Иранское золото Демпартии

10 августа, 12:15
К 32 годам у ног Резы Зарраба лежал весь мир. Уроженец Тебриза имел паспорта Ирана, Азербайджана, Турции и Северной Македонии. Его женой стала турецкая поп-звезда Эбру Гюндеш. Его отцом был Хуссейн Зарраб — приближённый Махмуда Ахмадинежада, президента Ирана.

Бизнес шёл. В 2007 году в виде исключения Совет министров Турции даровал Резе Заррабу гражданство за бакшиш в $1,5 млн.

Бизнес шёл. Реза Зарраб держал обменный пункт на Гранд-базаре в Стамбуле. Эта была часть хавалы — теневой банковской системы исламского мира для паралегальных транзакций. Отслюнявил бумажки на базаре в Дохе, получил код, сообщил казанскому связному: брат, забери у брата у мечети «Аль-Ихлас» энную сумму сегодня же.

Процент за транзакцию — божеский, свои ведь люди. Приближённые Зарраба выкладывали в фейсбук себяшки у колонны из пачек денег, превышающей человеческий рост. В 2011 году турецкие таможенники задержали 14 человек, включая личного водителя семьи Зарраба, за попытку провезти из Стамбула в Москву $150 млн наличными; деньги предназначались неким российско-азербайджанским бизнесменам из числа знакомых Резы. Ну, люди свои ведь: сегодня — задержали с поличным, завтра — выпустили с извинениями.

Бизнес шёл. В 2012 году обамовские демократы-миротворцы, толкнув в ООН новый пакет антииаранских санкций, запретили аятоллам международные транзакции в валюте, от SWIFT исламскую республику отключили, кяфиры этакие — но, незадача, забыли в санкционной резолюции упомянуть про запрет международных операций с драгметаллами.

Настал звёздный час сына друга Ахмадинежада — Резы Зарраба. С мая 2012 по июль 2013 Халкбанк, один из крупнейших в Турции, купил на рынке золото на $13 млрд. Это золото использовали для внешнеторговых расчётов Ирана, прежде всего, получения оплаты от покупателей за его нефть. Например, от Индии. На 2013 год та была должна Ирану за поставки нефти $5,3 млрд.; ожидалось, что каждый месяц, погашая долг, Индия будет переводить в Халкбанк по миллиарду долларов. В год получаем $12 млрд — занятно, что цифра почти бьётся с общей стоимостью закупленного Халкбанком золота, хотя, конечно, в схеме были и другие каналы дебета.

Бизнес шёл. Учитывая любовь Зарраба к хавале и фотографирующимся с деньгами курьерам — после индийских валютных траншей золото из Халкбанка перевозилось в Иран в натуре. За один август-2012 из Турции персам так перегнали 36 тонн божественного металла (на $2 млрд); само собой, не напрямую, а через Дубай, где реальные активы тоже крутились, оставляли добрым людям процент, участвовали в ещё более грандиозных схемищах.

Когда обамовскую администрацию тыкали в эти схемы кенийским носом, та отвечала: Турция перемещает золото для частных нужд иранских граждан, не извольте беспокоться.

В 2013 году бизнес встал: друг отца Резы, Ахмадинежад, не мог баллотироваться больше двух сроков и ушёл после президентских выборов в августе; предлагаем читателю подумать, случайно ли закупки золота Халкбанком по ирано-индийской схеме прекратились в июле того же года.

Вне схемы Реза Зарраб перестал быть нужен. В декабре 2013 директор Халкбанка, Сулейман Аслан, был арестован по подозрению в получении взяток от группы граждан, включая и Зарраба.

— Милай, дарагой, через твой банк больше 10 ярдов провели, а ты нам там втираешь, что ты ничего с этого не имел?

При обыске в доме Сулеймана Аслана нашли $4,5 млн в коробке для обуви.

Зарраб же отбыл в США, и американские друзья не подкачали. В марте-2016, когда турецко-иранскому коцессионеру было лишь 32 года, его арестовали в Майами. Он предлагал отпустить себя залог в $50 млн. Но дело вёл прокурор Прит Бхарара (Preet Bharara) — сторонник Демпартии и этнический индиец. Проблема Зарраба была в том, что он слишком много знал об ирано-турецко-индийской золотой схеме и о роли Обамы с Байденом в её организации, а в США приближались выборы.

Параллельно в Турции связанное с Заррабом «Дело Халкбанка» стало принимать неуправляемое течение, грозя уже самому Эрдогану.