PromoPromo

На Украину надейся, но сам не плошай!

6 мая 2015, 14:00
В своём уповании на военную победу Украины российская оппозиция, похоже, забывает о том, что нужно что-то делать в собственной стране

Напряжённое внимание российской оппозиционной общественности к событиям в Украине обусловлено не только и не столько сочувствием к Украине, сколько желанием краха существующего российского режима.

Украина здесь представляется этаким утёсом, о который Кремлю предстоит разбить себе лоб.

Конечно, эти надежды отражают, прежде всего, собственную слабость российской оппозиции.

В принципе, желание неудачи авантюристической экспансионистской политики властей собственного государства есть не отрицание, а высшее и сознательное проявление патриотизма.

Ещё 160 лет назад, в Крымскую войну, даже некоторые российские «славянофилы» осознавали, что только поражение петербургского абсолютизма даст шанс на позитивное обновление России.

«Высадка союзников в Крым в 1854 году, последовавшие затем сражения при Альме и Инкермане и обложение Севастополя нас не слишком огорчили, ибо мы были убеждены, что даже поражения России сноснее и даже для неё и полезнее того положения, в котором она находилась в последнее время», – так характеризовал настроения своей среды известный «славянофильский» публицист Александр Кошелев.

Изрекаемые оппозиционными российские блоггерами прогнозы о скором возобновлении наступления российских войск в Донбассе часто есть не что иное, как выражение подспудного желания об обострении российско-украинского конфликта.

Ибо только в случае такого обострения появляется шанс, что Кремль потерпит чувствительное поражение.

Если нет активных военных действий, значит обстановка не меняется и Кремлю в принципе ничего не угрожает.

В своём уповании на военную победу Украины российская оппозиция, похоже, забывает о том, что нужно что-то делать в собственной стране.

Но мало этого. Украина в этом раскладе выступает лишь как средство насолить чужими руками и чужой кровью, нелюбимому режиму.

Такую позицию нельзя считать не только морально оправданной, но и прагматичной.

Мало того, что в случае реализации этих упований погибнет масса людей.

Оправдает ли Украина возлагаемые на неё надежды «остановить зло» в одиночку?

Увы, судя не только по украинской блогосфере, но и по тону сообщений её СМИ, Украина не производит впечатления страны, спокойно и деловито готовящейся к отражению военного вторжения.

Да, там, подобно российским оппозиционерам, тоже многие кричат о скором возобновлении российских атак. Даже называют сроки, которые неизменно проходят без предсказанных событий.

Всё это производит впечатление массовой истерики, если не сказать хуже – паники.

И не удивительно, если когда-нибудь выяснится, что источником этой паники, всякий раз выставляющей паникёров в смешном виде, является известная российская контора.

Совсем недавно украинские военные сообщили об уничтожении в одну ночь 170 российских военнослужащих.

Это сообщение подхватили и перепечатали многие украинские СМИ.

Причём – на фоне полного молчания мировых СМИ об активизации военных действий.

Трудно сказать, чьим «стилем» вдохновлялись создатели этой «новости» – ОРТ или Совинформбюро. Однако сам факт её появления и распространения показывает, что с боевым духом в Украине дело обстоит не лучшим образом. Иначе не пришлось бы раздувать эту заведомо ложную информацию.

Чтобы не быть голословным, процитирую слова известного журналиста Аркадия Бабченко, несравненно лучше меня осведомлённого в современных военных вопросах (запись в Фейсбуке от 5 ноября):

«Киев заявляет про эшелонированную оборону и готовность как к оптимистичным, так и к пессимистичным сценариям. Я не владею информацией изнутри, но со стороны никаких по-настоящему глубоких работ для качественного изменения ситуации заметно не было. Помимо проведения выборов и формирования политических партий и блоков есть задача, на мой взгляд, не менее, а может даже и более важная – сохранение страны как таковой.

Главная задача Украины сейчас – оборона. Не политика, не экономика, не сбор урожая – оборона. Пока в стране этого понимания, кажется, все еще нет.

Украина показывала свою слабость, как только могла. Вместо того, чтобы использовать перемирие для круглосуточного наращивания сил, Украина тратила время на внутриполитические дела. А в спортзал так и не пошла. В итоге противник приходит к выводу, что может напасть без катастрофических для себя последствий».

Если для российских оппозиционеров Украина – оплот свободы, то было бы глупостью или изменой в отношении неё надеяться на возобновление активной фазы войны.

Ибо в ней шансы на подавление оплота свободы, как минимум, не меньше, чем на крах кремлёвской политики.

Отсюда вытекает то, что не следует поддерживать ни браваду о мнимых «победах» украинской армии в нынешний период условного «перемирия», ни панику насчёт «вот-вот предстоящего» массового вторжения российских войск.

Последнее относится также к братьям-украинцам.

Пусть они обижаются на меня, если хотят, но впечатление такое, что медиа-шумом о скором возобновлении российского наступления они пытаются, прежде всего:

а) замаскировать недостаточность практических мер по подготовке к отражению нового нападения; б) воздействовать на мировое общественное мнение как единственное средство обуздать Россию.

Но излишняя надежда на внешнюю помощь, как известно, коварная штука.

И не только потому, что отвлекает от мобилизации собственных сил, тогда как помощь может в итоге не прийти совсем.

Постоянные крики об агрессии влекут такой же эффект, как в древней притче про пастушонка и волков. Когда грянет полномасштабная агрессия, в мире могут в неё уже не поверить…

Хотелось бы ошибиться в своей скептической оценке готовности Украины к отражению нападения.

Но если я, к счастью, ошибаюсь, то ведь "кремлины" не дураки, чтобы лезть на рожон.

К действию, сопряжённому с реальным риском жестокого поражения, их может подтолкнуть только безвыходность внутренней ситуации.

Пока же до такой ситуации – как российским космическим аппаратам до кометы Чурюмова—Герасименко...

Конечно, российская оппозиция слаба.

И всё-таки ей пристало бы думать не о том, как Украина могла бы спасти Россию, а о том, как бы ей самой спасти и Россию, и Украину. Наверное, даже Украину сейчас – прежде всего, так как с её поражением дело освобождения России крайне усложнится.

Но никто извне не обязан освобождать нас.

Украина же совершенно вправе расценивать слабость и неспособность российской оппозиции остановить войну как потворство оной. Украина вправе отнести свои нелицеприятные оценки провластного большинства россиян также и на всех тех, кто пока лишь "в разговорах на кухне" выражает порицание политике Кремля...

Здесь следовало бы вспомнить практики борьбы за мир, против империалистических войн собственных государств, что были так распространены в прошлом веке в западных странах.

Это, прежде всего, акции во Франции и США против агрессий этих государств во Вьетнаме.

Также поучителен опыт противодействия рабочих тех же США и Франции, а также Англии, военной интервенции против советской России.

В данном случае оценка большевистского режима не имеет значения.

Речь идёт о международной солидарности в борьбе за дело, воспринимавшееся как борьба за общую свободу.

Короче, исторические примеры есть.

Способность извлечь из них практический урок послужит показателем дееспособности российского оппозиционного движения.

Если таковое имеется…