Почему власти не замечали «центр европейского джихадизма»

27 марта, 14:04
Журналистка Инд Фрайхи, автор только что вышедшей книги «Погружение в Моленбек. Расследование, которое должно было нас предупредить» удивляется, почему бельгийские власти бездействовали

Журналистка Инд Фрайхи, автор только что вышедшей книги Погружение в Моленбек. Расследование, которое должно было нас предупредить удивляется, почему бельгийские власти бездействовали хотя четкие сигналы из брюссельской коммуны Моленбек посылались давно: начиная, как минимум с терактов в Мадриде (2004).

Моленбек это одна из 19 коммун брюссельского региона, которую часто называют центром европейского джихадизма. Именно в Моленбеке готовились парижские теракты, именно здесь на минувшей неделе арестовали одного из их организаторов и участников Салаха Абдеслама. И именно после его ареста произошли теракты в брюссельском аэропорту и в метро.

Журналистка Инд Фрайхи (Hind Fraihi) написала исследование, посвященное Моленбеку еще десять лет назад, в 2006-м. Сейчас она спрашивает, почему власти, прекрасно зная о том, что происходит в этом районе, ничего не предпринимали.

Джихадисты из Моленбека причастны и к терактам в Мадриде, которые произошли в марте 2004 года и к расстрелу людей в Еврейском музее в Брюсселе в мае 2014 и к попытке теракта в поезде Амстердам-Париж в августе 2015.

Власти должны были услышать предыдущие сигналы тревоги , возмущается Инд Фрайхи. Не видеть происходящего можно было только при большом желании: публикации о том, что нужно убивать евреев и любых неверных распространялись в открытую: в мечетях легальных и подпольных, в книжных магазинах, в ассоциациях.

Как пример журналистка приводит т.н. Бельгийский исламский центр , основанный в 1997 году и возглавляемый сирийским шейхом по имени Айяши Бассам. Центр давно известен как место вербовки т.н. бойцов джихада , но бельгийское правительство, ограничиваясь полумерами по снижению его активности , так никогда его и не закрыло.

Бездействию властей есть несколько объяснений, говорит журналистка: во-первых, мы уперлись в стену политкорректности , когда нельзя сказать ничего негативного, если дело касается ислама, иммиграции и интеграции тебя сразу же обвинят в исламофобии и расизме . Во-вторых, политики заигрывают с представителями компактно проживающих национальных общин просто ради продвижения на выборах. И закрывают глаза на многие вещи: например, не видят , что в районе действует радикальный проповедник, который собирает вокруг себя кружок радикалов, многие из которых уже прошли боевое крещение .

И если раньше европейские джихадисты считали своей целью только войну за веру за пределами Европы в Афганистане или в Чечне, то теперь, они возвращаются из Ливии, Ирака и Сирии с четкой идеей совершить теракты на европейской земле.

Помимо того, что власти показательно слепы и нелюбопытны, они еще и ленивы: и ничего не предпринимают для того, чтобы предложить жителям районов вроде Моленбека какую-нибудь захватывающую, но мирную альтернативу. Речь идет не только о материальном: о вакансиях и о пособиях, но и об идеологии.

Известно, что люди в основном стремятся найти хоть какое-то оправдание своему существованию и что человек животное коллективное. Но никакой объединяющей идеологии или цели у Европы сейчас нет, жалуется Фрайхи. Каждый сам за себя. И террористическая группировка Исламское государство отлично этим пользуется, предлагая заброшенной молодежи из трудных кварталов бредовую и страшную, но общую и четкую цель.

И если мы срочно не придумаем, что этому противопоставить, то вскоре будем вспоминать нынешние времена как старые добрые относительно спокойные, опасается журналистка.