Сирия - рай гангстеров, друзей России

6 августа, 08:24
На протяжении нескольких месяцев армия Асада наступает по всей территории Сирии. Но ее военные успехи стали возможными лишь благодаря массивной поддержке получаемой от России и опричников Асада.

Теперь, после побед над повстанцами опричники Асада устанавливают контроль над многими районами, занимаясь убийствами, грабежом и запугиванием гражданских. Никто не может их остановить, даже сам Асад. Так называемые "милиции" превратились в реальную власть новой Сирии.

После начала войны и масштабного дезертирства из сирийской армии, режим был вынужден пойти на фаустовскую сделку, позволив вооруженным лоялистам сформировать свои собственные м отряды боевиков. Во многих случаях лидеры контрабандисткcих сетей, местные криминальные авторитеты становились командирами таких милиций – и смогли расширить свои империи в обмен на лояльность Асаду. Две самых крупных милиции, Сукур ас-Сахара (Ястребы Пустыни) из Латакии и Кават ан-Нимр (Силы Тигра) насчитывают от трех до шести тысяч боевиков. В дополнение к ним, существуют сотни более мелких милиций. Сирия живет в условиях постоянного дефицита – хлеба, бензина , лекарств. тот, кто контролирует их распределение, наживается очень хорошо, что, в свою очередь, позволяет нанять еще больше боевиков и купить еще больше оружия.

Удерживаемая режимом территория сегодня мало чем отличается от территорий под контролем повстанцев. Она расщеплена и характеризуется постоянной сменой альянсов. Хама – одно из таких мест, настоящее Эльдорадо полевых командиров. Здесь была основана Кават ан-Нимр – вокруг алавитского офицера, связанного с местными бандитами, офицерами разведки ВВС и лидерами племен. Бригада помогла сокрушить восстание в провинции Хама в 2011. Теперь у этой милиции есть несколько баз в разных частях Сирии.

Два ее самых известных командира в Хаме – знаменитый гангстер Али Шелли, и Талаль Дабук. Дабук, как и положено лидеру милиции с таким названием, держит дома льва. Ему нравится скармливать своих жертв диким животным. Оба командира занимаются похищениями людей, грабежами и продажей бензина – в том числе и ISIS. Летом 2016 армия задержала несколько бензовозов, направлявшихся на территорию. подконтрольную ISIS. Цистерны были переданы разведке ВВС – и через некоторое продолжили свой путь к джихадистам.

В начале февраля в Алеппо испытывалась жесточайшая нехватка медикаментов. Милиция Шелли контролирует единственную дорогу в Алеппо. Она конфисковала медикаменты – и перепродала их с большой выгодой для себя. 5 мая 2015 года был опубликован документ сирийской военной разведки, в котором описывается, как Шелли продает оружие и боеприпасы повстанцам. Источником слива, скорее всего, была сама военная разведка, которая ненавидит разведку ВВС и ее клиента – Шелли.

Корреспонденты Spiegel передают рассказы людей , на контролируемых про-асадовскими милициями территориях. Несколько дней назад люди в форме пришли домой к одной женщине, отобрали ее деньги и пытали ее до тех пор, пока она не рассказала, где ее муж прячет деньги. Торговец был похищен неизвестными. Через несколько дней на блок-постах начали останавливать его контрагентов и конфисковать их товары. Фермеры должны платить налог на урожай. Если налог не заплачен, милиция может конфисковать весь урожай.

Иногда армия и военная разведка пытаются положить этому конец. Но все такие попытки заканчивались фиаско. В марте 2016 на севере провинции Хама был арестован лидер христианской милиции – после перестрелки с армией. Его сторонники подняли мятеж – и он был освобожден.

Хуссейн Даюб, начальник местного отделения партии БААС говорит: “Да, у нас есть проблемы”. Сидя под портретом своего президента, он признает, что милиции установили блок-посты и взимают пошлины. Он также говорит, что контрабанда и похищения людей представляют собой большую проблему, но добавляет, что не знает, кто стоит за ними.

В теории, Даюб – очень могущественный человек, глава отделения правящей партии. Но даже он, очевидно, боится немилости милиций, реальных правителей Хамы. В далеком Дамаске министр национального примирения говорит журналистам Spiegel , что режиму известны эти проблемы, и него нет сил, чтобы их остановить.

Главные соперники Кават ан-Нимр в битве за прибыли от контрабанды базируются в Латакии. Металлообрабатывающая фабрика, принадлежащая Мухаммеду Джаберу, расположена в полях к югу от города. Там, где раньше производились тавровые балки сегодня сваривают кустарные ракеты и монтируют скорострельные пушки на грузовики. Комплекс превратился в главную базу и оружейную фабрику Сукур ас-Сахара..

На территории фабрики – серый ангар длиной метров 2000. Рядом, наполовину утонув в грязи, стоят восемь танков Т-72, бронетранспортеры, военные грузовики и тяжелые орудия.

Молодые люди в военной форме топчутся у входа в главный офис. Некоторым из них на вид – не больше 15. Они одеты в камуфляж, у них усталые глаза – они только что вернулись после битвы за Алеппо. Они сбиваются в кучу под дождем, курят среди грузовиков и зенитных орудий. Внутри, там, где раньше стояли полки со счетами-фактурами, разбросаны ящики с амуницией.

После экскурсии по своим владениям лидер Сукур ас-Сахара Мухаммед Джабер препровождает нас в свои апартаменты – на четвертом этаже престижного жилого здания в Латакии, с видом на гавань. Стены облицованы панелями, пол выложен мрамором, гигантский плоский телевизор на стене постоянно показывает пропагандистские видео его милиции. В серванте, в золотых рамках – почетные грамоты от России.

Джабер – грузный, самодовольный человек. Он на протяжении часа говорит о военных успехах своей милиции, периодически крича прислуге, чтобы принесли чай и карты..

Да, наконец он признает, его люди занимаются мародерством, но только очень редко. Он говорит: “В любом месте можно найти черную овцу. Мы – большая группа. Некоторые – хорошие, некоторые – плохие.. Но мы воюем за страну , и это – самое важное”.

В Хаме есть милиции. Они похищают, они грабят, они убивают. Джабер, конечно же, имеет в виду Кават ан-Нимр, своих соперников.

Во время битвы за Пальмиру в марте 2016 года две милиции открыли друг по другу огонь. Делегация, состоящая из высокопоставленных офицеров была немедленно направлена в Пальмиру из Дамаска. С тех пор, люди Асада направляют Сукур ас-Сахара и Кават ан-Нимр на разные фронты.

Мухаммед Джабер и его брат первоначально разбогатели на контрабанде. В 90-х они провозили в Сирию нефть из Ирака, находившегося под санкциями, и затем инвестировали миллионы в металлообрабатывающую индустрию. После начала войны в 2011 они стали поставлять бензин режиму Асада, пользуясь своими старыми контактами.

Для того, чтобы охранять колонны своих цистерн при прохождении через пустыню братья Джабер наняли сотни бывших солдат и уголовников. В августе 2013 Асад подписал декрет, позволяющий предпринимателям вооружать собственные милициии – тем самым дав возможность клептократам превратиться в полевых командиров.

Джабер, однако, уверяют, что его не интересуют ни деньги , ни власть – у него уже есть достаточно и того, и другого.. Скорее, он хочет помочь великому президенту Асаду. После окончания войны он сложит оружие. После этого Джабер неожиданно добавляет: “Мы могли бы контролировать 60% страны, если бы нам позволили”.

У россиян – прагматичный подход к милициям. В зависимости от ситуации, местным полевым командирам может передаваться оружие, медали и селфи с российскими офицерами. В частных разговорах, однако, российские генералы жалуются на шокирующее состояние армии и милиций.

Если полевые командиру станут еще более влиятельными, Асад превратится в свадебного генерала, окруженного кликой грабителей и контрабандистов. И милиции набирают силу: на выборах в прошлом году старая гвардия не показала хороших результатов. Вместо них побеждали кандидаты, поддерживаемые полевыми командирами.

Выборы в Сирии, конечно же, не отражают воли электората. Они только демонстрируют влияние того кандидата, который был избран. Часто говорят, что Асад – ужасен, но он – последняя оставшаяся власть в стране. Усиление милиций показывает, что и эта власть осталась в прошлом.

Gangster’s Paradise
Assad’s Control Erodes as Warlords Gain Upper Hand
By Fritz Schaap (Text) and Christian Werner (Photos)

И в допонение:

Сирийское правительство распустило Лива Сукур ас-Сахра – частную милицию бизнесмена и полковника Мухаммеда Джабера.

Лива Сукур ас-Сахара, наряду с другой частной милицией, Кават ан-Нимр считалась одним из самых эффективных подразделений, воюющих на стороне Асада.

Лива ас-Сахра была распущена после ряда сомнительных инцидентов на фронте. Бригада была развернута в восточной части провинции Хомс. Она должна была принять участие в освобождении города Укайрибат – но снялась с фронта через несколько дней после начала боев. Причиной стал конфликт с сирийской арабской армией и другими про-асадовскими силами.

Четыре дня назад Лива ас-Сахра уничтожила, якобы по ошибке, правительственную колонну с бензовозами. Ущерб превысил два миллиона долларов.

Членам Лива Сукур ас-Сахра предложено вступить в ряды 5-го штурмового корпуса САА или в силы Щит Каламуна.

Полковник Джабер якобы покинул Сирию вместе со своим братом, Айманом Джабером, и в настоящий момент находится в России, где он владеет собственностью.

Айман Джабер – известный в Латакии и в прибрежных областях гангстер, промышлявший вооруженным грабежом задолго до начала войны. Его люди облагали “налогами” многочисленные бизнесы. На первом этапе войны они сформировали костяк шабихи.

Айман и Мухаммед считались ключевыми “бизнесменами”, поддерживающими Асада. Тем не менее, многие их не любили. Нелюбовь находила конкретные выражения. В июле 2016 люди Монтера Асада (кузена президента) окружили дом Аймана в Латакии и некоторое время обстреливали его из тяжелых пулеметов.