PromoPromo

МН17: Кремль еще никогда не заходил так далеко

2 ноября, 14:21
Если заглянуть на два года в прошлое, когда Россия уже аннексировала Крым и спокойно готовила гражданскую войну в Украине, возникает желание сказать, что раньше все было проще.

Если заглянуть на два года в прошлое, когда Россия уже аннексировала Крым и спокойно готовила гражданскую войну в Украине, возникает желание сказать, что раньше все было проще.

Хотя едва ли таким уж простым: еще до падения сбитого в небе над Украиной рейса МН17 Malaysia Airlines российские власти публично солгали о роли их спецподразделений во взятии Крыма. Кремлевские СМИ начали распространять безумные слухи и ложные сведения, например, о расправе украинских военных над трехлетним мальчиком.

Однако катастрофа МН17 (она ужаснула весь мир, а международное следствие до сих пор пытается установить хотя бы подобие истины), по всей видимости, стала поворотным моментом для российской машины дезинформации: весь государственный аппарат впервые был задействован для того, чтобы убедить мир в верности подложной версии событий, несмотря на множество подтверждений обратного.

Дискредитировать тех, кто обвиняет Россию

Хотя Россия в прошлом не раз бывала причастна к дезинформации, ситуация после катастрофы МН17 стала настоящим примером использования различных информационных каналов для достижения одной общей цели: дискредитации тех, кто утверждают, что Москва причастна к случившемуся. Интернет-тролли, хакеры, купленные Кремлем СМИ, госчиновники, ветераны, официальные представители институтов, анонимные программисты…

Все они объединяют силы для нападок на следователей и фальсификации доказательств. Эта дезинформационная кампания достигла поистине беспрецедентных масштабов и вышла на новый, пугающий уровень, который пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал «информационной войной с законодателями моды в информационном пространстве».

Кстати говоря, с тех пор она все еще не сбавляет оборотов: отработанные в следствии по МН17 методики использовались для отрицания причастности России к другим роковым инцидентам, не только в Украине, но и в Сирии. Это не говоря уже о недавнем уничтожении ооновского гуманитарного конвоя, которое Россия попыталась выставить результатом артиллерийского обстрела со стороны мятежников или саботажа.

Падение малазийского лайнера стало роковым ударом по имиджу России. До катастрофы были приняты точечные санкции против ряда российских чиновников из-за аннексии Крыма, однако никто на Западе и прежде всего в Европейском Союзе не хотел идти дальше.

Складывалось впечатление, что проблемы Украины хотя бы отчасти лежали на его совести, и что речь шла о локальном конфликте, который не должен испортить более глобальные отношения. Однако уничтожение самолета с 298 людьми на борту превратило локальный конфликт в проблему мирового масштаба.

Кремль с самого начала позиционировал себя главным защитником и покровителем сепаратистов с востока Украины.

Украинское правительство заявило, что сепаратисты сбили самолет, потому что приняли его за военный транспортник, и обвинило Россию в передаче им ракетного комплекса «Бук». Эта версия получила большой резонанс в напряженной международной обстановке после незаконной аннексии Россией Крыма четырьмя месяцами ранее.

Россия выстроила собственную теорию

Несколько дней российское правительство вело себя почти нерешительно. Первые официальные заявления прозвучали весьма сдержанно с учетом привычек Кремля: там подчеркнули, что Украине необходимо приложить больше усилий для прекращения боев, и потребовали проведения международного расследования. Нам остается только догадываться о том, какие разговоры шли в Кремле в этот критический период.

Но уже через четыре дня после трагедии стало ясно, что Россия взяла на вооружение новую стратегию. Она решила представить собственную версию случившегося и держаться за нее любой ценой, какой бы невероятной она ни казалась. И если потребуется использовать официальные органы для формирования «доказательств» этой теории, ничего страшного.

21 июля в ходе часовой пресс-конференции министр обороны сделал целый ряд заявлений. Прежде всего, российский радар засек поблизости от МН17 украинский Су-25. Далее, российские спутники установили присутствие в зоне украинских ракет «Бук».

Наконец, МВД Украины выложило видео с комплексом «Бук» на территории сепаратистов, однако оно якобы было снято на территории подконтрольной правительственным войскам. Тот факт, что все эти утверждения указывали на разные теории (самолет, ракета…), видимо, никого не смущал.

Более того, правительство, государственные СМИ, интернет-тролли и даже обычно не принимающий участия в информационной войне ВПК всячески их поддержали.

На июльской пресс-конференции министр представил «доказательства» своих противоречивых теорий. Прежде всего, в подтверждение идеи того, что украинский самолет мог сбить МН17, он подчеркнул, что российские радары засекли движение украинского Су-25 по направлению к лайнеру, и в подтверждение представил доказывающие его присутствие снимки.

Однако они были настолько некачественными, что наблюдатели сразу же поставили их под сомнение.

В конечном итоге гипотеза о причастности военного самолета была опровергнута международными следователями, которые указали на отсутствие признаков присутствия других самолетов в зоне катастрофы.

В прошлом месяце министерство (по крайней мере, частично) признало ложь, заявив, что у него есть новые данные с радаров, указывающие, что к МН17 не приближалось ничего, даже ракета, со стороны сепаратистов.

Ложные доказательства

Затем, чтобы подтвердить гипотезу о том, что самолет был сбит украинской, а не российской ракетой, Министерство обороны представило ряд «спутниковых снимков», которые должны были продемонстрировать присутствие украинских ракетных комплексов в зоне падения.

Фотографии опять-таки отличались крайне низким разрешением, однако их анализ журналисткой группой Bellingcat и Центром Джеймса Мартина при Миддлберийском институте международных исследований (там исследование проводилось с помощью криминологического ПО) показал, что они подверглись цифровой обработке.

Наконец, в качестве опровержения видео украинского правительства, на котором комплекс «Бук» движется через территорию сепаратистов, были представлены несколько скриншотов. В частности там указана табличка с адресом в Красноармейске, городе, который находится под контролем правительственных сил. Исследование Bellingcat показало, что в данном случае мы вновь имеем дело с подлогом.

Однако на проведение такого анализа требуется время: опровержения начали звучать лишь в середине 2015 года. Тем временем дезинформационная машина Кремля прилагала беспрецедентные усилия для защиты теорий «Су-25» и «украинского «Бука».

Гостелеканал RT буквально из кожи вон лез, чтобы создать Кремлю алиби, сосредоточившись на теории о Су-25. Там вышел документальный материал продолжительностью в 23 минуты об ударных возможностях украинского самолета.

В частности, были показаны учебные стрельбы, во время которых Су-25 уничтожает из пушки цели на земле. Следы от пуль сравнивались с тем, что было обнаружено на обломках МН17.

Кроме того, в эфир вышел репортаж, в котором механик с украинской военной базы под полиграфом рассказывает, что видел, как в день катастрофы самолет стартовал с полным комплектом вооружения, но затем вернулся уже без ракет воздух-воздух.

Канал также связался с несколькими отставными офицерами, чтобы подтвердить, что Су-25 (он предназначен для ударов по целям на земле или на небольшой высоте) действительно мог сбить МН17. В числе «экспертов» оказались бывший начальник штаба войсковой ПВО генерал-лейтенант Александр Маслов, отставной генерал Сергей Борисюк и бывший главнокомандующий ВВС Владимир Михайлов.

«Троллинг»

Одно время целая группа госслужащих пыталась подтвердить теорию украинского «Бука». В июне 2015 года (RT тогда еще продвигал историю с Су-25) госпредприятие «Алмаз-Антей» (производитель «Бука») созвало пресс-конференцию, на которой заявило, что МН17 действительно был сбит ракетой «Бук», однако та была выпущена с украинской территории.

Причем речь идет об оружии, которое уже не используется российской армией, но еще есть у украинской.

В октябре 2015 года компанией были представлены в доказательство данные баллистической экспертизы и впечатляющей симуляции в реальном масштабе, в ходе которой ракету «Бук» выпустили в фюзеляж самолета.

Если верить предприятию, международные следователи ошиблись с типом использованной ракеты, углом попадания в самолет и предположительным местом ее пуска. В «Алмаз-Антее» до сих пор держатся за эту версию, о чем они говорили еще месяц назад.

Параллельно с этим форумы и чаты наводнила волна анонимных сторонников российских теорий. Троллинг варьировался от простых оскорблений до конспирологии (например, о том, что катастрофа МН17 была заговором ЦРУ с целью свергнуть президента Путина). Троллей поддержала хакерская группа, которая попыталась взломать почту Bellingcat.

Дело дошло даже до несуразных «фейков» вроде записи разговора «агентов ЦРУ». Участвовавшим в нем актерам, наверное, стоило бы вручить награду за худшее в истории исполнение пропагандистской роли.

С советских времен Москва еще никогда не заходила так далеко в создании препятствий для правосудия. Тут по праву возникает вопрос: зачем она на это пошла и решила провернуть то же самое в Сирии?

Реакция россиян и мира

Нам неизвестно, что решил Кремль в период между катастрофой и пресс-конференцией Минобороны. Мы знаем лишь то, что падение МН17 превратило войну на Украине (тогда она была главным образом дипломатическим вопросом) в политический или даже криминальный пассив.

Как отреагировали бы российские избиратели, если бы подтвердилось, что правительство (а оно неизменно представляет себя безупречным символом национальной гордости) несет ответственность за гибель 298 невинных людей?

И как отреагировало бы международное сообщество, если бы выяснилось, что командная цепочка уходит в Кремль?

В этой связи будет интересно рассмотреть момент, когда российская дезинформационная машина начала работать в Сирии.

Стоит отметить, что она раскручивается в полную силу, как только возникает событие, которое можно представить или охарактеризовать как военное преступление, будь то удары по больнице, мечети или гуманитарному конвою.

Первый пример сирийских историй по образцу МН17 возник в конце октября 2015 года, через месяц с начала российских бомбардировок.

Россию обвинили в ударе по мечети в городе Джиср эш-Шугур в провинции Идлиб 1 октября, на второй день кампании.

Министерство обороны назвало это нагнетанием страстей и предоставило в подтверждение спутниковые снимки с нетронутым синим куполом мечети на западе города и огромной подписью «мечеть им.

Умара ибн аль-Хаттаба аль-Фарука», которая скрывала всю северную часть города. Это заявление опять-таки активно продвигалось RT и интернет-сайтом Sputnik, который особо подчеркнул слова министерства о том, что западные СМИ без конца публикуют лживые истории о том, что россияне якобы наносят авиаудары вслепую.

Эти «доказательства» были вновь опровергнуты в репортаже Bellingcat. Выяснилось, что использованное министерством название соответствовало сразу двум мечетям.

Мечеть аль-Фарука с синим куполом находится на западе города и осталась целой. В то же время мечеть Умара ибн аль-Хаттаба, которая, как утверждается, стала целью удара, располагается на севере города, который на фотографии Минобороны был полностью скрыт подписью.

2,5 года дезинформации

После недавней публикации обвинительного доклада Совместной следственной группы (ССГ), в котором утверждается, что попавшая в МН17 ракета была привезена на Украину из России, дезинформационная машина Кремля вновь переключилась на катастрофу.

Официальные представители Кремля подчеркнули, что ССГ не увидела связи между падением МН17 и Россией. МИД в свою очередь обвинил следователей в том, что ими движут политические соображения.

Вновь оказавшийся в фокусе внимания «Алмаз-Антей» представил собственную версию событий, которая опровергает все находки ССГ. Интернет-тролли в свою очередь возобновили в соцсетях нападки на всех тех, кто говорил о докладе.

Как мне кажется, пропагандистский аппарат России рано или поздно перенацелится обратно на текущую военную кампанию в Сирии.

В любом случае, 2,5 года дезинформации по поводу МН17 многое могут сказать нам о настрое Кремля.

Они показали, что российское правительство готово лгать и устраивать фальсификации, чтобы выпутаться из неприятной ситуации, даже если выдвинутые против него обвинения крайне серьезны.

Что в свою очередь заставляет задуматься о том, готов ли Кремль проявить умеренность и ответственность в конфликтах вроде того, что сейчас происходит в Сирии.

Самый тревожный вывод из ситуации с МН17 заключается в том, что пусть даже пропаганда Кремля подорвала доверие к нему на Западе, она помогла ему укрепить позиции в России.

Пока что никому еще не пришлось отвечать за гибель сотен невинных людей. Дело в том, что в ситуации с МН17 российский дезинформационный аппарат перешел Рубикон, и пока что это работает.