Империя хунну, вторжение кочевников в Китай

Рассказывая о династии Хань нельзя не упомянуть о хунну или гуннах, которые были настоящим бичом для китайцев. Военные стычки и грабительские набеги, конечно, имели место и до и после ханьцев, но именно тогда это приобрело самый ожесточённый оттенок.

Хунно-китайские войны являются частью многотысячелетнего противостояния Китая и окружавших его «варварских» народов. Истоки этого конфликта уходят в глубокую древность. В III—II тысячелетии до н. э. в долине реки Хуанхэ происходил процесс формирования древнекитайского государства. Согласно китайским источникам, когда династия Ся была свергнута (вспоминаем соответствующую статью) и к власти пришла династия Шан. Сын последнего царя из династии Ся бежал в северные степи, где жили северные варвары «ху». Легенда гласит, что потомки его подданных смешались с племенами ханьюнь и хуньюй на северной окраине Гоби, таким образом появились предки хунну. Данные палеоантропологии свидетельствуют о том, что в это время на южной окраине Гоби действительно происходило смешение европейского короткоголового типа с монголоидным узколицым, китайским. Итак, в этот период происходит формирование античного Китая и переселение прото-хунну через пустыню Гоби.

[igm:2]

Далее следует провал в китайских источниках с 1600 годов до н.э. до 822 года до н.э., так как хунну жили на северной окраине Гоби и сведения о них не доходили до Китая.

Судя по антропологическим находкам, происходит смешение прото-хуннов с европеоидными племенами. Происходит оформление традиций, быта, появление кочевого скотоводства. К XIII веку до н. э. происходит оформление родового строя хунну. Нет сведений о конфликтах с Шан, наоборот, в хуннских захоронениях обнаружено много бронзовых изделий из Шаньского Китая. У хунну сохранились некоторые традиции искусства эпохи Шан, забытые в самом Китае.

Хунну окрепли и начали распространять своё влияние на другие племена. На северо-западе они продвинулись до оазиса Хами, на юго-западе — до озера Лобнор, на севере — до динлинов, на юге — до Хэбэя. На востоке хунну граничили с дунху, предками монголов. По данным археологии нельзя судить о том, как складывались отношения хунну с окружающими народами. Но, по крайней мере, можно выделить круг археологических культур и народов, с которыми соприкасались хунну: сибирские племена на севере, динлины на северо-западе, индоевропейцы на юго-западе, дунху на востоке.

На юге соседями хунну были жуны, принадлежность которых неизвестна, поскольку они исчезли полностью к середине I тысячелетия н. э., остатки смешались с разными народами. Китайцы описывали жунов как рыжеволосых людей высокого роста и со светлыми глазами, живущих в горах родоплеменным строем.

Первый исторически достоверный конфликт Китая с хунну описан в одной из песен Ши-Цзин. В июле 823 года до н. э. (во времена династии Чжоу) хунну неожиданно вторглись в Китай и захватили несколько городов. Тогдашний правитель Сюань ван собрал внушительное войско и разгромил хунну.

Неизвестно, насколько серьёзным был этот конфликт, но больше хунну на Чжоу не нападали. Правители Чжоу в основном воевали с жунами и уничтожали слабоорганизованные племена по очереди. В результате жуны были частью уничтожены, частью смешались с китайцами и другими народами

[igm:3]

В VIII веке до н. э. дом Чжоу ослаб и централизованная власть в Китае окончательно исчезла. Возвысились могучие княжеские дома. Феодальные владения укрупнялись, становились царствами и вступали в борьбу друг с другом. Наступил Период Сражающихся царств.

Победы над жунами привели к тому, что китайские царства стали граничить с кочевниками: хунну и дунху. В особой опасности находилось царство Чжао. В 307 году до н. э. Улин-ван, царь Чжао, строит крепость Яймынь и оборонительную стену у подножья гор Иньшань. В царстве Янь полководец Цинь Кай строит оборонительную стену. Оборонительные стены не избавляют царства от набегов хунну. Медленные колесницы не годились для противодействия конным лучникам хунну, поэтому в царствах начинает появляться лёгкая кавалерия.

Тактика хунну заключалась в молниеносных набегах и грабеже неукреплённых поселений. Столкновения с китайской армией хунну вынести не могли, так как сражались без доспехов и были уязвимы в ближнем бою. Талантливый полководец из Чжао Ли Му окружил войско хуннского шаньюя и уничтожил его.

Объединитель Китая Цинь Шихуанди отогнал хунну от своих границ и чтобы навсегда обезопасить державу, приказал построить Великую Стену. Хотя на содержание боеспособности этого сооружения уходило больше ресурсов, чем грабили хунну.

Хунну несли потери на западе в боях с юэчжами, на востоке откололись дунху, на юге циньская армия отогнала хунну от Ордоса. В это время у хунну правителем был шаньюй Тоумань.

[igm:4]

Говоря о хунну, нужно вспомнить такого человека как Модэ, ибо о нём слышали очень многие, даже часто далёкие от истории, люди.

Шаньюй Модэ был старшим сыном шаньюя Тоуманя. Отец не любил сына и отдал его в заложники к юэчжам, а наследником объявил младшего сына от второй жены. Тоумань напал на юэчжей, рассчитывая на то, что они убьют Модэ, но тот украл коня и вернулся к хунну. Тоумань, восхищённый сыном, дал Модэ 10 000 конных лучников.

Модэ стал тренировать своих воинов стрелять одновременно и только по своей команде. Он решил покончить с отцом, но сначала решил испытать своих воинов. Модэ изготовил свистящую стрелу и под страхом смерти приказал каждому воину стрелять туда, куда он посылал свою свистящую стрелу:

Модэ сам пустил свистунку в своего аргамака. Некоторые из приближённых не смели стрелять, и Модэ немедленно не стрелявшим в аргамака отрубил головы. Спустя некоторое время Модэ опять сам пустил свистунку в любимую жену свою, некоторые из приближённых ужаснулись и не смели стрелять. Модэ и им отрубил головы. Ещё по прошествии некоторого времени Модэ выехал на охоту и пустил свистунку в шаньюева аргамака. Приближённые все туда же пустили стрелы. Из сего Модэ увидел, что он может употреблять своих приближённых. Следуя за отцом своим шаньюем Тоуманем на охоту, он пустил свистунку в Тоуманя; приближённые также пустили стрелы в шаньюя Тоуманя.

— Бичурин Н. Я. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена».

Модэ казнил мачеху, младшего брата и всех старейшин, которые ему не повиновались. В 209 году до н. э. Модэ стал шаньюем хунну.

Дунху решили, что у хунну началась междоусобица, и потребовали отдать им часть хуннских земель. Старейшины хунну готовы были согласиться, но Модэ отрубил им головы и сам пошёл войной на дунху. Дунху были разбиты и переселились в горы. Модэ не стал останавливаться и повёл войско на запад, где напал на юэчжей.

В 204 году до н. э. были покорены племена лоуфань и баянь в Ордосе и совершены первые, пробные, набеги на Китай. Модэ создал хуннскую державу из 24 родов и собрал войско из 300 000 конников.

С 203 года до н. э. Модэ вёл войны с соседними племенами. Были завоёваны: хуньюи (родичи хунну), динлины, енисейские кыргызы, цайли. В 201 году до н. э. Модэ напал на ослабленный гражданской войной Китай. Была захвачена крепость Маи, а комендант Хань Син перешёл к хунну. Зимой 200 года до н. э. хунну вошли в Шаньси, в опасности оказался город Цзиньян. Император Гао-цзу лично повёл своё войско в 320 000 воинов против Модэ. Обманным отступлением, Модэ окружил императора и авангард ханьской армии в деревне Байдын, близ города Пинчен. После семи дней боёв китайцы начали переговоры с Модэ. Модэ заподозрил некоторых своих подданных в измене и потому выпустил окружённых, согласившись на мирный договор. В 198 году до н. э. был заключён Договор Мира и Родства. Хуннское войско покинуло Китай.

[igm:5]

После заключения договора шаньюй поддерживал мятежных князей: Хань Синя, Чэнь Си, Лу Гуана. В 192 году до н. э. шаньюй Модэ предложил вдовствующей императрице Люй-хоу заключить брак. Китайские власти ответили вежливым отказом, чем шаньюй был доволен. Хунну завязли в тяжёлой войне с юэчжами. В 177 году до н. э. Чжуки-князь (титул у хунну) напал на Китай. Император Вэнь-ди отправил 85 000 конных воинов на борьбу с хунну, которые отступили в степь, а восстание воеводы Син Гюя помешало китайцам преследовать их. Посольство от Модэ объявило, что князь действовал без приказа шаньюя и в наказание отправлен на войну с юэчжами. Хунну победили юэчжей и присоединили земли нынешнего Восточного Туркестана, Усунь и вступили в союз с некоторыми родами тибетцев-кянов.

По мере ослабления ханьской державы её правители стали привлекать вождей хунну для охраны северных пределов Китая. Эти вооружённые формирования не раз поднимали оружие против самих китайцев. Их вмешательство во внутренние дела Китая стало особенно активным после падения империи Хань и наступления периода Троецарствия. В 304 г. один из южно-хуннских военачальников, Лю Юань, провозгласил себя шаньюем всех хуннских федератов и императором государства Северная Хань. Право на это ему давало происхождение (по женской линии) от ханьских императоров Китая. В 329 г. династия Лю Юаня была свергнута другим хуннским военачальником Ши Лэ. В IV—V веках южные хунну основали на территории Северного Китая государства:

Северная Хань (304—318)

Ранняя Чжао (318—329; иногда объединяется с Северной Хань в одно государство Хань Чжао)

Поздняя Чжао (319—351)

Северная Лян или Хэси (397—439)

Ся (407—431)

Вторжения разрозненных отрядов хунну в китайские пределы продолжались на протяжении IV в., однако после V в. их имя уже не упоминается в китайских источниках.

В качестве эпилога можно прийти к интересному выводу. Китайцам редко удавалось успешно отбивать атаки тех, кто с ними воевал. Мешали размеры и медлительный бюрократический аппарат, которые не позволяли быстро реагировать. И это не считая постоянных гражданских войн, которые также не добавляли устойчивости стране. Но вот что интересно. Когда захватчики завоёвывали Китай, то китайцев всегда было в десятки, если не в сотни раз больше, чем собственно захватчиков. И в итоге захватчики рано или поздно буквально растворялись в нём. Те же хунну перестали быть таковыми, так как они смешались с китайцами так сильно, что стали неотличимы от них. И как показала история, это не единичный случай. Воинственные племена приходили, но не возвращались, так как Китай поглощал их без остатка.

Звучит как сценарий для хорошего фильма ужасов...