Терроризм и ускорение истории Европы

История Европы сегодня переживает такое ускорение, свидетелем которого вряд ли удавалось быть одному поколению.

История Европы сегодня переживает такое ускорение, свидетелем которого вряд ли удавалось быть одному поколению. Конечно, еще слишком рано говорить о его значении и природе, или предполагать, каков будет финал. И, к несчастью, скорее всего речь идет о большой трагедии, которая только началась.

После Brexit нет передышки

Парадоксальным образом, но именно демократия стала причиной одного из самых неприятных испытаний европейской демократии. После Brexit Европа внезапно очнулась от счастливого сна. Вдруг она осознала, что весь белый хлеб съеден. Люди перестали прятать свое ощущение того, что количество недостатков Европейского Союза превосходит количество преимуществ, которые он с собой несет.

Европа, которая только вчера была очевидной для каждого автострадой в будущее народов и цивилизаций, сегодня превратилась в сомнительный лабиринт.

И после этого вернулся терроризм.

Ницца и агония мультикултурализма.

После атаки в Ницце реакция народа была неопределенной и неоднозначной. Языки развязались. Начали звучать слова, которые раньше многих напрягали и расстраивали. Задаются вопросы о политическом проекте ислама. Критикуется способность государства защищать своих граждан. Идеология единства любой ценой больше не работает.

Быстро все почувствовали что это переломный момент нашей истории. Постепенно, рыдания белого человека смолкли, слезы высохли и появилось, место для пока еще робкой, но многообещающей реакции идентичности: Европейская цивилизация должна дать отпор варварству . Она должна утверждать свои ценности, а не уступать. И те, кто поселился здесь, обязаны эти ценности принять.

Мюнхен и неизвестность

Расстрел в мюнхенском торговом центре еще не продемонстрировал своего эффекта. Немцы очнулись в мире, где трагедия может произойти в любом месте.

Каково будет воздействие этого (или следующего) эпизода на то, как немцы а значит и вся Европа понимают происходящее? Никто не знает но реакция может быть ужасной. За исключением хорового пения французских германофилов, уверенных в том, что немцы изменились , в реальности никто не знает, какие демоны будут разбужены такими событиями.

Проснется ли Европа?

Разворачивающаяся на наших глазах трагедия напоминает современную форму испытания по закону франков. В руки обвиняемому давали раскаленное железо с тем, чтобы он сказал истину. Трагедия терроризма это испытание для европейского сознания. Европа теоретический взгляд высоколобых интеллектуалов и технократов, отрезанных от реальности? Или это все же та реальность, в которой живут населяющие континент люди? Европе придется отреагировать на угрозы , встающие перед ней в скоординированной манере. Народ требует радикальной трансформации европейского проекта: меньше бюрократии, больше действий и безопасности.

Европа должна очнуться на краю пропасти

В данном случае, у Европы нет выбора. Построение Союза,с его прислужницей бюрократией привело к оцепенению боевого духа европейцев. Люди, простые европейцы на улицах, будут последним бастионом перед лицом возникшей угрозы. Оно существует европейское сознание, погребенное глубоко в нашей дальней памяти историческая память о двадцати пяти столетиях, предшествовавших нашему. И это память о том, какие методы необходимы для выживания, и как надо защищаться от пришельцев.

Помнят ли сегодняшние европейцы об этом своем наследии? Готовы ли они продолжить эти традиции?

Европа не вчера столкнулась с исламом

Болезненные отношения с исламом не являются чем-то новым для европейцев. Вторжение в Испанию, битва при Туре, османская угроза отточили до совершенства реакцию Запада на джихад. В нас столетиями войн выкована решимость и уверенность. Без сомнений, эту решимость иногда похищали , и по этой дороге пытались идти вспять. Но факт остается фактом появление исламского политического проекта на территории ЕС не является чем-то новым и мы знаем, что мы можем ему противостоять.

Европа должна действовать

Это противодействие должно означать изменение курса. И это изменение будет основано на утверждении европейского самосознания столь древнего, но и столь нового по своей природе. У европейцев больше нет выбора. Они должны повернуться спиной к бестелесной, абстрактной и миролюбивой политической конструкции. Им придется снова окунуться в трагедию жизни в процветающем аппендиксе мира страданий.

Европейцам придется забыть о построении общего, и включить долговременную память истинный континентальный проект, основанный на уважении индивидуальных свобод и сохранении собственной модели развития. Мы бы предпочли сохранять мир но война пришла к нам.

Munich apr s Nice : combien de temps l Europe pourra-t-elle tenir sans accepter qu elle est bel et bien engag e dans une v ritable guerre ?

ric Verhaeghe 23 juillet 2016