Ситуация в Беларуси

27 июля, 15:00
Как Кремль поставил на беларуских оппозиционеров, патриотов и националистов и победил.

Картинка, которую мы сегодня видим в Беларуси очевидно показывает, что народный протест против диктатуры уверенно ведет к власти оппозиционеров.

Все это конечно очень красиво, за исключением того, что никто не хочет признавать, что ведет он их за деньги Кремля, при поддержке СМИ Кремля, при поддержке ЛОВов Кремля.

При этом сам Лукашенко не особенно сопротивляется. Проиграв войну в медиа, благодаря усилиям своего окружения он уверенно взошёл на эшафот.

За годы правления в Минске не было создано идеологического социально-политического института антирусских националистов.

Нет, беларуские националисты не былит так ущемлены как многие думают, и за период 2010-20 продвигали культурные инициативы (орнамент, вышиванку, латинку, историю). Многие чиновники, гос. медийщики, околорежимные бизнесмены полностью влились в движ и по высказываниям и контактам стали неотличимы от бывшей оппозиции. 

По мере оформления этого альянса мантры о смене режима и демократизации стремительно предавались забвению.

Националисты более не посягали на власть Лукашенко, который изображал мудрую, символическую фигуру, частично дистанцируясь от беларусизации и не декларируя её открыто (при этом являясь её главной движущей силой!).

Лукашенко даже сохранял статус союзника РФ, умудряясь получать от неё огромные дотации и ресурсы на избавление от имперской "русской культуры". 

Минск, ранее белое пятно на картах американцев и европейцев, стал настоящим клондайком западных НГО, образовательных и аналитических центров, финансовых институтов и медиа. 

Одновременно было ощущение, что Лукашенко и его спецслужбам удалось сохранить консолидированные элиты и не допустить формирование конкурирующего прозападного лагеря — прозападными становились все элиты сразу, и они по-прежнему признавали главенство Лукашенко.

Мягкий рост национализма даже умудрился, казалось, не расколоть население: пассивное большинство (озабоченное финансовым выживанием) не замечало роста количества вышиванок, орнаментов, бело-красно-белой гаммы и смены риторики в медиа, а активное меньшинство вливалось в движ и принимало его догмы и символы, становясь партнёрами медийщиков, чиновников и бизнеса по беларусизации.

Всё двигалось к триумфальному входу Лукашенко в сообщество цивилизованных лидеров, и к выходу Беларуси из под гнета "русского культурного пространства" и сферы влияния России.. или, по крайней мере, так казалось.

Близость выборов внезапно обнажила, что беларуские националисты стали марионетками Кремля. а Лукашенко просто мешает Беларуси развиваться. 

Близость выборов стала фазовым переходом, институт оппозиционеров националистов набрал критическую массу и стал подменять собой режим.

Осязаемая возможность заработать возвысила искусственный институт оппозиции и резко отделила его от архаичных частей режима, сформированных до 2010 года. НГО, медиа и активисты, ранее братавшиеся с режимом, стали шатать Лукашенко и выступать за альтернативных кандидатов. 

Те самые чиновники, гос. медийщики, околорежимные бизнесмены, влившиеся в националистический движ, стали как минимум высказываться против репрессий режима в отношении восставшей из пепла оппозиции, а как максимум — выступать за иных кандидатов и бунтовать. Консенсус по поводу приемлемости Лукашенко полностью развалился.

Лукашенко, думая, что он самый умный стал заложником тех сил, которые не замечал.

Архаичная часть режима в лице силовиков ответила отколовшемуся институту репрессиями, которые в Беларуси не практиковались ещё с выборов 2010 года. 

Россия после неудавшихся переговоров об "интеграции" (в которых Лукашенко обманул президента Путина как мальчишку), умудриловась способствовать переходу западного протестного института из системного состояния в оппозиционное.

С одной стороны, процессы в Беларуси напоминают Украину, когда тихие националисты стали громкими и скинули Януковича.

С другой стороны в Беларуси очевидно, что роль американских структур сменилась с ведущих на ведомых, в активизации протеста.

Многие ключевые люди и структуры, которые отметились в выходе института из-под контроля Лукашенко, работают на Кремль — тот же Белгазпромбанк, и не только.

Против Лукашенко сегодня работают многочисленные российские либералы, что характерно — подконтрольные Кремлю.

Впрочем, работа против Лукашенко без участия России всегда была невозможной.

Россия, кажется, лишь бросила соломинку на хрупкие весы баланса между противниками и сторонниками Лукашенко на Западе, тем самым изменив повестку дня на выгодную для себя.

Запад теперь поддерживает прокремлевскую антилукашенковскую опподизицю, не задумываясь к каким последствиям это может привести!

Западные НГО включаются в работу против Лукашенко.

А Кремль как может подыгрывает националистам.

Кандидаты и медиа, напрямую связанные с Кремлем, открыто начинают топить за возвращение символики 1994, т.е. БЧБ и Пагони.

Почему?

Оказывается вопрос символики по социологии (наверное, ФСБ-шной) важен для 40% граждан!

Казалось бы это не выгодно России — но нет!

Национализм используется как механизм консолидации против Лукашенко, и уж потом, после оккупации, будет переформатирован в противоположную сторону.

Планировщики и исполнители РФ управляемо накачивают протест против Лукашенко на национальной символике, уверены, что поставив своего человека, они смогут ее с легкостью убрать.

Все пророссийские кандидаты используют беларуский орнамент и говорят о роли мовы, так как — это единственное, под чем сейчас можно собрать оппозицию Лукашенко!!! 

Вместо прямого создания прокремлевской силы, Кремлю приходится идти через хитровывернутые схемы и пакты.

Перекупать западников с откровенно антироссийскими взглядами, что смотрится откровенно жалко. Но выбора оснобенно и нет.

Путину надо убрать Лукашенко. И убирать надо срочно.

Фактически, Лукашенко уже нет.

А что потом?

Когда Лукашенко повалят, от института националистов, как всегда, избавятся, хотя может и оставят. Аналогично тому как это было в Украине.

Людям вышедшим на протест подарят возможность гордиться нацией, но заберут землю и свободу.

Впрочем - посмотрим.

Скучно в августе в Беларуси точно не будет.