13 января, 14:30
К нам пришли, к своим бывшим братьям. На наши свежевыметенные полы. В своих кирзачах. И теперь мы вас ненавидим

Что только не прилетало мне в личку за эти последние бурные годы. На всякие там каза бандеровская уже даже внимание не обращаю. Давно принимаю за комплимент.

Но сегодня вдруг зацепило одно сообщение: ЗА ЧТОООО??! за что вы нас так ненавидите???? . Именно так протяжно и именно капслоком.

Мы - это, соответственно, украинцы, то есть хохлы, то есть бандеровцы , то есть фашисты.

Они- это россияне, то есть братья, то есть одной крови, одного теста и чуть ли не от одной матери.

Мы же столько прошли! А вы нас ненавидите! Все русское ненавидите. За чтоооо???!! - надрывалась моя личка.

А действительно.

За что?

Ну, во-первых, не все российское и не всех россиян. Никто не заставит меня разлюбить Есенина, Ахматову, Блока.

Я никогда не забуду, как задыхалась от восторга, глядя на картины Врубеля в Третьяковке. Мне все так же нравятся Земфира, Высоцкий и Розенбаум.

Я выросла на русской классике. В детстве я вместо альбомов с раскрасками листала альбомы с репродукциями Васнецова, Репина, Брюллова. И Перов для меня драматичнее, чем Жерико, а Достоевский глубже, чем Гюго.

Я это полюбила задолго до Путина и крымнаш .

Да, сейчас крымваш .

Но совестьнаш .

И правданаш .

И богнаш , а от вас отвернулся.

И да, действительно, мы так много прошли с вами вместе. Великую отечественную, Афганистан...

Украинцы получали такие же фронтовые письма, сложенные треугольничком, такие же похоронки, такие же цинковые гробы.

Мы вместе показывали кукиш Америке и кузькину мать всему миру. Ненавидели империализм и буржуев проклятых во время холодной войны.

Цвет украинской нации валил лес и гнил на соседней шконке рядом с вашим в ГУЛАГе...

Потом Чечня.

Когда старший брат сказал, что вся Чечня это сплошные головорезы и бандиты, мы согласились.

Когда Грозный равняли с землей, мы промолчали. Дай, Господи, силы теперь не умереть со стыда.

Когда воевали с грузинами, мы тоже робко постояли в стороне. Старшему брату ведь виднее.

На братскую любовь можно списать любую подлость.

А теперь мы ненавидим вас.

Тех, у кого Путин и гвардейская ленточка на весь микроскопический мозг. За то, что вы пришли к нам.

Может, не вы лично.

Но с вашего молчаливого одобрения или заливистого поощрения пришли другие.У которых русский мир зачесался.

У которых патриотизм жмет голову, карманы и курок от автомата.

К нам пришли, к своим бывшим братьям. На наши свежевыметенные полы. В своих кирзачах. И теперь мы вас ненавидим.

За защиту своих .

За русский мир .

За фашистов и бендеровцев

За гумконвои .

За танки, БТРы, гранатометы и автоматы из военторга .

За наших людей, на коленях встречающих въезжающие в города гробы.

За то, что на наших площадях висят фотографии погибших ребят. Некоторым из них еще не было 19-ти.

За то, что другие 19-летние идут, чтобы сменить уже павших.

За то, что по улицам ходят мужчины с серыми лицами. Издалека кажется, что это пыль. А подходишь ближе и понимаешь, что это война въелась в морщины, в поры, в волосы, в души...

И хорошо если она только въелась в кожу, а не оторвала руки, ноги, не испепелила сердце. И ничем ее не смыть. Только время поможет.

Сколько лет нужно провести в кругу семьи, сколько люлек откачать с новорождёнными детьми или внуками.

Сколько часов провести на рыбалке с сыновьями, братьями или отцами.

Сколько времени должно пройти, чтобы появился блеск в глазах. Сколько нужно будет расчесать и заплести косичек дочерям, чтобы руки перестали предательски дрожать.

Только все это поможет стереть страшную краску с поседевших лиц.

Мы ненавидим вас. За то, что видим пацанов, с которыми учились в школе, или росли на районе, и они одеты в камуфляж. И старше пацаны эти стали на столетия. Даже если по паспорту им 20 лет.

За то, что дети в школах делают журавликов и пишут на них возвращайся домой, дядя .

За жен, на коленях вымаливающих жизни своим любимым.

За старческие руки матерей, поглаживающие фотографии тех, за кого молиться уже поздно.

За скупые слёзы стариков-отцов. Которые храбрятся, держатся. И только потирают периодически где-то там, под сердцем. И седеют, тихо седеют...

За новости сегодня в зоне боевых действий погибло...

За страшное привыкание к этим новостям.

За тонкое детское мам, а папа где?

За дрожащее женское на небе . А потом лишь бы успеть, лишь бы добежать. Захлопнуть дверь и упасть лицом в подушку. И грызть, грызть её и выть страшным неженским голосом.

За будущих невест, которых отцы не поведут под венец.

За страшное слово никогда , вошедшее во многие украинские дома.

Вы принесли его на подошвах своих мерзких сапог.

Я надеюсь, что Света из Ростова получила исчерпывающий ответ?