Кровавый Рамадан

30 июля, 09:18
Виртуальное планирование и успех глобальной террористической кампании ISIS

Теракты, которые на первый взгляд кажутся разрозненными и не связанными между собой могут на деле оказаться компонентами более широкой кампании. Атакующие, казалось бы, действуют в одиночку но на самом деле, являются членами единой подпольной сети.

В конце мая 2016 года Исламское Государство выпустило аудиообращение Абу Мухаммеда аль-Аднани, посвященное приближающемуся Рамадану Аднани призвал своих сторонников превратить Рамадан в месяц катаклизмов и отчаяния для неверных по всему миру . Он призвал всех правоверных, намеревавшихся совершить хиджру (эмиграцию в халифат) вместо этого атаковать в своих собственных странах. Обращение стало мерзким предвестием того, что произошло в реальности. Террористы, действовавшие от имени ISIS атаковали во многих странах. Атаки в Стамбуле, Дакке, Орландо, Багдаде, Ницце повлекли за собой сотни смертей после того, как удары были нанесены по аэропортам, ресторанам, ночным клубам и торговым центрам.

Многие выражают скепсис и полагают, что роль ISIS была ограничена идеологическим вдохновением и подстрекательством к атакам так называемых волков-одиночек , или стай волков, которые откликнулись на призыв Аднани но в реальности не контролировались оперативниками ISIS.

Но появляется все больше и больше доказательств того, что наступление Рамадана было спланированной и намеренной кампанией ISIS. Несмотря на то, что некоторые террористы могли действовать по собственной инициативе, весьма вероятно, что халифат сыграл кардинальную роль в организации большинства атак. Некоторые из них в Багдаде и Стамбуле были совершены с указания центра и с использованием каналов и сетей ISIS. Туда были посланы обученные и опытные оперативники. Другие стали продуктом сотрудничества локальных джихадистских сетей с оперативниками ISIS в Ираке и Сирии, которые управляли атаками дистанционно. Благодаря комбинации этого централизованного и виртуального планирования, ISIS удалось организовать беспрецедентную волну атак.

И это модель, которую ISIS постарается повторит в будущем.

Острие Копья

Кампания Рамадана носит все признаки мероприятия, спланированного Амн аль-Харидж, секретного крыла внешних операций Исламского Государства, ответственного за шпионаж и террористическую активность за пределами территории халифата. Его возглавляет загадочный француз, известный только по кличке Абу Сулейман аль-Фаранси. Амн аль-Харадж создала внушительную зарубежную инфраструктуру, которая позволяет ей координировать террористические атаки по всему миру. Предполагается, что Фаранси сыграл ключевую роль в подготовке парижских атак в ноябре 2015, направлял кадры для координации террористических атак в различных и совершенно различных регионах от Европы и до Юго-Восточной Азии. Командиры на этих различных театрах центры притяжения в Амн аль-Харадж, и сыграли особую роль в кампании Рамадана, направляя операции и давая указания местных сетям.

До мартовских атак в Брюсселе в марте 2016 года относительно мало было известно о структуре Амн аль-Харадж на различных театрах. У руля европейской сети стоит Салим Бенгхалем, который служил охранником в одной из тюрем ISIS в Сирии, до того , как поднялся в структурах Амн аль-Харадж. Его заместителем является Фабьен Клэйн, француз принявший ислам, человек, выбравший Батаклан в качестве основной цели ноябрьских атак в Париже. Два этих функционера, предположительно находящихся в Сирии или Ираке, добились впечатляющих успехов по внедрению своих оперативников и сетей в Европу.

Кампания Рамадана также сорвала завесу в внешних сетей ISIS в других частях мира. Атака 28 июня в аэропорту Стамбула, как представляется, была спланирована и скоординирована опытным, базирующимся в Сирии оперативником. По данным турецкой полиции, ее организатором был Ахмет Чатаев, чеченский боевик, бывший член Кавказского Эмирата, проживающий сейчас на территории халифата. В 2015 было установлено, что Чатаев занят подготовкой и переброской русскоязычных боевиков в Россию для совершения атак против нее. Между тем, три террориста, атаковавшие в Стамбуле, приехали в Турцию из Ракки за месяц до атаки и привезли с собой взрывные устройства и пояса шахидов. Это оставляет мало сомнений в том, что речь идет об атаке, спланированной в центре Исламского Государства.

Роль Чатыева в стамбульской атаке сигнал об изменении характера внешних операций Исламского Государства в Турции. Раньше они координировались турецкой сетью ISIS, которую возглавляли граждане Турции, включая бывшего оперативника аль-Каиды Халиса Байанчука (Абу Ханзала) и Мустафу Докумачи, который управлял сетью в провинции Адийаман. Появление Чатаева показывает, что ISIS теперь использует в Турции русскоязычных боевиков. Турецкая разведка предполагает, что теперь боевики ISIS выходцы с Кавказа и из Азербайджана теперь будут применяться и в Турции, и в Азербайджане.

Заявления сотрудников спецслужб показывают, что атаки в ближнем зарубежье ISIS атаки также контролировались оперативниками, находившимися на территории халифата. Пресс-представитель саудовского МВД заявил, что три смертника, взорвавшиеся в Саудовской Аравии 4 июля были посланы оперативниками из Сирии, а пояса шахидов были изготовлены за границей. Восемь смертников, взорвавшихся 27 июня в ливанском городе аль-Каа пришли из Сирии.

Атаки в Ливане, Саудовской Аравии и Турции ясно демонстрируют оперативные возможности ISIS в ближнем зарубежье. ISIS выстроила мощные сети по всем странам Ближнего Востока используя как локальные возможности рекрутинга, так и посылая оперативников из халифата с целью организации и направления этих сетей. Лидеры Амн аль-Харадж находятся в прямом контакте со своими ячейками за границей, и кампания Рамадана выявила потенциал мобилизации ISIS для осуществления подобного рода операций.

Виртуальные проектировщики

Кампания Рамадана осветила подход Исламского Государства к координации и направлению атак по всему миру. В регионах, удаленных от территориальных бастионов ISIS, возможности халифата, в некоторой степени ограничены. Поэтому ISIS занимается тем, что можно охарактеризовать как виртуальное планирование: базирующиеся в Сирии боевики координируют атаки с помощью средств он-лайн коммуникаций в тех странах, выходцами из которых они являются. Несмотря на то, что ISIS таким образом частично жертвует контролем из-за подобного подхода, модель виртуального планирования в значительной степени расширяет оперативный масштаб действий халифата.

Неудачная попытка ISIS координировать атаку в Индии во время Рамадана предоставляет пример подобного виртуального планирования. В конце июня индийские службы безопасности разгромили ячейку ISIS в Хайдарабаде, арестовав пять индивидов, захватив взрывчатку, оружие и химические вещества. После ареста полиция выяснила, что группа планировала серию налетов на полицейские станции, торговые центры, храмы и другие цели.

Группа была в контакте с Шафи Армаром (Юсеф аль-Хинди), бывшим членом Индийских Муджахеддинов и главой Ансар а-Тафхид, крылом ISIS в Юго-Восточной Азии. По данным индийских властей. Армар, находящийся на территории Сирии и Ирака, проинструктировал группу использовать TATP, ту же взрывчатку, которая была применена и в Париже, и в Брюсселе, и разработать план отхода. Члены хайдарабадской группы отправили Армару письмо, в котором принесли клятву верности Абу Бакру аль-Багдади.

Участие Армара в заговоре в Хайдарабаде иллюстрация того, как виртуальные проектировщики управляют атаками в дальнем зарубежье. Его контакты с вербовщиками ISIS в Индии позволили ему определить потенциальных кандидатов на выполнение миссии. Он предоставил ячейке оперативную и техническую помощь, снабдил ее инструкциями по изготовлению взрывных устройств и помог составить общий план атак. Провал ячейки иллюстрируют главное препятствие виртуального планирования: местные сети, члены которых не прошли курсы реальной террористической подготовки, не всегда оказываются в состоянии выполнить инструкции своих наставников ( в дополнение к этому, виртуальное планирование делает такие сети более уязвимыми для выявления средствами электронной и компьютерной разведки). Тем не менее, способность Армара управлять сетями внутри Индии показывает потенциал виртуального планирования. Армар также может оказаться ответственным за атаку в Holey Artisan Bakery в Дакке в начале июля. ISIS взял на себя ответственность за нее еще когда она не окончилась что означает, что о ней в халифате знали заранее.

Виртуальное планирование было использовано при планировании атак в Малайзии в конце июня два боевика закидали гранатами ночной клуб в штате Селенгор. Они получили приказы от Мухаммеда Ваннди Мухаммеда Джеди, малайзийского оперативника ISIS, базирующегося в Сирии. Он появлялся в многочисленных пропагандистских видео ISIS, в том числе в одном, где он обезглавливает сирийца. В начале июля смертник подорвался на станции полиции в индонезийском городе Соло. Он получил инструкции по интернету об изготовлении взрывных устройств от Барама Наима, индонезийского боевика в Сирии. Наим один из лидеров южноазиатского крыла ISIS. Ранее он руководил атакой в Джакарте в январе 2016 года. Ни в Малайзии, ни в Индонезии атаки не привели к человеческим жертвам что еще раз подчеркивает ограниченность возможностей виртуального планирования. Но успех ISIS уже в самой возможности мобилизации сетей, находящихся за тысячи километров от базы халифата. И не все эти атаки заканчиваются провалом.

Профессиональная сеть

Кампания Рамадана представляла собой серию заранее продуманных и скоординированных атак. Очевидно наличие фундаментальных различий между операциями спланированными в центре (как атака в аэропорту Стамбула) и атак, координирующихся виртуальными проектировщики. Последние, теоретически, являются менее профессиональными и менее летальными. Но обращает на себя внимание и вызывает крайнюю обеспокоенность то, какое количество этих атак ясно связано с Амр аль-Харидж. Способность группы использовать шифрованные он-лайн приложения для коммуникаций для контакта с оперативниками за границей оставляет открытой возможность того, что далеко не все подобные связи выявлены.

В сущности, ISIS оперирует профессиональным крылом зарубежных операций, направляющим и координирующим атаки по всему миру. Теракты, которые на первый взгляд кажутся разрозненными и не связанными между собой могут на деле оказаться компонентами более широкой кампании. Атакующие, казалось бы, действуют в одиночку но на самом деле, являются членами единой подпольной сети.

Расследуя мерзкое преступление в Ницце, мы должны об этом помнить.

Bloody Ramadan: How the Islamic State Coordinated a Global Terrorist Campaign
Daveed Gartenstein-Ross and Nathaniel Barr
July 20, 2016