы Хадада по поставке оружия за исключением ракет "земля-воздух". Большая часть поставленного палестинским террористам оружия ранее не поставлялась даже союзникам по Варшавскому договору. Часть поставок имела западное происхождение.

После неудачной попытки ликвидации Хадада агентами "Мосада" в 1970 году, о которой было доложено лично Брежневу, КГБ решило поручить ему похищение главы бейрутского отдела ЦРУ. В архивах Митрохина содержится подробное описание плана похищения. Американца планировалось из Бейрута через Баальбек доставить в Сирию, в секретное убежище КГБ в районе Забадани. В итоге эта операция сорвалась, однако по указанию КГБ люди Хадада похитили несколько других граждан США, подозревавшихся в работе на ЦРУ.

На КГБ работал и другой лидер НФОП Ахмад Юнис ("Таркиш"), осуществивший покушение на посла США в Ливане Френсиса Малоя в 1976 году.

Согласно архивным документам, при поддержке КГБ были осуществлены нападение на офисы авиакомпании "Эль-Аль" в аэропорту Афин, взрывы в израильских учреждениях, подрыв принадлежавшего одной из американских компаний нефтепровода.

На основании архива Митрохина Бергман рассказывает о сотрудничестве НФОП с восточно-германской разведкой "Штази", занимавшейся подготовкой палестинских боевиков и снабжением их оружием. Совместно со "Штази" и КГБ люди Хадада планировали операцию "Насос" по подрыву израильского танкера, перевозившего иранскую нефть. Атака танкера Coral C была осуществлена 9 июня 1971 года в Баб-эль-Мандебском проливе. По судну были выпущены 9 противотанковых ракет, что привело к сильному возгоранию. Однако экипажу во главе с капитаном Маркусом Мосхосом удалось спасти горящий танкер. Мосхос стал единственным иностранцем, награжденным израильской медалью "За отличие".

Бергман отмечает, что в "Штази" презирали палестинцев, называя их "сожительствующими с верблюдами".

Посредничало КГБ и в отношениях между палестинцами и леворадикальными европейскими организациями, такими как "Красные бригады" и "Бадер Майнхоф". Это сотрудничество привело к атаке на израильский самолет в Кении в 1976 году и к похищению самолета Air France в столице Уганды.

Сотрудничество КГБ с Хададом продолжалось до 1978 года, когда он был отравлен и умер в одном из госпиталей Берлина.

Документы свидетельствуют, что с КГБ работали лидер ДФОП Наиф Хауатмэ ("Инженер") и лидер НФОП-ГК Ахмад Джибриль ("Майоров"). Одним из ценных активов КГБ был лидер боевого крыла ФАТХ Халиль аль-Уазир, известный также как Абу Джихад.

С 1973 года активизируется контакт между КГБ и "Организацией освобождения Палестины" ООП. Через Салаха Халифа, известного как Абу Ияд (кодовое имя "Кочубей") ООП получает оружие, поставляя взамен развединформацию о Египте, Саудовской Аравии, Алжире и других арабских странах.

Однако если "Кочубея" в Москве ценили, то о его людях в КГБ были невысокого мнения. Кураторы школы КГБ жаловались на пьянство, сексуальные преступления, низкий общий уровень умственного развития присланных к ним курсантов. Из 194 человек были отчислены 13. По словам кураторов, если придерживаться тех же критериев, по которым работали с другими курсантами, отчисленных было бы более половины.

В руководстве ООП советской разведкой были завербованы две важные фигуры. Одной из них был Ясир Абд Рабо. Второй фигурой был будущий председатель ПНА Махмуд Аббас. Согласно архиву, вербовка Аббаса началась в 1979 году, когда тот приехал в Москву учиться в университете Дружбы народов. При этом Бергман подчеркивает, что если Абд Рабо значится в архивах как информатор, то Аббас был именно агентом КГБ.

Отметим, что многие сведения, изложенные в статье Ронена Бергмана, были известны и ранее. Но публикация, цитируемая нами, является одним из наиболее подробных материалов на тему связей КГБ и палестинского террора.